ГЭС и экс

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Взрыв на Баксанской ГЭС — это «намек» боевиков энергетикам: надо отстегнуть на борьбу с неверными

1279868668-0.jpg Взрыв на Баксанской ГЭС в Кабардино-Балкарии, случившийся во время полного затишья новостей, породил прямо-таки невиданное буйство комментариев: мы услышали, что, мол, террористы на Северном Кавказе переходят к новой тактике — терактов против объектов инфраструктуры. А сама Баксанская ГЭС выросла чуть ли не до размеров Саяно-Шушенской.

Так вот, Баксанская ГЭС — это раритет времен очаковских и покоренья Крыма. Она в состоянии обеспечить электричеством пару соседних сел. Если бы не федеральные каналы, в Кабарде об этом громком теракте и не узнали бы.

Взрыв на ГЭС имеет только один смысл. Это — экс. Экспроприация. Точнее, вымогательство денег у энергетиков на борьбу против неверных.

Теракты боевиков на Кавказе всегда были направлены только против федералов и их сторонников. Русский солдат-кяфир, местный мент-мунафик, проститутка, казино, магазин, торгующий спиртным и тем нарушающий законы Аллаха, — вот их цель. Простые местные жители становились жертвами лишь попутно, если можно, жертв избегали. Например, когда Вадим Бутдаев, брат главы «Матерей», убивал ненавистного ему мента Арсена Закарьяева, он захватил такси, таксиста связал, положил на заднее сиденье и поехал убивать Закарьяева. Мента он убил, а «просто мусульманина» не тронул.

То же самое на ГЭС: милиционеров, ее охраняющих, расстреляли, а служебный персонал оставили в живых.

По той же самой причине боевики редко атакуют объекты инфраструктуры. Их взрыв причинит неудобства гражданскому населению, которое моджахеды считают союзником. Часто ли бывают взрывы нефтепровода в? И зачем, если в случае такого взрыва с его авторами будет разбираться не далекие федералы, а могущественные в люди — Сайгид Муртузалиев и Сайгидпаша Умаханов?

Вообще — одно из немногих мест в мире, где нефть в силу редкого природного феномена добывается прямо из трубы. Сколько из Избербаша отправляется составов с нефтью, столько в, наверное, за год не добывают. Они возникают сами собой. В Избербаше. Рядом с нефтепроводом.

В случае же, когда объекты инфраструктуры взрывают — это чаще всего акт вымогательства. Взрывают сотовые вышки, а потом приходят к компании и просят на закят. Взорвали сейчас несколько раз в железную дорогу — тоже понятный намек. В эту логику эксов-вымогательств превосходно вписывается и взрыв на Баксанской ГЭС: ничего такого, что причинит неудобства населению, но серьезный намек на то, что надо платить.

Объекты энергетики на Кавказе давно являются источником доходов моджахедов: сложно сказать, сколько денег они получили в с «Сулакэнерго», но совсем недавно, захотев больше, они похитили сына руководителя компании. Тогда же примерно украли сына хозяйки мебельного магазина «Аризона» и сына замруководителя дагестанского управления федерального казначейства. Ни одного еще не освободили. Только один размах этих похищений и полная их неизвестность — на фоне дутых рапортов об успехах — дает представление о размахе и безнаказанности моджахедов в.

Наши руководители последнее время заявляют, что на Северном Кавказе моджахеды выродились в бандитов, и это, конечно, страшная глупость. Это все равно что сказать, что большевики после ограбления Тифлисского банка выродились в бандитов. Моджахеды не затем воюют против неверных, чтобы вымогать деньги у чиновников и энергетиков. Они вымогают деньги у чиновников и энергетиков, чтобы воевать против неверных.

Это правда, что очень много чистых бандитов (особенно в Кабарде) ударились в чистый ислам. Но это-то как раз и свидетельствует, что дела идут из рук вон плохо. Это означает, что быть ваххабитом безопасней, чем просто бандитом. Вот представьте себе торговца кокаином в США. Какой шанс, что он, торгуя кокаином, объявит себя сторонником бен Ладена? Нулевой, потому что пока он торгует кокаином, его вполглаза ловит полиция, а когда он начнет устраивать взрывы, его через пять минут поймает ФБР.

На Кавказе ваххабитом сейчас быть безопасней, чем просто бандитом. Сдашь одного — придут другие и убьют. Поэтому — платят. Российский бюджет является основным, а практически и единственным источником денег для кавказского джихада.

Но в принципе взрыв на Баксанской ГЭС мало отличается от пожара ларька, сожженного мафией за неплатежи. Что же до инфраструктурных последствий, господь с вами! Помните анекдот: влетает кукурузник в пятиэтажку, а две бабушки на лавочке говорят: «Яка держава, такий и теракт». Вот это — «такий и теракт».

Юлия Латынина

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::23.07.10