В тисках краба. Часть I

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

В тисках краба. Часть I

"В редакцию с похожими предложениями звонят часто - любит русский человек открыть глаза соотечественникам на безобразную Родину. На вопрос: «А доказательства у вас есть? Документы, фотографии, пленки с записями?» - правдоборец, как правило, удивленно отвечает: «А зачем вам? Если бы у меня были документы, я бы их в прокуратуру отнес».

У «Олега» документов тоже не было. Но названные им имена - больше года на слуху у общественности. Убийство генерала Гамова, губернатора Цветкова, громкое отстранение Евгения Наздратенко от должности «главного по рыбе» - клубок змей. Все запутано, концов под водой не видно. 
И я решила сходить на встречу. Вдруг что-нибудь на самом деле расскажет. Даже маленькая деталь может пролить свет на тайну смерти генерала Гамова и авторитета Якута, «державших» Сахалин под своею властью. 
На встречу со мной пришел высокий обрюзгший брюнет лет 40-ка. Не знаю, все ли в его рассказе правда... 
Якут поднялся на грузинские деньги 
Василий Евгеньевич Наумов родился в 1949 году на Украине, в Луганской области. Семья жила бедно. В поисках сытой доли родители переехали в Казахстан. Повзрослевший Вася подался на северные заработки, в Якутск. На лето он ездил к родственникам в Луганск. Связи с родными местами не терял. Именно здесь из друзей детства сформировал он свои первые отстрельные команды. 
Университетов не кончал, но и от тюрьмы Бог уберег. Так и встретил начало перестройки человеком с незапятнанной анкетой. Приторговывал кое-чем по мелочи, звезд с неба не хватал. 
В 1991 году он перебрался с «другом Вовой» в места побогаче, в Южно-Сахалинск. Город этот тогда пытался подмять под себя «вор в законе» по кличке «Джем». 
Справка «Stringer»: 
Похороны Джема
Джем, он же Евгений ВАСИН, родился в Комсомольске-на-Амуре 10 ноября 1951 года в День милиции. Первую судимость получил в 14 лет за кражу. Последние 20 лет считался «хозяином края». Контролировал лесной, икорный и нефтяной бизнес. «Общак», который держал Джем, оперативники оценивают от 3 до 6 миллионов долларов. Открыл фонд «Сострадание», помогавший бомжам и заключенным. Организовал для беспризорников спортлагерь. Боролся с наркомафией. 
Умер в октябре 2001 года в СИЗО от острого сердечного приступа, не дожив до суда. 
Основные деньги зарабатывали тогда на автомобилях из Японии и Кореи. 
Свою счастливую карту Наумов получил из рук Вахи и Рауля. Ребята эти представляли интересы московской грузинской мафии и были командированы на Север, для того чтобы подготовить базу борьбы с местными и Джемом за перспективный регион. 
В качестве «подъемных» в Южно-Сахалинск грузины прислали пятнадцать вагонов с тогдашним дефицитом - югославскими макаронами, сигаретами и российской тушенкой. Торговлю доверили друзьям из Якутска. Распродав этот товар за полтора года, «Евгеньич» (такая тогда была кличка у Наумова) и «Якут» (такую кличку присвоили его близкому другу Вове-каратисту) заработали свой первый миллион долларов. По тем временам и в тех местах деньги бешеные. 
Первым делом Вася Наумов подался на Украину. Но не к себе в Луганск, а в Ялту. Купил там коттеджи - себе и «другу Вове». А заодно привез на курорт кое-кого из своих луганских - вроде отдохнуть. Они-то за десять тысяч долларов и грохнули «друга Вову», когда тот своей семье Черное море показывал. От него Васе досталась кличка «Якут». Не хотел Василий Евгеньич с товарищем миллионом делиться. Да и толку от того уже было немного - за три года борьбы за власть в Южно-Сахалинске «друг Вова» всех, кого надо, припугнул-завалил. И местная братва, сначала в штыки встретившая варягов, смирилась, исправно платила в общак. 
Кличка «Якут» - не в смысле разреза глаз - внешне-то оба «якута» были простыми славянскими пареньками. «Якут» - значит «переехавший из Якутска». 
А Ваха с Раулем кончили так, как им и положено было - контрольными выстрелами в голову. Сначала Вахе в квартиру в Южно-Сахалинске в 1993 году гранату бросили люди Джема. Ранили. Грузины из города в столицу уехали. В Ваху из автомата стреляли, бомбу под джип подкладывали. Судьба его хранила, но от пули киллера в 1994 году не сберегла. 
А потом, в 1996 году, Рауля в подъезде его московского дома по улице Сходненской застрелил наемник. По официальной версии - из-за разногласий с верхушкой грузинской мафии. Не хотел, мол, старый «вор» молодых за деньги короновать. Но это неправда. Сам он к тому времени уже все правила нарушил - женился, жил с женой Мананой в законном браке, сына растил. Это Джем Раулю отомстил за то, что тот сладкий Сахалинский регион увел. 
Справка «Stringer: 
В Интернете есть сайт, посвященный событиям и датам. В разделе «Почтим память» на 18 ноября приходятся три фамилии - диктатора Испании Франко, народного артиста СССР Зиновия Гердта и «вора в законе и президента ТОО «Иверия» Рауля Гогелавы». 
Золотая рыбка 
К середине 90-х стало понятно, что главное богатство региона, доступное братве, - не автомобили. К тому времени подержанные иномарки сплошным потоком пошли из Европы. В отличие от японских и корейских, у них, как положено, был левый, а не правый руль. Поступления в общак снизились. Необходимо было найти новые статьи дохода. 
