ГКЧП: процесс, который не пошел

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

ГКЧП: процесс, который не пошел Трехдневная эпоха. Часть III

"Будучи неоднократно допрошенным по изложенным обстоятельствам, обвиняемый Крючков от дачи показаний, соответствующих действительности, уклонился. Как и в случае со встречей на объекте "АБЦ" 5 августа 1991 года, создавая видимость отсутствия подготовки к захвату власти, первоначально он показал:

"...У нас есть специальное управление. Я дал указание начальнику управления... что надо временно отключить связь. Сказал об этом 18-го числа, где-то вечером, Беде А. Г... мотивировал тем, что мы решили пойти по пути, о чем уже говорил, создания специального комитета". 
Т. 2, л. д. 1-18. 
Затем, будучи уличенным конкретными доказательствами, на последующих допросах он дал следующие показания: 
"...Вопрос об отключении связи в резиденции в Форосе был решен 17 августа 1991 года на встрече на объекте "АБЦ"... Поручение на этот счет было дано Агееву и Беде". 
Т. 3, л. д. 22-44. 
"...Мы отключили связь для того, чтобы пару-тройку дней можно было действовать для наведения порядка... Вот на это время он (Президент СССР) был отключен от связи - раз. И изолирован не изолирован, а ограничен пределами этого участка - это два. 
...Команду Плеханову дал я. 
...Они (Плеханов, Генералов) понимали, что совершают преступные действия, но мы не думали тогда, что это является преступлением, потому что нами все-таки двигали другие совершенно чувства и стремления". 
Т. 2, л. д. 1-18. 
"...В случае его (Президента СССР) несогласия действовать предполагалось самостоятельно... Поскольку через несколько дней предполагалось заседание Верховного Совета СССР, на котором, по нашему убеждению, введение чрезвычайного положения было бы одобрено, важно было в эти дни сохранить видимость нейтралитета Президента СССР. Поэтому казалось разумным отключить с ним связь. В связи с этим я принял необходимые меры - в Форос мною был направлен начальник службы охраны Плеханов с соответствующими указаниями..." 
Т. 2, л. д. 179-200. 
Однако приведенные показания обвиняемого Крючкова о времени принятия решений, связанных с изоляцией Президента СССР, опровергаются собранными по делу доказательствами. 
Так, допрошенный в качестве свидетеля Агеев Г. Е., называя вещи своими именами, показал, что примерно 16 августа 1991 года во второй половине дня Крючков вызвал его к себе в кабинет и сообщил, что создается Государственный комитет по чрезвычайному положению. Из пояснений Крючкова он понял, что цель создания ГКЧП и введения чрезвычайного положения заключалась в том, чтобы не допустить подписания Союзного договора, которое намечалось на 20 августа 1991 года. В этой связи со слов Крючкова он понял, что члены ГКЧП намерены слетать к М. С. Горбачеву, отдыхавшему в Форосе, и предложить передать власть в руки ГКЧП. В случае отказа удовлетворить это требование предполагается изолировать его и отключить все виды связи. Для решения этой задачи Крючков дал ему указание к 10 часам утра 18 августа 1991 года сформировать группу связистов, которые вылетят вместе с членами ГКЧП в Форос и при необходимости отключат связь у Президента СССР. 
Приступив к выполнению указания Крючкова, он отозвал из отпуска начальника Управления правительственной связи Беду А. Г.  Т. 4, л. д. 184-189. 
Это обстоятельство находит свое подтверждение и в показаниях свидетеля Калгина Е. И., являвшегося начальником 12-го отдела КГБ СССР, который также был отозван из отпуска 15 августа 1991 года и получил указание Крючкова организовать слуховой контроль за абонентами правительственной связи. 
Т. 10, л. д. 190-191  Таким образом, приведенные доказательства позволяют сделать вывод о том, что в процессе подготовки к захвату власти заблаговременно были продуманы и мероприятия, позволявшие изолировать Президента СССР по месту его отдыха в Крыму, а Крючковым в этих целях к заговору были привлечены подчиненные ему по службе Агеев Г. Е., Плеханов Ю. С. и Генералов В. В. 
Прослушивание и отключение абонентов правительственной связи Начиная с 15 августа 1991 года в комплексе мероприятий по подготовке к захвату власти Крючков В. А. организовал прослушивание телефонов ряда руководителей страны и России, демократических лидеров из числа вероятных противников заговора. 
В этих целях 15 августа 1991 года он отозвал из отпуска начальника 12-го отдела КГБ СССР Калгина Е. И., которому поручил во взаимодействии с Бедой А. Г. организовать прослушивание телефонов абонентов правительственной связи: Б. Ельцина, А. Руцкого, Р. Хасбулатова, И. Силаева, Г. Бурбулиса, В. Бакатина, А. Дзасохова, М. Полторанина, И. Лаптева с целью выяснения их реакции и предупреждения возможного противодействия задуманному, а также контроля за местонахождением на случай принятия решения об их изоляции. Помимо этого, он поручил организовать слуховой контроль телефонов Лукьянова и Янаева, которым в заговоре отводилась особая роль, и его успех во многом зависел от стабильности их позиций. 
В тот же день Агеев провел инструктаж Беды А. Г. и Калгина Е. И. 
Действуя во исполнение полученного задания, Беда А. Г. поручил непосредственную организацию слухового контроля начальнику 3-го отдела УПС КГБ Роганову Н. Ф., а Калгин Е. И. - начальнику 6-го отделения 12-го отдела КГБ Зуйковой Л. А., под руководством которых на протяжении с 16 по 21 августа 1991 года велось прослушивание телефонных переговоров указанных Крючковым лиц. Полученную при этом информацию контролеры Лапина Т. А., Кузнецова Л. В., Тимофеева Е. В., Володченко Е. А. докладывали Калгину Е. И. и Зуйковой Л. А., а затем по указанию Калгина представлявшую интерес оформляли письменно для передачи Крючкову, а в его отсутствие - Агееву. 
По прибытии вечером 18 августа 1991 года Президента РСФСР Ельцина Б. Н. из Алма-Аты в г. Москву по указанию Крючкова прослушиванию были подвергнуты все обслуживавшие его телефонные аппараты, установленные на рабочем месте и даче. Утром 19 августа 1991 года, когда обозначилось резкое противостояние руководства России действиям заговорщиков, Крючков приказал отключить от работы все аппараты правительственной связи у Ельцина Б. Н. и часть у Бурбулиса Г. А. и Силаева И. С. 
21 августа 1991 года перед выездом в Форос Крючков, понимая провал заговора, отдал указание о прекращении слухового контроля и уничтожении всех материалов - рабочих и магнитофонных записей, что и было выполнено в тот же день. 
Допрошенный по данному эпизоду преступной деятельности обвиняемый Крючков В. А. показал: 
"...Примерно 15 или 16.08.91 я попросил бывшего начальника 12-го отдела Калгина подъехать в Комитет. Он был в отпуске. Не посвящая в суть предстоящих событий, я поинтересовался: возможен ли технический слуховой контроль за некоторыми аппаратами правительственной связи. Он пояснил, что эти вопросы должны решаться с участием Управления правительственной связи. По-моему, 18.08.91 я сказал Агееву Г. Е., чтобы он проработал этот вопрос с ... начальником УПС Бедой и Калгиным. Договорились, что он организует реализацию этого вопроса. Речь шла о контроле за аппаратами правительственной связи Б. Ельцина, Р. Хасбулатова, И. Силаева и, кажется, Г. Бурбулиса. Важно было знать обстановку вокруг указанных лиц и получить возможность с помощью этого знать их место нахождения. Технически этот вопрос был решен. 
...В разговоре с Б. Ельциным в ночь на 21.08.91 узнал, что не работает в его кабинете аппарат секретной связи. Дал немедленно указание тотчас же включить эту связь, что и было сделано. (Вот какой законопослушный Крючков! - Ред.) 
Т. 2, л. д. 211-216. 
Давая показания по предъявленному обвинению, Крючков В. А. добавил: 
"...Были взяты также на контроль телефоны Янаева и Лукьянова - 19-20 августа. Цель - фиксирование возможных угроз, запугивания, шантаж, провокация, и тут было важно знать, от кого исходит это. Мы об этом даже договаривались. Янаев, например, знал об этом. Мы с ним условились 18 августа. По-моему, предупреждал я об этом и Лукьянова". 
Т. 3, л. д. 137-151. 
О том, что данные показания, как и по другим эпизодам, несмотря на частичное признание содеянного, изложены обвиняемым Крючковым В. А. с выгодных для него позиций, свидетельствуют имеющиеся доказательства. 
Так, свидетель Калгин Е. И. показал, что 15 августа 1991 года он был отозван Крючковым из отпуска.   17 августа в первой половине дня Крючков дал ему устное указание поставить на контроль телефонные аппараты Руцкого, Силаева, Хасбулатова, Бурбулиса, а также Янаева и Лукьянова, что и было сделано. 18 августа 1991 года по команде Крючкова на контроль были поставлены телефонные аппараты Ельцина. 
В соответствии с порядком, определенным Крючковым, контролеры 6-го отдела, осуществлявшие прослушивание, поступавшую информацию докладывали начальнику отдела Зуйковой, а та - ему. А в отсутствие Крючкова - Агееву. 
Прослушивание телефонов указанных абонентов осуществлялось до середины дня 21 августа. Затем по указанию Крючкова оно было прекращено, а все связанные с этим документы и материалы уничтожены. 
Т. 10, л. д. 190-191. 
19 августа 1991 года, около 11 часов, в процессе выполнения поставленной задачи свидетель Беда получил по телефону указание Крючкова отключить связь у трех абонентов: Ельцина, Силаева и Бурбулиса, которые пользовались телефонными аппаратами, установленными в здании ВС РСФСР в служебных кабинетах, а возможно, и на дачах. Около 12 часов он передал это указание Роганову для исполнения. 20 августа около 18 часов ему позвонил председатель КГБ РСФСР Иваненко и от имени президента РСФСР попросил восстановить отключенную связь. Доложив по телефону Крючкову об этой просьбе, сказал ему, что не имеет смысла держать отключенными только эти телефоны, с чем Крючков согласился и разрешил восстановить связь. 
Т. 10, л. д. 172-178. 
Этими показаниями опровергается утверждение обвиняемого Крючкова о том, что связь у президента России Ельцина Б.Н. была восстановлена по его инициативе. 
Подтверждая эти показания, свидетель Тимофеева Е.В., работавшая заместителем начальника 6-го отделения 12-го отдела КГБ СССР, пояснила, что 16 августа 1991 года она была отозвана Зуйковой Л.А. из очередного отпуска и, дежуря с 18 августа посменно в качестве контролера, прослушивала телефоны Янаева и Лукьянова. Полученную при этом информацию устно докладывала Калгину, который порой просил оформить это письменно. 21 августа примерно к обеду прослушивание было прекращено, а с 18 часов телефоны абонентов были сняты с контроля. (Любопытно: заговорщики и друг друга прослушивали. - Ред.). 
Т. 10, л. д. 180-181. 
Подготовка к изоляции президента России и демократических лидеров Готовясь к захвату власти и введению в стране чрезвычайного положения, участники заговора предвидели возможность противодействия осуществлению их замыслов со стороны демократически настроенных лиц, имеющих влияние на общественное мнение. Осознавая, что в этом случае потребуются жесткие меры, вплоть до ограничения свободы, в т.ч. и лиц, обладающих статусом народного депутата, Крючков предусмотрительно решил силами КГБ СССР установить за некоторыми из них наружное наблюдение. Основное внимание при этом было уделено президенту РСФСР Ельцину Б.Н. 
Понимая, что задержание всенародно избранного президента России будет прямым свидетельством антиконституционности их действий, участники заговора предусматривали возможность склонить Б.Н. Ельцина к поддержке ГКЧП путем переговоров, и лишь на случай отказа - его изоляции. 
Вызвав около 11 часов того же дня начальника 7-го Управления КГБ СССР Расщепова Е.М., Крючков приказал ему силами вверенного управления организовать отслеживание обстановки в г. Москве и совместно с Прилуковым Е.М. определить круг лиц, влияющих на формирование общественного мнения, к которым необходимо будет принять меры. Помимо этого, касаясь мероприятий в отношении Б.Н. Ельцина, он приказал обеспечить их силами группы специального назначения "А" под командованием Карпухина В.Ф. Подробные указания на этот счет распорядился получить у Грушко В.Ф. 
Во второй половине того же дня Грушко направил Расщепова, Карпухина и заместителя начальника 3-го Главного управления КГБ СССР Калганова Ю.И. к Ачалову В.А. для согласования совместных действий. На совещании, где, помимо перечисленных лиц, присутствовал и Грачев П.С., Ачалов проинформировал собравшихся, что президент РСФСР Ельцин Б.Н. намеревается вернуться из г. Алма-Ата в г. Москву 18 августа 1991 года. Посадка самолета планируется в аэропорту "Внуково-2". Он предложил примерно за 40-50 минут до посадки приказать командиру самолета изменить маршрут и посадить самолет на военном аэродроме "Чкаловский", расположенном в Щелковском районе Московской области. После приземления пригласить Ельцина Б.Н. в один из кабинетов для встречи с представителями руководства страны. В это время группа "А" КГБ СССР и подразделения ВДВ МО СССР должны нейтрализовать охрану Ельцина Б.Н. В случае отсутствия взаимопонимания доставить Б.Н. Ельцина в военно-охотничье хозяйство "Завидово", где и содержать под охраной необходимое время. 
(Продолжение следует) "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации