Газовые короли рубят "капусту"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© АПН, лето 1999

Как "газовые короли" рубят "капусту"

Ай да Пушкин, ай да сукин сын!

Наталья Лазарева

Converted 28999.jpgО том, что запасы природного газа - главное богатство России, а РАО "Газпром" - "становой хребет" ее экономики, знают, пожалуй, все образованные россияне. О том, что весомая доля прибыли от продажи газа оседает в карманах небольшого числа газпромовских начальников и приближенных к ним бизнесменов, наверное, догадываются многие. А вот о том, что и собственность "Газпрома" тихой сапой переходит во владение разнообразных оффшорных фирм, патронируемых некоторыми большими газпромовскими чинами, которые так любят на людях поразглагольствовать на тему "Не дадим расчленить "Газпром"!", - ведает только узкий круг лиц.

Но, возможно, в ближайшее время шумных разоблачений не избежать. Дело в том, что внимание правоохранительных органов неожиданно привлекла одна сомнительная сделка четырехлетней давности, совершенная на нефтяном рынке. Живейшее участие в этой сделке принимал некий г-н Голдовский - ныне влиятельный бизнесмен, вхожий в высокие кабинеты "Газпрома". Такая ниточка обычно позволяет распутать целый клубок коррупции.

Сначала он выпускал кишки…

Ян Голдовский, он же Голдовский Яков Игоревич родился в 1962 году в украинском городе Кривой Рог, ранние годы жизни провел в Ташкенте, а с 1987 года обрел пристанище в белокаменной. Надолго ли, неизвестно, так как, по некоторым сведениям, наряду с российским паспортом он предусмотрительно обзавелся еще и австрийским... Сейчас г-н Голдовский известен главным образом как председатель правления "Газсибконтракта" - предприятия, учрежденного "Газпромом" и торгующего попутным газом. Впрочем, он также является главой либо владельцем индивидуального частного предприятия "Эдди", лихтенштейнской фирмы Rosetto Handelsges.m.b.H и еще целого ряда оффшорных и неоффшорных фирм.

Но начинал Голдовский свой путь в рыночную экономику в 1991 году с поста гендиректора советско-панамского совместного предприятия "Колумб". Основным профилем деятельности "Колумба", согласно уставу, была "заготовка и переработка кишок, шкур крупного рогатого скота, свиных, овечьих и других сельскохозяйственных животных", а также "консервация желчного камня и желчи с правом реализации производимой продукции на внешнем и внутреннем рынках".

Со стороны СССР учредителем этого славного СП выступало НПО "Конверсия" Советского фонда милосердия и здоровья (его гендиректор Игорь Белецкий вскоре погиб в автомобильной катастрофе), с панамской же стороны учредительные документы подписали почему-то гражданка Болгарии и итальянец болгарского происхождения. Такой вот "интернационал"!

Общеизвестно, однако, что фактически "Колумб" был фирмой Михаила Черного, старшего из легендарных братьев Черных. Одним словом, "панама" по Черному. Кстати, связь с этими российско-британско-израильскими алюминиевыми магнатами у Голдовского сохранялась и далее. Неслучайно, среди учредителей "Газсибконтракта" значится федеральная контрактная корпорация "Росконтракт", а в списке его учредителей - Братский алюминиевый завод.

Агент лихтенштейнского империализма

Однако в поле зрения следственных органов Голдовский попал отнюдь не из-за братьев Черных. Неприятная, а, возможно, и роковая, для этого господина и его покровителей история вскрылась, когда начали ворошить архивы "Роснефти". Дело в том, что осенью прошлого года российское правительство окончательно потеряло надежду выгодно продать эту государственную нефтяную компанию. Тогда премьер Евгений Примаков назначил президентом "Роснефти" Сергея Богданчикова и поручил ему провести инвентаризацию. Выяснилось, что за последних четыре года "Роснефть" изрядно обеднела. Удивляться здесь нечему: многократно сменявшие друг друга роснефтяные начальники радели скорее о благе тех или иных потенциальных покупателей, а потому стремились сделать вверенную им госкомпанию как можно более дешевой.

Одна же исключительно странная сделка, в результате которой "Роснефть" лишилась почти 20 миллионов долларов, теперь изучается не только внутренними аудиторами компании, но и прокуратурой. В 1995 году "Роснефть" заключила соглашение с лихтенштейнской фирмой Rosetto. Обычная практика такова, что мелкие фирмы становятся агентами, то есть торговыми посредниками, крупных компаний-производителей. Но здесь все оказалось перевернуто с ног на голову: "Роснефть" - гигантский нефтедобывающий и нефтеперерабатывающий холдинг зачем-то берется торговать чужой нефтью, да еще и в качестве агента малоизвестной конторы из великого княжества Лихтенштейн.

Со стороны "Роснефти" необычное соглашение подписал ее тогдашний вице-президент Марксмир Ким, а со стороны Rosetto - глава этого почтенного юрлица наш старый знакомый, бывший заготовитель кишок и торговец желчью Ян (он же Яков Игоревич) Голдовский. Далее, если верить документам, Rosetto неизвестно откуда (в альпийском княжестве нефть вроде бы не добывают) достала 400 тысяч тонн нефти. Продать свое "черное золото" самостоятельно лихтенштейнский бизнесмен Ян Голдовский не смог и поручил эту мороку своему агенту - "Роснефти".

Голдовский, видать, оказался ленив и нелюбопытен, чего ни прежде, ни в последствии за ним не замечалось и чего ни как не скажешь о его контрагенте - Максмире Киме. Шустрый роснефтяной чиновник буквально в тот же день (!) 20 июня 1995 года узнал, что другая лихтенштейнская (!) фирма со столь же красивым и интригующим названием Bobardo Anstalt хочет купить… ровнешенько 400 тысяч тонн нефти.

Конечно, если бы г-н Голдовский обошел вдоль и поперек свой "родной" Лихтенштейн, имеющий площадь 157 квадратных километров, он нашел бы где-то в верховьях Рейна жаждущую нефти Bobardo самостоятельно. На худой конец, дал бы объявление в газете "Вечерний Вадуц": "Продается сырая нефть в цистернах". Но ведь не для того же в госпредприятии "Роснефть" сидел предприимчивый Максмир Ким!

Итак, вице-президент "Роснефти" купил нефть у Rosetto и аккуратно с ней расплатился: перевел в Лихтенштейн почти 20 миллионов "зеленых". Столь же педантично, как добропорядочный агент он отгрузил эту нефть конечному покупателю - Bobardo. Вот только требовать предоплату с этой фирмы г-н Ким не решился: вероятно, подумал, что все-таки Лихтенштейн - страна цивилизованная, католическая, и проходимцы там нефтью не торгуют, а попросишь денег - обидишь приличного человека. Поэтому, заключив договор с Bobardo, "Роснефть" ограничилась гарантией другого солидного клиента… фирмы Rosetto.

Догадываетесь, что было дальше? Bobardo исчезла с лица земли, не заплатив "Роснефти" ни цента: ни основной суммы, ни комиссионных. Кстати, имя представителя Bobardo в договоре вообще не указано, а подпись его неразборчива! Впрочем, если внимательно посмотреть, то можно заметить, что "бобардовец" расписался по-русски, видно, из уважения к стране, поставившей ему драгоценное сырье.

Rosetto Голдовского, разумеется, быстро забыла о своих обязательствах как поручителя. Там, вероятно, решили, что Россия - страна большая, нефти в ней много, а в крошечном Лихтенштейне - каждый швейцарский франк, каждый сантим на счету. В свою очередь, Максмир Ким и тогдашний президент "Роснефти" Александр Путилов не слишком Голдовскому докучали напоминаниями: у них были дела более важные. Да и что такое жалкие 20 "лимонов" баксов, с точки зрения большого нефтяного бизнеса?!

Напротив, Путилов и Ким вскоре явили всю широту русской души. 10 октября 1995 года теперь уже "Роснефть" выступила поручителем за Rosetto перед банком "МФК", у которого Голдовский взял кредит. При этом государство в лице своей нефтяной компании вновь немедленно было наказано: "лихтенштейнец", конечно же, оказался неплатежеспособным, и нефтяникам пришлось отдать банку почти 26 миллионов долларов. Итого долг Rosetto перед "Роснефтью" и по сей день составляет 46 миллионов долларов.

Если взглянуть на эту историю цинично и предположить, что Bobardo - оффшорная фирма-однодневка, специально созданная г-ном Голдовским - а в компетентных органах не считают такое допущение абсурдным - то все гораздо проще. Тогда совершенно необязательно где-то искать и перегонять туда-сюда сотни тысяч тонн нефти. Достаточно оформить и подписать несколько документов, а затем получить заветные денежки. Кстати, в этом случае Голдовский, если он хоть сколько-нибудь порядочный человек, должен был поделиться с Кимом, без которого эта афера была невозможной.

Попутного вам газа, господа!

Каким же образом наш герой, бывший переработчик кишок и торговец желчью, а затем нефтетрейдер из Лихтенштейна оказался главой одной из газпромовских "дочек"? Популярная в коридорах "Газпрома" легенда гласит, что здесь сыграло ключевую роль еще одно амплуа многоликого бизнесмена - амплуа ресторатора. Яков Голдовский якобы кроме всего прочего владеет превосходным рестораном "Розетто", названным в память о любимой оффшорной фирме и расположенным неподалеку от газпромовского небоскреба. Там за стаканчиком виски Johnnie Walker Blue Label, по слухам, Яков Игоревич подружился с лучшими людьми "Газпрома".

Когда в прошлом году завязалась нешуточная баталия вокруг приватизации "Сибирско-Уральской нефтегазохимической компании" (СИБУРа), глава "Газсибконтракта" Голдовский принял в ней самое активное участие. СИБУР объединял десяток ведущих газоперерабатывающих заводов (ГПЗ) России. На этих предприятиях перерабатывается попутный газ, добываемый вместе с нефтью. За контроль над этим доходным бизнесом вступили в схватку газовики, нефтяники, энергетики, химики и даже производители алюминия.

Борьба была не вполне джентльменской. Например, гендиректор Сургутского ГПЗ Александр Рязанов, отвергавший схему приватизации, которую отстаивали газовики, провел ночь за решеткой. "Когда я летел в загранкомандировку, - рассказывает г-н Рязанов в интервью журналу "Эксперт", - и уже прошел паспортный контроль, меня арестовал РУОП по непонятному обвинению в вывозе чужих денег. Человеком, чьи деньги я якобы вывозил, оказался господин Голдовский из "Газсибконтракта", его ко мне пустили поговорить. Сказал он примерно следующее: "Что же Вы не соглашаетесь на обмен акций - Вы же видите, какие у нас возможности.""

Принято считать, что верх, в конце концов, одержал "Газпром". Это так, да не так. По сведениям из источников в администрации Тюменской области и в самом "Газпроме", в действительности контрольный пакет акций СИБУРа оформлен на некую оффшорную компанию GNK, зарегистрированную, как несложно догадаться, опять-таки в Лихтенштейне. А вот деньги на покупку акций СИБУРа ушли и вправду газпромовские: "Газпромбанк" с этой целью щедро выдал GNK кредит в 120 миллионов долларов.

Наивно предполагать, что кредит этот будет когда-либо возвращен. Ведь кредит выписан под залог… приобретаемых акций СИБУРа. Вступив во владение холдингом, новые хозяева принялись рьяно распродавать акции своих "дочек" - газоперерабатывающих заводов разным другим оффшорам. Следовательно, в скором времени кредитору достанется в виде залога "пустышка". Надо быть полным идиотом, чтобы после этого беспокоиться про какой-то должок!

Между прочим, аналогичная приватизационная судьба тем временем постигла и сам "Газсибконтракт". Сегодня уже не контрольный пакет, как это было изначально, а только 23 процента акций этого АО принадлежит "Газпрому". Остальные распылены… правильно, между оффшорными компаниями. Словом, занимаются очисткой попутного газа в Западной Сибири и торгуют им отнюдь не структуры "Газпрома", вроде бы завоевавшие это право в нелегкой конкурентной борьбе, а какие-то частные структуры, подконтрольные непонятно кому.

То есть, пардон, понятно кому: ни для кого в тюменских деловых и политических кругах не секрет, что и лихтенштейнской GNK, и многими другими подобными образованьями фактически управляет все тот же г-н Голдовский. Самый интересный вопрос заключается совершенно в другом. Отчего руководители "Газпрома" позволили этому бизнесмену разжиться эдакой собственностью за счет РАО? Кто на него даст ответ? Кто, кто? Пушкин!

Ведь, как рассказывают знающие люди из "Газпрома", Голдовский с Пушкиным на дружеской ноге. Александр Пушкин и Яков Голдовский часто просиживают вместе в ресторане "Розетто", а также катаются на горных лыжах, путешествуют на яхтах, словом, живут полнокровной жизнью в меру упитанных мужчин в полном расцвете сил.

В эту теплую мужскую компанию наряду с Пушкиным Александром Алексеевичем - заместителем председателя правления РАО "Газпром" входит Шурымов Александр Федорович - начальник управления маркетинга того же гигантского РАО, Никишин Валентин Иванович - гендиректор дочернего ООО "Межрегионгаз" и некоторые другие важные "газовые" начальники. Примыкает к ней и группа бизнесменов: гг. Шехтман, Сладковский, Голдовский, наконец (двух последних приятели именуют "сладкая парочка").

Прожженные циники берут даже на себя смелость утверждать, что "газовые короли" пушкинского круга оказывают Голдовскому благодеяния якобы вовсе не из дружеских чувств ("Что дружба? Легкий пыл похмелья…"). И вовсе это не благодеяния. И якобы сам он всего лишь состоит у них на посылках. Короче говоря, ай да Пушкин, ай да бизнесмен!

P. S. Хотелось бы задать председателю РАО "Газпром" г-ну Вяхиреву несколько вопросов.

  1. Рэм Иванович, что связывает Ваших подчиненных и в первую очередь Вашего заместителя г-на Пушкина А. А. с российско-лихтенштейнским бизнесменом Яном (Яковом) Голдовским?
  2. Правда ли, что г-н Голдовский превратился в собственника, контролирующего "Газсибконтракт" и СИБУР? Не равнозначно ли это, по сути, растаскиванию естественного монополиста?
  3. Известно ли Вам что-нибудь о нефтяном прошлом г-на Голдовского и об афере, при которой куда-то канули 20 миллионов долларов, перечисленных "Роснефтью" фирме Bobardo?

В случае отрицательного ответа на последний вопрос редакция АПН с удовольствием предоставит Вам соответствующие документы.