Полная неразбериха в организации рыболовства, мрак приватизации, продажность чиновничества закончились тем, что контроль над отраслью оказался в руках криминала. А для Сахалина это значило - в руках «Якута». 
Первый хозяин острова - губернатор академик Валерий Федоров организовал несколько рыболовецких коммерческих структур так, что они не были подконтрольны уголовной мафии. Но государству тоже не подчинялись: деньги уводились и до сих пор уводятся в оффшорные зоны. Валерий Федоров давно уехал с Сахалина, но коммерческое его предприятие живет. 
Как было поставлено дело в империи Наумова - Якута? Корабли - чужие и его собственные (а таких, по разным данным, было от 7 до 40), вели в российских водах промысел - ловили краба, морского ежа, гребешков и рыбу минтай. В наши порты не везли - здесь даже по себестоимости товар этот не берут. По 200 рублей за килограмм краба платить никто не соглашается. А дешевле его отдавать - затраты на топливо не вернешь. И даже если найдется тот, кто его по 200 рублей возьмет - куда он его денет? В России краба столько, сколько рыбаки ловят, не съедят. Официально же купить краба, заплатить все российские налоги, а потом в Японию отвезти - никакого финансового смысла нет, прогоришь в первом же рейсе. 
Минтай отвозили в Южную Корею - по 1-3 доллара за килограмм. Остальное забирали японцы в портах острова Хоккайдо. За неразделанного камчатского краба в среднем давали по 8-10 долларов, за синего - 6-8, за опилио - 4-6. За ежа и гребешка - 6-4 доллара. Цены эти на 35 % ниже тех, по которым у нероссийских рыбаков выкупают товар. И японцы их все время понижают. 
Получив деньги, капитан расплачивался с остальными участниками бизнеса. Допустим, дали ему за товар 100 тысяч долларов. 50 тысяч из них - владельцу судна. Он из них 10 тысяч - крыше, то есть Якуту. Якут на эти деньги покупал лояльность японских портовых офицеров, содержал штат доверенных людей на берегу в России. 20 тысяч долларов получали пограничники. 10 тысяч - налоговая инспекция. Остальное шло на содержание судна, топливо, зарплату команды. В среднем матросы получали 1000 долларов в месяц, капитан - 2000. Еще на судне за 100 долларов в день работал «смотрящий от владельца судна». 
Однажды случайно я был свидетелем разговора Якута с начальником полиции одного из портов Хоккайдо. Бедный переводчик не знал, как переводить наглые, самоуверенные фразы Наумова японскому чиновнику. Евгеньич унижал его, как какой-нибудь солнцевский бригадир черножопого директора овощного рынка. И японец все сносил с улыбкой. 
В год Якут продавал крабов на миллиард долларов, ежа - миллионов на 600-800, гребешка и рыбы - на 600 миллионов вместе взятых. То есть его личный заработок составлял около 250 миллионов в год. Это не считая доходов от собственной рыбной флотилии. 
Из этих денег он подкупал чиновников налоговой инспекции, департамента рыбного хозяйства, пограничников и капитанов портов Хомска, Невельска и Корсакова. Кроме регулярных выплат, случались непредвиденные расходы - проверки и неувязки. Однажды пришлось наумовского посаженца Сашу Аксенова из СИЗО выкупать. Тот беспредельщик был, на голову больной. Даже в сумасшедшем доме лежал. Ему мало было денег от промысла - умудрился еще кого-то похитить, требовал выкуп. 300 тысяч долларов ментам за него отдали. 
Среднюю зарплату в 1000 долларов Якут платил 1200 человеко-единицам. 30% - из собственных средств, остальные - за счет судовладельцев. 
И еще что-то он платил в Москву. Через доверенных лиц. У него и жена с сыном в столице жили. Милая такая женщина, красивая. Брюнетка восточного типа. Для виду в какой-то фирмочке бухгалтершей числится. Сейчас человека, которому он деньги передавал - Чиро Шония, арестовали. 
Справка «Stringer» ... 
В досье пресс-центра МВД о 37-летнем Чиро Шония сказано: «вор в законе, судим за оружие, грабежи и побег из СИЗО, законченный наркоман, дебошир». Публичные скандалы Шония - его фирменный знак. В одном из казино Южно-Сахалинска до сих пор помнят, как раскуражившийся авторитет исполосовал лицо сотрудника милиции осколком стеклянной пепельницы. Но и тогда ему удалось уйти от ответственности. 
Были, конечно, такие, которые пытались уйти из-под «опеки» Евгеньича. Паша Иванов, например. У него два своих корабля было - подсуетился при приватизации. Паша в общак платить отказался, да еще попытался выкупить акции рыбоперерабатывающего завода в Чехове (Сахалин). А там уже внешним управляющим человек Наумова сидел Вася Шадрин. Чтоб другим неповадно было, Иванова убили. 
Самыми главными противниками Якута всегда были бандиты из Комсомольска-на-Амуре. Якута даже ранили в 1998 году в перестрелке. Лечился он в Германии, а потом уж в Японию перебрался, на Хоккайдо. И вернуться в Россию уже не мог: на него охотились и бандиты, и силовики. 
15 июня 2001 года на офис Наумова в Вакканайе было совершено бандитское нападение. С автоматами. Двух сотрудниц-японок ранили, одного охранника убили. После этого интерес к деятельности Якута со стороны правоохранительных органов Японии усилился. И визу ему в мае 2002 года не продлили. Он к тому времени уже в Саппоро жил, от преследователей прятался. 
Перебрался в Южную Корею, в Пусан. Оттуда «рулить процессом» было сложнее. А тут еще случилась заваруха с Гамовым. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации