Газовые бунты слабых и недоразвитых

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Газовые бунты слабых и недоразвитых Крупные западные инвесторы продолжают слетаться как мухи на мед на вкусный бизнес российской жемчужины – ОАО «Газпром». После почти трехлетнего затишья свой интерес к «Газпрому» проявил крупнейший американский инвестиционный банк Morgan Stanley. В минувшую пятницу два его руководителя – председатель совета директоров, главный исполнительный директор Morgan Stanley Джон Мак и председатель правления Morgan Stanley International сэр Дэвид Уолкер встречались в Москве с председателем правления ОАО Алексеем Миллером. Речь шла о перспективах либерализации рынка акций «Газпрома» и открывающихся в этой связи возможностях по привлечению стратегических инвесторов.

" Некоторые из деловых партнеров 'Газпрома' . "Между тем этой встрече предшествовал целый ряд новостей в жизни газового монополиста. И речь идет не о суперизвестной сделке с «Сибнефтью», а совсем о других событиях. Каждое из них можно было бы трактовать как локальную, случайную неудачу «Газпрома». Но когда эти события выстраиваются в цепь, когда становится заметно, что каждое предыдущее провоцирует последующее – тогда складывается ощущение, что это уже тенденция. Которая, хотя и остается пока неярко выраженной, чревата, увы, серьезными последствиями. С позиции силы Первым событием в цепочке можно считать недавнюю выволочку, которую устроил Сапармурад Ниязов главе российского МИДа Сергею Лаврову. Туркменбаши потребовал в одночасье поднять цену на газ с 44 до 62 долл. за тысячу кубометров. Все бы ничего, но в 25-летнем контракте, подписанном Туркменией с «Газпромом», возможность пересмотра цен предусмотрена только с 2007 года – а до этого времени должна оставаться неизменной. Аргумент Ниязова прост: дескать, если Россия намерена поднять цены на газ для стран СНГ до 160–180 долл., то почему Туркмения будет получать за свое топливо в четыре раза меньше? Но стоит отметить, что Туркменбаши, как диктатор, пытающийся сохранять нейтралитет на внешнеполитическом направлении, позволяет себе качать права только тогда, когда чувствует слабину собеседника. Второй необъяснимо жесткий демарш – неожиданное обещание Украины накануне грядущей зимы прекратить транзит газа через свою территорию, если не будут урегулированы ценовые вопросы с «Газпромом». Для Западной Европы, давно и прочно сидящей на российской газовой «игле», подобный шаг – серьезная угроза. И не надо гадать, на кого в первую очередь начнут давить европейские политики – на оранжевый Киев или авторитарную Москву. И вновь странное изменение позиции. Начиная переговоры о поставках и транзите газа, оранжевые переговорщики вели себя очень жестко, но со временем тон украинских делегаций на переговорах становился все более и более подобострастным. И вдруг – поворот на 180 градусов и ультимативные требования. Наконец, не запишешь в триумфальные достижения «Газпрома» и недавнее решение «переработать» пакетное соглашение с итальянской ЭНИ. На встрече главы ОАО «Газпром» Алексея Миллера с полномочным управляющим итальянского концерна «ЭНИ» Паоло Скарони соглашение от 10 мая 2005 года было названо неактуальным. Пресс-служба «Газпрома» связывает это с новыми приобретениями российской компании в нефтяной сфере – дескать, решено учесть новые возможности сотрудничества в нефтяных проектах и в области поставок нефти и нефтепродуктов в Европу. А вот итальянские источники называют другую причину. По их данным, сделка с ЭНИ приостановлена под давлением парламента Италии. Судя по всему, парламентарии обладали какой-то информацией по поводу возможного разделения выручки от продажи газа в пользу некой третьей стороны, и у них появились подозрения, что финансовая сторона контракта не так прозрачна и понятна, как хотелось бы. Конечно, на фоне демаршей Туркмении и Украины скандал в Италии – даже не скандал, а просто досадная неудача. Но возникает логичный вопрос: что же такого происходит с «Газпромом», если его партнеры позволят себе такие выпады? Справедливости ради надо сказать, что и Туркменбаши, и Ющенко, и Берлускони куда больше зависят от «Газпрома», чем он от них. Особенно это касается Украины, но и Туркмения с Италией не могут похвастаться рангом евроазиатского газового монополиста, на который не без оснований претендует «Газпром». К тому же, обладая собственным газом, Туркмения вынуждена перекачивать его по российской трубе, не имея альтернативы. Все эти соображения, казалось бы, должны удерживать партнеров российского газового монополиста от слишком решительных действий. Но – не удерживают. И создается ощущение, что в отношениях иностранцев с «Газпромом» в последнее время все большую роль играют соображения не столько бизнеса, сколько политики: подобные ультиматумы свойственны скорее именно ей. Вы нам непонятны Возникает странная коллизия: компания, которая (если судить по ее отчетам и бизнес-успехам) должна рассматриваться как образец предпринимательской деятельности, воспринимается как политический игрок. Законный вопрос: что служит причиной изменения отношения к «Газпрому»? Громкие сделки и кредиты последних лет не могут заслонить собой явное недовольство рынка сохраняющиеся и местами усиливающиеся тенденции к непрозрачности. Взять хотя бы нашумевшую сделку с покупкой акций «Сибнефти». 13 млрд. долл., которые получил Роман Абрамович, – цена вполне рыночная. Почему же тогда при покупке столь внушительного пакета «Газпром» не продемонстрировал желания сбить цену и сэкономить средства? Ведь выручка от продажи газа в Европу в прошлом году составила 15 млрд. долл. – немногим больше, чем пришлось выложить Алексею Миллеру за «Сибнефть». При этом в расчет не взяты ни новые долги еще на без малого полтора десятка миллиардов долларов, ни возражения министра экономики Германа Грефа, ни звучащие все громче вопросы о том, кто является истинным выгодоприобретателем в этой покупке. В том же списке и многочисленные странности, связанные с аукционом по покупке «Юганскнефтегаза». По следам этой истории можно написать хороший детективный роман: загадочная компания «Байкалфинансгрупп», появление из-за ее спины поочередно «Роснефти» и «Газпрома»... Трудно поверить, что западные партнеры не заметили всех этих удивительных метаморфоз – и не сделали соответствующие выводы. Тем более на фоне немотивированного увеличения госпакета акций «Газпрома» до контрольного, что в условиях укрепления вертикали власти в России смотрится совсем уж однозначно. Вопросы, вопросы, вопросы – и ни на один из них наблюдатели и заинтересованные лица не получают внятного ответа. Ситуация словно списана из учебника по бизнесу: есть партнер, прозрачность которого вызывает большие сомнения – и есть набор возможных объяснений этому, из которого следуют прямые выводы. Главный из них – если компании есть что скрывать, значит, у нее есть слабые места. И значит, в них-то и нужно бить, если ты заинтересован в каких-то преференциях. А когда речь заходит о компании мирового уровня, то и удары ей наносят соответствующей силы. Кто командует парадом И удары эти – политические. Из чего можно заключить, что и странное отношение «Газпрома» к транспарентности тоже имеет политический характер. Конечно, избыточная подчиненность компании Кремлю – это не специфический признак одного только «Газпрома». В руководство девяти крупнейших монополий России, на которые приходится две трети, входят те или иные высокопоставленные кремлевские комиссары. На сегодняшний момент 5 работников администрации президента возглавляют советы директоров в коммерческих организациях. Это глава администрации Дмитрий МедведевГазпром»), его замы – Игорь СечинРоснефть») и Владислав Сурков («Транснефтепродукт»), помощник президента Виктор Иванов («Аэрофлот» и «Алмаз-Антей») и советник Медведева, в прошлом глава администрации президента Александр Волошин (РАО «ЕЭС»). Министр финансов Алексей Кудрин возглавляет сразу два наблюдательных совета – алмазодобывающей компании «АЛРОСА» и второго по величине банка страны – Внешторгбанка. Стоит отметить и ОАО «РЖД»: ее президентом Владимир Якунин работал в КРУ администрации президента. Но именно у газового монополиста зависимость от Кремля наиболее заметна. Просто потому, что никто другой настолько, насколько «Газпром», не связан с внешнеполитическими планами и действиями Москвы. Даже если не впадать в конспирологию и взять открытую информацию о внешнеполитических связях «Газпрома», список получится внушительным. Это выдвинувшая очередной ультиматум Туркмения: помимо вопроса о возмещении туркменским газом иссякающих запасов дешевого российского топлива, существует еще и вопрос зависимости русскоязычного населения этой страны от покладистости «Газпрома». Это Украина, в отношениях с которой газовый аргумент является едва ли не единственным способом давления Москвы на Киев. Это Германия, в которой с уходом канцлера Герхарда Шрёдера оказался под вопросом проект североевропейского газопровода. Это, наконец, Нидерланды: именно через эту страну шла сделка с «Сибнефтью», которая странным образом совпала с обысками в голландских компаниях, связанных с ЮКОСом. А есть еще Белоруссия, Грузия, Казахстан, Узбекистан, вся Прибалтика, Италия, Норвегия, Финляндия, Франция и даже США. На этом фоне выделяются два новых партнера «Газпрома» – Венесуэла и Пакистан. В латиноамериканской стране, которая вызывает столь горячую неприязнь у Вашингтона (и фактически находится в экономической блокаде) и с которой у Москвы в последнее время складываются все более теплые отношения, «Газпром» в начале октября получил 30-летние лицензии на разведку и разработку газа на двух месторождениях. А несколько дней спустя Алексей Миллер встречался с президентом Пакистана Первезом Мушаррафом, подписав по итогам встречи меморандум, предполагающий предоставление российской компании совместного права на разведку и разработку газа, создание хранилищ и даже управление транснациональными газопроводами. И вновь непонятно, какие соображения вынуждают «Газпром» идти на контакты с одной из самых нестабильных стран региона, к тому же вызывающую массу претензий у мирового сообщества. Однако надо учесть, что подобные контакты руководства «Газпрома» идеально укладываются в общую концепцию Москвы по поиску новых зарубежных союзников, не предъявляющих ей претензий по поводу недемократичности и авторитарности. При этом очевидно, что такая внешнеполитическая активность бизнес-структуры играет на понижение ее коммерческой и деловой силы. Получается, что в данном случае не государство помогает бизнесу, как это делается в большинстве стран, а «Газпром» обслуживает интересы государства. Что не может не сказываться на его деловой репутации на Западе. Опасная непредсказуемость Однако вовлеченность газовой компании в политические интересы власти не ограничивается только заграницей. Хорошо видно, откуда именно приходят решения о том, кто и какие места займет в высшем руководстве компании, какова должна быть ее стратегия и так далее. И понятно, что подобная подчиненность провоцирует известную непредсказуемость «Газпрома». С одной стороны, это касается стратегических решений: мало ли кому что взбредет в голову в очередной раз. Сегодня решено приобрести одну из старейших газет в стране, завтра может появиться идея за счет газовых доходов поддержать сторонников Уго Чавеса или подчиненных Первеза Мушаррафа, а послезавтра – перекрыть вентиль отвернувшемуся на Запад Киеву или Тбилиси. С другой стороны, странные стратегические решения провоцируют и странности решений инвестиционных. Кто знает, на что будет решено потратить прибыль «Газпрома» за этот год: то ли на разработку дорогих восточносибирских месторождений, то ли на финансирование громких социальных проектов Кремля, то ли деньги вообще понадобятся на Северном Кавказе – не то для