ГУТАперчивые мальчики

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Новая Газетаorigindate::05.06.2000

ГУТАперчивые МАЛЬЧИКИ,

или Что роднит секретаря обкома с уголовниками

Виктор Некипелов

Сращивание части властных структур с криминалитетом уже стало общим местом. В некоторых регионах страны даже местное население перестало различать, кто ими правит: избранный губернатор или приведенный к власти уголовный авторитет. Но это, как говорится, проблема одного региона. В нашем же, московском, случае подобный симбиоз может вскоре обернуться такими потрясениями для страны, по сравнению с которыми дефолт двухлетней давности покажется мелкой неприятностью.

Как вы думаете, что может объединять бывшего секретаря Свердловского обкома КПСС Юрия Петрова и бывшего уголовника с четырьмя судимостями Юрия Гущина (кроме имени)? А объединяет их мощнейшая финансовая структура «Госинкор-холдинг», протянувшая свои щупальца от Владивостока до Багамских островов и «завязанная» на столько серьезных государственных и частных организацях, что легкий чих в ее руководстве вызывает массовые сердечные приступы по всем этим структурам...

Пересечение параллельных прямых

К своему нынешнему союзу вышеназванные подельн... виноват, партнеры шли разными путями. Юрий Гущин (кличка в уголовном мире — Картавый) со своим заместителем, тоже ранее судимым Юрием же Хлебниковым (откликается на кличку Смышленый) основали Гута-банк и тихо зарабатывали свои капиталы. Банк был, прямо сказать, средненький, звезд с неба там не хватали, и до 1996 года о нем мало кто знал. Да и то сказать: каков поп, таков и приход. Об уровне руководящего интеллекта лучше всего скажет цитата из допроса Юрия Гущина по делу об убийстве одного из его партнеров, некоего Львова (орфография сохранена):

«Львова знаю с 1969 года. Отношения били хорошее, вместе до 1979 года занимались противоправной деетельностью: игра в карты на деньги с обманом граждан, «ломка» чеков у «Внешпосилторга» и у магазинов «Березка». В 1979 году я бил осушден вместе с Хлебниковым Ю.В. по ст. 147 ч. 3 к 9 г. л./ св...»

Судя по тексту, кличку свою Гущин получил не зря. И по части облапошивания доверчивых граждан опыт тоже имел немалый, поскольку остальные судимости — по таким же или схожим статьям. Они с Хлебниковым хотели развернуться и в столице. Но, во-первых, Москва — это не Кузбасс (оба родом оттуда), и народ тут довольно тертый. А во-вторых, ощущалась явная нехватка, так сказать, первоначального капитала. Так бы они и пробавлялись всякой банковской мелочевкой типа отмывки бандитских денег или комбинаций с авизовками, если бы чудесным образом не встретился на их пути Юрий Петров.

Переход от коммуниста к олигарху

Жизненный путь Юрия Владимировича тоже не был простым. После школы начинал зуборезчиком на заводе, потом окончил Уральский политех, прошел все ступени партийной работы. Фактически он шел по стопам Бориса Ельцина и также стал партийным лидером крупнейшей области Урала. Да только где-то промахнулся: потому что просто так руководителя крупнейшего региона не отправляют послом в такое государство, как Куба. После путча свердловская команда, заправлявшая на тот момент в Кремле, вспомнила о земляке. Юрия Владимировича вытащили в Москву, стряхнули с него тропическую пыль и доверили пост главы президентской администрации. Но тут злобные журналисты что-то пронюхали, что-то раскопали, и пресса подняла такой крик, что Петрова пришлось убрать от греха подальше. Всплыл он снова уже в качестве, так сказать, государственного бизнесмена, руководителя Государственной инвестиционной корпорации.

Молодой российской демократии инвестиции были очень нужны. Поэтому корпорации для удобства ведения переговоров немедленно были выделены несколько солидных особняков в центре столицы, госдача «Заречье-4», а также целый дачный поселок Жаворонки. Согласно указу президента, корпорация также получила 5,5 тонны золота, 1,419 тонны платины, 1000 каратов бриллиантов, 335,5 килограмма родия и 1,5 тонны палладия. Официально они предназначались в качестве залога при предоставлении финансовых гарантий иностранным инвесторам.

Юрий Петров поначалу так был обескуражен свалившимся на него богатством, что в результате из корпорации через АО «Ювелирпром» исчезли только бриллианты на смехотворную сумму всего лишь в 724 тысячи долларов США. Следом, естественно, исчез и сам «Ювелирпром». Однако щедрость нашего первого президента известна всем, и в 1996—1997 годах к имеющемуся добру были добавлены 300 тонн серебра, 10 — родия и 30 тонн палладия. Следует заметить, что два последних металла по цене в несколько раз дороже золота, не говоря уже о серебре, и в любой стране являются стратегическим сырьем. По, так сказать, собственной стоимости господин Петров на тот момент уже стал вровень с крупнейшими олигархами: мог стать владельцем заводов, газет, пароходов, покупать политиков, делать себе паблисити. Однако он хорошо запомнил горький опыт общения с прессой и старательно избегал любой засветки. И сидеть бы с тихой грустью Юрию Владимировичу на этой горе драгоценностей, но к тому времени он уже успел познакомиться и с Гущиным, и с Хлебниковым. А уж те-то знали, как найти применение такому добру, так как имели на двоих больше десяти лет отсидки за кражи.

Комбинация из трех Юриков

Для развития серьезной совместной деятельности партнерам требовалось оформить свои отношения официально. И, поженив «Госинкор» с «Гутой», создали брачное семейство под названием «Госинкор-холдинг». Приданое было солидным: по данным проверок, «Госинкор» не пожалел для счастливой семейной жизни 1,505 миллиарда рублей (здесь и далее суммы даны в неденоминированных рублях). То есть выложил из широких штанин 96,8% имеющегося у него капитала. Государственного, естественно. Фактически государственная структура за государственные деньги приобрела коммерческий банк. Злые языки, правда, утверждают, что в ответ Юрий Гущин приобрел в собственность Юрия Петрова. А дальше семейство стало усиленно размножаться: за три года родились и выросли свыше сорока «дочек». Имена ласкали слух: от слегка пугающего «Инкор-страх» до нейтральной «Вертикали» и стильной «Афродиты Лтд». Понятно, что для содержания такой прожорливой оравы нужны немалые средства. И процесс их добывания заработал быстрее конвейера АвтоВАЗа.

Для начала разобрались с дармовыми драгоценностями. 300 тонн серебра были через Гута-банк проданы Центробанку. В результате государство лишилось 5 миллиардов рублей. Затем за границу по дешевке загнали 10 тонн родия и 30 тонн палладия. Общий ущерб — 170 миллиардов рублей. После занялись доставшейся в наследство недвижимостью. Государственные здания реализовывались не по простой, а по очень простой схеме. Например: солидный особняк на Мясницкой, 35 сам «Госинкор» продать не мог. Поэтому создается частное ЗАО «Госинкор-траст», и этой «дочке» щедрой «папиной» рукой здание отдается в полное распоряжение. Но чтобы «дочка» не думала, что все ей будет доставаться даром, «папаша» здание ей продал. Правда, за чисто символическую сумму — 50 миллиардов рублей, то есть за 15% реальной стоимости. «Дочка» тут же запустила в апартаменты постояльцев и принялась стричь купоны, для вида отстегивая государственному «папе» тоже примерно по 15% от реальной стоимости аренды.

Дальше в дело уже включилась и «мама» «Гута». Через нее, а также через уже взрослых «дочек» деньги потекли в семейные чулки, размещенные в разных теплых оффшорных местах. Только на Багамских островах, по данным Интерпола, обнаружилось десять таких небольших резервуаров. Переселились туда и некоторые «дочки», в частности «Афродита Лтд». Понятно, ехать за границу с пустыми руками несолидно, и «Афродита» в качестве приданого прихватила целый дачный поселок — вышеупомянутые Жаворонки. Понятно, что она не смогла унести его с собой: просто поселок перешел в ее собственность. Так сказать, со всеми потрохами. Это вообще отдельная песня: такое не удавалось даже самым могущественным олигархам. Славные деяния наших гутаперчевых мальчиков можно описывать еще долго, но для этого не хватит и целой газеты. Скажу лишь, что, по данным разных контролирующих органов, в результате государство потеряло примерно 500 миллионов долларов. Таким образом, комбинация из трех Юриков сложилась для государства в весьма внушительную комбинацию из трех пальцев.

Глас вопиющего в юридической пустыне

Нельзя сказать, чтобы с набирающим силу криминально-государственным монстром никто не пытался бороться. Приезжали комиссии из разных ведомств, проверяли, докладывали о результатах в самые высокие инстанции. Только Счетная палата проверяла холдинг дважды — мало кто удостаивался такой чести. Результат — тишина. Даже Александр Коржаков написал официальное письмо Юрию Скуратову с просьбой разобраться в здешнем беспределе. Но тогда Скуратов еще предпочитал белым одеждам борца с коррупцией синий прокурорский мундир от «Мабетекса», так что ответом было молчание. А Коржаков к тому времени уже был простым депутатом и повторить операцию «мордой в снег» уже не мог.

Наиболее же подробные и страшные цифры и факты приводятся в справке по результатам проверки «Госинкора» Главным контрольным управлением президента. На почти тридцати страницах скрупулезно перечисляются изумительные по своей наглости аферы и махинации, в том числе и все вышеописанные. Там же сообщается, что подобные действия не могли совершаться без попустительства, а то и прямого содействия руководства Госкомимущества и Центробанка. Вообще справка поражает объемом данных и смелостью оценок. Что и неудивительно: руководителем управления тогда был Владимир Владимирович Путин...

Наверняка результаты были отправлены адресату. Ответа не последовало. Честно говоря, непонятно, как Юрий Петров мог так долго оставаться непотопляемым. Может быть, потому, что при деловых и иных встречах он неизменно подчеркивал свою близость к президенту. А может быть, как писала газета, «Госинкор» сам выполнял задачу пополнения казны большой «семьи», так сказать, на черный день? Возможно, ответ мы скоро узнаем. Потому что кто-то из проверявших, видимо, отчаявшись достучаться до верхов, запустил часть компрометирующей информации в Интернет и она стала достоянием гласности.

Пресс-оправдание или пресс-признание?

Реакция обвиняемых оказалась быстрой и предсказуемой. Уже через несколько дней они собрали журналистов на пресс-конференцию. Отвечали на вопросы руководитель холдинга Юрий Петров, президент Гута-банка Александр Петров и председатель совета директоров банка, то есть фактический владелец, Артем Кузнецов. Второй — сын Юрия, который Петров, третий — зять Юрия, который Гущин. Этакий милый симбиоз государственного, частного и семейного капитала. В других странах даже при наличии такой семейственности ее по крайней мере бы не рекламировали. Здесь же Юрий Петров без тени смущения сообщил присутствующим, кто кому и кем приходится. Журналисты делились на две категории: читавших сайт и слышавших о нем. Решив, видимо, что вследствие темноты нашей первые будут в явном меньшинстве, поначалу Юрий Петров сообщил о таких достижениях его подразделения, что присутствующие удивились, почему он до сих пор не является лауреатом Нобелевской премии. После чего заявил, что он и его холдинг ни рубля у государства не украли, а наоборот, принесли ему немало прибыли, правда, сколько — уточнять не стал.

После этого осведомленные журналисты дружно перешли в контратаку. И под перекрестным обстрелом Юрий Владимирович признал, что его ближайший партнер Гущин действительно был судим. Но не преминул добавить, что Гущин — человек очень грамотный, профессионал и научил его очень многим полезным вещам. Затем были постепенно признаны и проблемы с бриллиантами, и неприятная история с оффшорной фирмой на Багамах, и многое другое. Следует признать, что главу «Госинкора» изрядно подвели его коллеги. Так, на прямой вопрос, стали ли уходить вкладчики из Гута-банка, его президент Александр Петров отметил, что «фон вообще-то тревожный» и подтвердил такие факты, правда, в небольшом количестве. Тут же не преминул вмешаться и Артем Кузнецов. На вопрос о последствиях «тревожного фона» он уверенно заявил: «Вы знаете, если все вкладчики уйдут, то рухнет любой банк». Специалист, ничего не скажешь. И впрямь точно в народе говорят: молчи — за умного сойдешь. В итоге команда холдинга покинула поле боя с большими потерями.

Блокбастер МММ-2

Но моральные потери Петрова и компании — это, как говорится, их проблемы. А вот для нас отдельные оговорки молодых бизнесменов могут иметь куда более осязаемые последствия.

Дело в том, что под покровительством и при регулярных финансовых инъекциях «Госинкора» Гута-банк из конца второй сотни стремительно ворвался в первую десятку и получил отличную репутацию. В числе его клиентов оказались самые крупные предприятия связи, включая МГТС и большинство сотовых компаний, «Аэрофлот», «Мострансавто» и многие другие системообразующие структуры. Да что там говорить, банк сумел прибрать к рукам целые регионы, такие, как Московская область. Это, кстати, помогло ему почти без потерь перейти через кризис 17 августа. Однако вследствие вышеописанных комбинаций гутаперчевых мальчиков свободных средств у банка все же оставалось маловато.

И тогда Юрий Гущин вспомнил опыт приснопамятного Сергея Мавроди. И решил сделать свою контору тоже системообразующей. Для чего после внушительной рекламы для привлечения клиентов Гута-банк стал активно открывать свои филиалы по всей России. Частью это делалось «приватизацией» обанкротившихся провинциальных банков, а большей частью — за счет средств новых клиентов. То есть ускоренными темпами сооружается классическая пирамида по образцу МММ, только в банковском варианте. Сверхзадача в этом случае — фактически продублировать Сбербанк, но при этом переманивая у него клиентуру более высокими процентами и другими льготами. Но деньги на все это опять же нужно брать за счет средств новых вкладчиков. И теоретически такой вариант, учитывая таланты и амбиции, был даже возможен. Если покрыть всю страну сетью филиалов, то, как нечаянно проговорился на пресс-конференции Юрий Петров, клиенту просто некуда будет деваться.

Надо сказать, что частично это удалось: в рекордные сроки количество филиалов Гута-банка перевалило за пятьдесят. Но здесь начались, как принято говорить, негативные тенденции. Во-первых, жизненный уровень населения в последнее время устойчиво падает. Во-вторых, наметился спад в производстве и упали цены на нефть. И, наконец, сменился режим, и большинство высоких покровителей оказались не у дел. Петров и Гущин попытались спасти ситуацию, приватизировав по сходной цене, то есть даром, внушительную сеть филиалов Инкомбанка, но не уловили перемены политического момента и получили по зубам. Последний факт, кстати, дает основания полагать, что президент Владимир Путин не забыл о своей неудаче двухлетней давности. Между прочим, это уже второй звонок. А после третьего звонка, как известно, начинается финальный акт спектакля. И отнюдь не исключено, что в структуры «Госинкор-холдинга» скоро нагрянут люди без масок, но с большими следственными полномочиями и ситуация молниеносно выйдет из-под контроля. И если, по подсчетам специалистов, «пирамида Гущина» должна рухнуть осенью, то в последнем случае это может случиться гораздо раньше. Напуганные клиенты бросятся забирать свои деньги, чем еще более ускорят финал.

А теперь представьте себе, что у Гута-банка арестуют счета или, что еще хуже, он объявит себя банкротом. Это застревание десятков самолетов «Аэрофлота» в аэропортах разных стран, паника в турагентствах, отключение мобильной связи, забастовки в подразделениях МГТС, постановка на прикол большей части городского автотранспорта, нарушение снабжения магазинов, детских учреждений, больниц, мелких предприятий... А уж что произойдет с Московской областью, которая почти целиком «сидит на игле» у Гута-банка, — и подумать страшно. Я уж не говорю об очередных десятках тысяч обманутых вкладчиков — нам не привыкать.
       
       ...Если вы помните, чеховский гуттаперчевый мальчик закончил плохо: он сорвался с верхотуры и разбился. А вот если со своей верхотуры сорвутся наши «гутаперчевые мальчики», то они потянут за собой очень многих из нас. Зато они-то скорее всего совершат мягкую посадку на тех же Багамах, а вот мы вновь останемся у разбитого корыта...