Газовая падчерица. Вяхирев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Почему "Газпром" не дает заказов "Стройтрансгазу"

За последние три года крупнейший российский подрядчик нефтегазового комплекса «Стройтрансгаз» потерял большинство заказов «Газпрома». Эффективность работы компании на зарубежных рынках тоже невысока, но только там можно получить опыт, который даст призрачный шанс вернуть доверие монополии.

Министерство газовой промышленности СССР строительством не занималось. Это была прерогатива Миннефтегазстроя. «Он был локомотивом, который вытягивал не только газовую, но и нефтяную отрасли», – рассказывает вице-президент «Стройтрансгаза» Евгений Лаврентьев. «Тянуть» приходилось не только отечественные стройки, но и помогать лояльным коммунистическому режиму странам: Алжиру, Ливии, Ираку, Ирану и Кувейту. Доходов от этого бизнеса казна не получала – строительство велось под многолетние низкопроцентные кредиты и продовольственный бартер.

После распада Союза подразделения Миннефтегазстроя были ликвидированы. Оправившись от удара, ключевые специалисты расформированного министерства создали компанию «Стройтрансгаз», управленческая вертикаль которой была идентична Миннефтегазстрою. Теперь, спустя 17 лет после образования компании, ее менеджеры сталкиваются с теми же проблемами. Львиная доля проектов «Стройтрансгаза» приходится на ближневосточных клиентов, тогда как российские производители, в частности «Газпром», отказываются от услуг подрядчика, отдавая предпочтение его иностранным конкурентам.

На картошку

В начале 1990-х годов деятельность «Стройтрансгаза» была лишь опосредованно связана с его основной специализацией. В распоряжении компании были сельскохозяйственные активы, производство минеральных удобрений, добывающие предприятия. Строители до сих пор с удовольствием вспоминают «колхозный» период своего бизнеса. «Мы добились неплохих результатов. Наш район в Курской области несколько лет подряд занимал первое место по урожайности. У нас было несколько сотен комбайнов, элеваторы, переработка, животноводство», – вспоминает Евгений Лаврентьев.

Вспомнить об изначальном профиле «Стройтрансгазу» пришлось в середине 1990-х годов, когда «Газпром» обратился к компании с просьбой создать структуру, способную строить 3000 – 4500 км трубопроводов в год. Монополия сразу начала обеспечивать строителям до 90% заказов. Первым крупным проектом «Стройтрансгаза», реализованным в интересах «Газпрома», стал трубопровод Ямал – Европа. Закончив работы на Севере, компания приступила к реализации другого крупного проекта в Западной Сибири – Заполярное – Уренгой.

«Газпром» более чем щедро оплачивал услуги подрядчика. Так, в 1995 году монополия отдала «Стройтрансгазу» в качестве оплаты за заказ на сумму $2,5 млн 4,83% собственных акций. Рыночная цена этого пакета составляла $191 млн, но в «Газпроме» не стали считаться с расходами.

Команда управленцев газового концерна того времени не особо заботилась об увеличении прибыли компании. Позднее выяснилось, что среди крупных совладельцев «Стройтрансгаза» оказались сын бывшего руководителя «Газпрома» и экс-премьера Виктора Черномырдина Виталий и дочь бывшего председателя правления «Газпрома» Рема Вяхирева – Татьяна Дедикова. Впрочем, когда в монополии спохватились и потребовали компенсации за утерянный актив, именитые родственники в обиде не остались. В 2002 году Московский арбитражный суд признал сделку между «Газпромом» и «Стройтрансгазом» ничтожной и обязал вернуть акции по стоимости приобретения. Тем не менее монополии пришлось выплатить подрядчику $144 млн отступных. Затем «Газпром» решил себя полностью обезопасить и спустя год выкупил у «родовитых» акционеров «Стройтрансгаза» блокирующий пакет компании, заплатив еще более $100 млн.

Монополия объясняла эту покупку необходимостью получить контроль над своим подрядчиком и обещала продолжить плодотворную работу со «Стройтрансгазом». Сейчас очевидно, что покупка акций стала окончательным «прощанием» газового концерна с бывшими руководителями компании и их родственниками. Подрядчик с надеждой смотрел в будущее и даже начал реализовывать свои непрофильные активы.

В 1997 году ЗАО «Стройтрансгаз» получило земельный участок площадью 8,51 гектара в Красногорском районе Московской области. Затем, по неофициальной информации, земля была распродана по частям. Новыми владельцами ряда участков стали сенатор Игорь Изместьев и совладелец «Дон-Строя» Дмитрий Зеленов.

Впрочем, надежды на то, что после начала сотрудничества с «Газпромом» непрофильные активы «Стройтрансгаза» окажутся лишними, не оправдались. К настоящему времени доля «Газпрома» в загрузке «Стройтрансгаза» сократилась до 10%. А два года назад компания пережила финансовый шок: выручка подрядчика по итогам 2005 года составила 23,4 млрд рублей по сравнению с 32,27 млрд рублей годом ранее.

Стройка в условиях «транса»

Утратив поддержку «Газпрома», компания бросилась искать новых клиентов. Частично дыры в портфеле заказов закрыли нефтяники. Сейчас около 30% работ «Стройтрансгаз» выполняет по заказам нефтяных компаний в Восточной и Западной Сибири – «Роснефти» на Ванкорском месторождении, Conoco Phillips – на месторождении Хильчуя. Одновременно он пытается зарекомендовать себя на рынке строительства электроэнергетических объектов и атомных станций. «Пока мы только приступили к реализации проекта строительства Юго-Западной ТЭЦ в Петербурге», – рассказывает Лаврентьев. Компания также будет достраивать Калининскую АЭС. В «Стройтрансгазе» рассчитывают, что на энергетику в дальнейшем будет приходиться не менее 25 – 30% заказов. Остальные игроки, специализирующиеся на строительстве энергообъектов, с недоверием относятся к планам компании. Гендиректор «Группы Е4» Петр Безукладников считает, что сейчас трудно судить о возможностях «Стройтрансгаза» в области проектирования и строительства электростанций, поскольку его присутствия на данном рынке пока не наблюдается. Лаврентьев уверяет, что к крупным проектам в нашей стране «Стройтрансгаз» не допускают.

По словам представителя Nord Stream, занимающейся строительством Северо-Европейского газопровода (СЕГ, новое название – «Северный поток»), Ирины Васильевой, ее компания пока не привлекала подрядные организации. Возможно, в «Стройтрансгазе» рассчитывают, что услуги компании понадобятся при сооружении подводного участка газопровода. Но укладка акваториальной части «Северного потока» будет осуществляться специализированными компаниями с трубоукладочных кораблей. Уже существует соглашение о намерениях, подписанное с компанией Saipem, головной офис которой находится в Италии. «Это крупный подрядчик по укладке морских газопроводов. В России в принципе нет таких организаций», – рассказывает Васильева.

На другом крупном российском проекте по созданию нового трубопроводного маршрута – экспортной нефтяной трубы Восточная СибирьТихий океан (ВСТО) – «Стройтрансгаз» работает наравне с китайскими подрядчиками. «Туда сегодня вошли несколько тысяч китайцев, хотя у нас более чем достаточно своих мощностей», – возмущается Лаврентьев. Считается, что китайцы предлагают более привлекательные финансовые условия. Вместе с этим, новое руководство «Транснефти» утверждает, что сроки строительства трубопровода сорваны. Вина за это возлагается на тех самых китайцев, не соблюдавших условия строительства. «Перед нами поставили требование, чтобы сварка производилась автоматически. Китайцы варят вручную. Если бы была возможность варить вручную, мы бы давно закончили там работу», – сетует Лаврентьев. Оговоренную контрактом часть ВСТО его компания уже построила. Сейчас «Стройтрансгаз» ждет, когда «Транснефть» компенсирует дополнительные, не предусмотренные проектом издержки, достигшие 40 – 50% от стоимости заказа. Однако бывший вице-президент трубопроводной монополии Сергей Григорьев полагает, что подрядчик напрасно надеется компенсировать затраты. «Цена не предлагается подрядчиками. Проектная стоимость подсчитана заранее и защищена во всех контролирующих органах», – утверждает он.

Восточная сказка

Несмотря на неудачи на отечественном рынке, зарубежные клиенты вполне благожелательно относятся к «Стройтрансгазу» и не отказывают компании в заказах. За рубежом «Стройтрансгаз» строит объекты «под ключ». Компания дает банковские гарантии по обеспечению и реализации проектов, в чем ей существенно помогают Газпромбанк и ВТБ. Первым крупным самостоятельным проектом подрядчика стало возведение турецкой части трубопровода «Голубой поток» от Самсуна до Анкары протяженностью 500 км. После этого «Стройтрансгаз» победил в алжирском тендере, где подрядчику пришлось конкурировать с компаниями мирового уровня Bechtel и Maan, а также с крупными местными игроками.

В Индии «Стройтрансгаз» в прошлом году выиграл тендер на строительство газопровода Восток – Запад, пересекающего всю страну. Представители компании признаются, что в этом регионе им выгоднее работать в качестве инженерного подрядчика, используя дешевую рабочую силу индийских специалистов. В Сирии «Стройтрансгаз» заканчивает строительство Панарабского газопровода протяженностью более 300 км, который должен обеспечивать снабжение Европы египетским газом.

Самый крупный на сегодняшний день зарубежный проект «Стройтрансгаз» реализует в Саудовской Аравии. В этом году компания выиграла тендер на строительство нефтепровода от месторождения Шейба. Заказчиком проекта выступает саудовская Saudi Aramco. «Их требования во многом отличаются в части согласования процедур. Например, обязательная саудизация – необходим процент присутствия на объектах саудийских специалистов, для чего существуют специальные квоты на ввоз персонала», – жалуется Лаврентьев.

Вице-президент «Стройтрансгаза» уверен, что государство должно оказывать поддержку этой компании, которая, по его словам, фактически приобретает статус национальной строительной организации. Из-за существующей налоговой и таможенной нагрузки подрядчику трудно конкурировать с международными структурами. «Компании, которая несет флаг России за рубежом, должны предоставляться какие-то льготы», – надеется Лаврентьев.

Тем не менее эксперты сомневаются в том, что «Стройтрансгаз» вправе рассчитывать на помощь со стороны государства. Представители власти и без напоминаний со стороны подрядчика лоббируют его интересы при каждом удобном случае. Президент Владимир Путин во время визитов в Грецию, Индию, Сирию и другие страны регулярно упоминает о «Стройтрансгазе». В беседе с президентом Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедовым премьер-министр Виктор Зубков неоднократно называл «Стройтрансгаз» ведущей нефтегазостроительной компанией. Каждый раз такое упоминание связано с наличием крупных проектов в той или иной стране, в которых мог бы принять участие «Стройтрансгаз».

Планов громадье

По оценке эксперта Института проблем естественных монополий Алексея Белогорьева, в 2010 – 2020 годы объем строительства газопроводов вырастет за счет ввода в строй новых месторождений на Ямале, арктическом шельфе, в Восточной Сибири и Якутии. Общие инвестиции в развитие магистральной газопроводной сети России до 2030 года могут составить $162 – 195 млрд. Какова будет доля «Стройтрансгаза», сейчас прогнозировать нельзя. Пока перспективы не в пользу крупнейшего российского подрядчика. Согласно информационному меморандуму, выпущенному к размещению облигаций «Стройтрансгаза», финансовые показатели компании в этом году снова будут неубедительными. Прибыль сократится с 669 млн до 205 млн рублей, а выручка – с 45,92 млрд до 37,52 млрд рублей. Неожиданные многомиллиардные заказы со стороны «Газпрома» вряд ли последуют.

Хотя монополия, по неофициальной информации, контролирует уже около 50% акций подрядчика, заказы она предпочитает отдавать своей новой структуре. По словам Александра Красненкова, главы совета директоров «Стройтрансгаза» и выходца из «Газпрома», монополия создала «дочку» «Газпромстройинжиниринг» в качестве противовеса «Стройтрансгазу». Конкуренция должна была подстегнуть подрядчиков оптимизировать свою деятельность и бороться друг с другом за заказы. Есть вероятность, что газовый концерн примет решение о продаже своей доли в «Стройтрансгазе».

Косвенно это подтвердил и Лаврентьев, заявляя, что «в ближайшее время мы будем решать этот вопрос». Не исключено, что газовая монополия задумает провести IPO или продаст свой пакет акций «Стройтрансгаза» стратегическому окологосударственному инвестору, чтобы капитализировать еще один непрофильный актив. В таком случае «Строй-трансгазу» придется вспомнить о Миннефтегазстрое, который выполнял существенные объемы работ на зарубежном рынке. Эта структура не получала крупных прибылей, но зато успешно решала внешнеполитические задачи».

ЧТО ТАКОЕ «СТРОЙТРАНСГАЗ»

ГОД ОСНОВАНИЯ: 1990

СФЕРА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: инфраструктурное строительство в нефтегазовой отрасли

ШТАТ: около 20 000 человек

ВЫРУЧКА В 2006 ГОДУ: 45,9 млрд руб.

ЧИСТАЯ ПРИБЫЛЬ: 669 млн руб."