армии, не то для умиротворения местных жителей. А уже из этих соображений следуют известная непредсказуемость и в судьбе собственности частных акционеров компании. Достаточно вспомнить, как долго и громко обсуждался вопрос об избавлении «Газпрома» от непрофильных активов и каким неожиданным пшиком в итоге он вышел – и задуматься, кому и зачем было нужно столь невыгодное решение. Наконец, не стоит сбрасывать со счетов и циркулирующие по рынку данные о том, что возможная смена властной команды в 2008 году может напрямую коснуться и списка акционеров газового монополиста. Если верить тому, о чем судачат аналитики, то политическим пенсионерам может быть выплачен своего рода «бонус» в виде самых вкусных акций страны. Откуда они возьмутся – из госпакета (что менее реально) или из пакетов частных инвесторов (что больше похоже на правду), – пока непонятно. Но ясно, что оптимизма желающим вложить деньги это не добавляет – зато поднимает уверенность в своих силах тем, кто учится разговаривать с «Газпромом» с позиции силы. А таких становится все больше и больше. В полном соответствии с тем, как растет вовлеченность бизнеса в политику, его непрозрачность и непредсказуемость, число странных действий и сделок. Ведь бизнес не терпит политики, если она напрямую не играет ему на руку. А как раз этим «Газпром» похвастаться не может. Политическая уязвимость в мире бизнеса всегда проявляется в уязвимости финансовой. Что и демонстрируют последние события вокруг «Газпрома». Поэтому, хотя цены на нефть и газ галопируют и вроде бы не собираются останавливаться, хотя руководство компании выступает с громкими победными реляциями, возникает все больше вопросов о траектории ее развития. И в том, какое будущее ожидает национальное достояние страны. Не получилось бы так, что от него просто ничего не останется... Что значит туркменский газ для России Объем потребления газа в России – порядка 385 млрд. кубометров в год. В 2005 году «Газэкспорт» закупит у «Туркменнефтегаза» 6–7 млрд. кубометров, в 2006-м – до 10 млрд. кубометров, в 2007-м – до 60–70 млрд. кубометров, в 2008-м – до 63–73 млрд. кубометров газа. Начиная с 2009 года ежегодный объем поставок туркменского газа в Россию составит от 70 до 80 млрд. кубометров. Туркменский газ позволит компенсировать падающую добычу «Газпрома» на старых месторождениях и одновременно послужит ориентиром для выравнивания цен на топливо на внутрироссийском рынке. Кроме того, «Газпром» сможет отложить ввод российских месторождений с высокими операционными затратами, не снижая (а скорее всего увеличивая) продажи на внешнем рынке. При этом «Газпром» ускоряет консолидацию финансовых потоков: прежде туркменский газ поставляла компания «Итера». Основные показатели продаж ОАО “Газпром” 1 кв. 2004 г. 1 кв. 2005 г. Изменение 2004 г. 2005 г. (оценка) Изменение Объем продаж газа, млрд. куб. м. 161 169 5% 525 539 3% Россия 105 106 1% 306 310 1% СНГ 13 19 52% 66 72 10% Европа 43 44 2% 153 157 3% Чистая выручка от продажи газа (млн. долларов) 7266 10 136 39% 26 634 36 541 37% Россия 2983 3786 27% 8691 10 330 19% СНГ 432 869 101% 2386 3675 54% Европа 3851 5481 42% 15 556 22 535 45% Выручка от продажи газового конденсата и продуктов нефтегазопереработки (млн. долларов) 953 1294 36% 4242 5579 32% Выручка от продажи услуг по транспортировке газа (млн. долларов) 332 237 – 29% 1007 1022 1% Прочая выручка (млн. долларов) 375 517 38% 2014 2229 11% Всего выручка (млн. долларов) 8927 12 185 36% 33 898 45 371 34% Источник: данные компании, расчеты “АВК-Аналитика” Основные показатели рентабельности ОАО “Газпром” 1 кв. 2004 г. 1 кв. 2005 г. Разница 2004 г. 2005 г. (оценка) Разница Рентабельность EBITDA 48,7% 47,7% -1,0% 41,7% 44,4% 2,7% Рентабельность EBIT 36,2% 37,4% 1,1% 30,4% 35,4% 5,0% Рентабельность по чистой прибыли 25,8% 27,0% 1,2% 21,1% 25,9% 4,8% Источник: данные компании, расчеты “АВК-Аналитика” "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации