Газовый бен Ладен

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Противники украинского премьера уверяют, что Семен Могилевич согласился дать показания о газовой сделке между "Газпромом", Министерством обороны РФ и украинской компанией ЕЭСУ, которую некогда возглавляла Юлия Тимошенко"

Оригинал этого материала
© "Коммерсант-Власть", origindate::04.02.2008, Фото: ИТАР-ТАСС

Газовый бен Ладен

Converted 26097.jpg

23 января в Москве был арестован легендарный Семен Могилевич. Неделю спустя Могилевичу и задержанному одновременно с ним гендиректору сети "Арбат-Престиж" Владимиру Некрасову предъявили обвинение в уклонении от уплаты налогов. Поимка Могилевича вызвала куда больший шок на Украине, чем в России: там его считают автором всех грязных схем торговли газом между Москвой и Киевом за последние 15 лет. В том, как Семен Могилевич приобрел себе славу "газового бен Ладена", попытались разобраться специальный корреспондент ИД "Коммерсантъ" Михаил Зыгарь и украинский журналист Мустафа Найем.

24 апреля 2003 года суд Пенсильвании заочно обвинил Семена Могилевича в рэкете, мошенничестве, отмывании денег, подтасовке финансовой отчетности и целом ряде других преступлений. Если бы он был признан виновным во всех из них, его ждало бы 390 лет тюрьмы. ФБР включило Семена Могилевича в десятку самых разыскиваемых людей. Возглавлял десятку тогда "террорист номер один" Осама бен Ладен, вторым шел его зам Айман Завахири, а "отец русской мафии" Могилевич и его ближайшие сподвижники Игорь Фишерман и Анатолий Цура заняли места с пятого по седьмое. К тому моменту Могилевич уже являлся легендарной личностью. Не такой популярной, как бен Ладен, однако почти такой же мифической. Один из мифов (сотворенных испанскими СМИ в 2001 году) даже называл Могилевича партнером бен Ладена: якобы главный русский мафиози еще в 90-е продал главного арабскому террористу похищенный на территории бывшего СССР обогащенный уран, дабы бен Ладен смог смастерить "грязную бомбу". Еще бен Ладена и Могилевича объединяли отсутствие достоверной биографии и демонические репутации -- им приписывали едва ли не все зло мира. Разница лишь в том, что в случае с Могилевичем обвинения звучали чуть более убедительно.

Миф об "Итере"

На Украине журналистские расследования крупных афер, в которых фигурируют большие деньги, почти всегда заканчиваются одним словом. Рано или поздно какой-нибудь наиболее откровенный политик или чиновник пожмет плечами и скажет: "Сева". Этот ответ считается исчерпывающим, а дальнейшие расспросы -- просто неприличными.

Действительно ли Семен (он же Сева) Могилевич имеет такое большое влияние на украинский бизнес и политику выяснить невозможно. Кто-то упоминает его, чтобы подчеркнуть таинственность происходящего, кто-то, чтобы придать себе значимости, а кто-то просто потому, что ничего другого не приходит в голову.

Сегодня среди политиков и бизнесменов осталось совсем немного людей, еще помнящих грузную фигуру Семена Могилевича в приемной Леонида Кучмы. Особо приближенные с улыбкой вспоминают, как Сева специально садился на низенький стульчик, чтобы завязать шнурки на ботинках -- иначе не позволял мощный торс бывшего борца.

Дмитрий Фирташ, украинский бизнесмен, живущий в Лондоне и обладающий пятым состоянием на Украине (около $3,4 млрд по версии польского журнала Wprost) любит намекать на то, что Семен Могилевич стал игроком на газовом рынке еще в середине 1990-х. По его мнению, этот авторитетный предприниматель был тогда партнером компании "Итера", которая в то время закупала газ у Туркмении, транспортировала его по газпромовским трубам и продавала Украине.

Дмитрий Фирташ в тот момент еще не торговал газом. Он начинал осваивать газовый рынок Украины только в самом конце 1990-х, но уже в 2002-м сумел вытеснить с него "Итеру" и занять ее место. Таким образом, у Фирташа и его деловых партнеров нет никаких оснований любить "Итеру" и ее руководителя Игоря Макарова. В изложении людей Фирташа легенда звучит примерно так: "авторитетный предприниматель" Семен Могилевич придумал схему, с помощью которой можно было взять под свой контроль все поставки туркменского газа на Украину, а заодно и весь украинский газовый рынок. С этой схемой он якобы пришел к зампреду правления "Газпрома" Вячеславу Шеремету. А заодно привел перспективного предпринимателя Игоря Макарова, которому и поручили выполнять задачи, поставленные Могилевичем и "Газпромом". Согласно этой версии, "Итера", а значит и Могилевич, быстро нашли общий язык с тогдашним украинским премьером Павлом Лазаренко и его правой рукой Юлией Тимошенко.

Подозревало "Итеру" в связях с Семеном Могилевичем также и министерство юстиции США. В прошлом году там начали расследование, чтобы выяснить степень влияния Могилевича на газовый рынок Украины. Правда, по данным газеты The Wall Street Journal, американский минюст подозревал, что связующим звеном между "Итерой" и Могилевичем был именно Дмитрий Фирташ.

В "Итере", естественно, все опровергают: как факт партнерства с Могилевичем, так и то, что реальными владельцами компании были отцы-основатели "Газпрома".

Тем не менее теоретически в середине 1990-х Семен Могилевич вполне мог открыть любую дверь, в том числе и дверь кабинета первого зампреда правления "Газпрома". Он считался одним из главных криминальных авторитетов в России и, кроме того, имел неплохие связи с представителями власти. К примеру, его компания Arbat International, закупая у Национального фонда спорта акцизные марки, буквально наводнила Россию контрафактной водкой Absolut и Rasputin, которую производили предприятия Могилевича в Венгрии.

Тем не менее, какой бы ни была влиятельность Могилевича в России, она не идет ни в какое сравнение с тем, как его фигуру демонизируют в западных СМИ. На Западе он был главным символом легендарной "русской мафии". В 1990-е, когда глобальная война против мирового терроризма еще не началась, именно "русскую мафию" на Западе считали самой страшной угрозой правопорядку. И именно фигура Могилевича ее олицетворяла.

Ему приписывали контроль едва ли не над всеми борделями Восточной Европы, в первую очередь в Будапеште и Праге, над всем восточноевропейским наркотрафиком и торговлей оружием. В европейских газетах то и дело появлялись леденящие кровь публикации о виллах Могилевича в Венгрии, переоборудованных под пыточные: там его подручные якобы резали на куски бизнесменов, отказавшихся платить дань "русской мафии".

Тем не менее все это время Могилевич умудрялся вести бизнес в США. Акции его компании YBM Magnex высоко котировались на Уолл-стрит -- считалось, что она производит магниты в Венгрии. На самом деле фирма просто отмывала деньги. Структура развалилась в 1998 году, после обысков в офисах YBM Magnex в Пенсильвании. По данным ФБР, инвесторы понесли убытки на более чем $150 млн. Именно этот скандал и является основной причиной, по которой Могилевича разыскивает ФБР.

Впрочем, суда по этому делу, как и по делу об отмывании денег в Bank of New York, которое также связывали с Могилевичем, так и не состоялось, и окончательно его вина не была доказана. Как и не была доказана причастность Могилевича к авторству украинской газовой схемы.

Миф об ETG и RUE

В 2002 году фамилия Могилевича все реже стала упоминаться в западных СМИ и все чаще -- в украинских. С одной стороны, после терактов 11 сентября 2001 года главным врагом западной цивилизации стал исламский терроризм, а пресловутая "русская мафия" вышла из моды. С другой стороны, сменилось руководство компании "Газпром", после чего начались серьезные перемены на украинском газовом рынке.

В конце 2002 года компанию "Итера" в качестве посредника, покупающего газ в Туркмении и продающего его Украине, сменила компания Eural Trans Gas. Она была зарегистрирована в венгерской деревне тремя румынскими безработными и израильтянином Зевом Гордоном. Последний никогда не скрывал того, что был адвокатом Семена Могилевича. При этом он признавался, что, создавая Eural Trans Gas, он действовал по указанию Дмитрия Фирташа. Кто является реальными владельцами компании, не разглашалось. Ее гендиректором числился венгр Андраш Кнопп, представителем в России -- Олег Пальчиков, а представителем в Средней Азии -- Дмитрий Фирташ.

Сомнительное происхождение компании вовсе не смутило ни российские, ни украинские власти, ни компанию "Газпром". Российский газовый монополист легко согласился с тем, чтобы она получала на Украине миллиардные прибыли. Поначалу и в "Газпроме", и в украинской государственной газовой компании НАК "Нафтогаз Украины" утверждали, что Eural Trans Gas вскоре должна быть выкуплена "Газпромом" и "Нафтогазом Украины", которые приобретут по 50% акций, но эта покупка так и не состоялась.

Смена "Итеры" на Eural Trans Gas вовсе не означала, что изменилась схема работы. Более того, многие офшорные компании, обслуживавшие предыдущего транзитера, продолжали работать в единой схеме с новыми компаниями. К примеру, обоих поставщиков обслуживала одна и та же кипрская компания Highrock Holding Ltd., владельцами которой являлись Дмитрий Фирташ и тогдашняя жена Семена Могилевича Галина Телеш. Уже в 2007 году Дмитрий Фирташ заявлял в интервью, что хотя и был знаком с Семеном Могилевичем, никогда не был его деловым партнером. По его словам, он купил долю в Highrock Holding, не зная, что совладелицей этой компании является жена Могилевича: "не проверил по наивности".

Непрозрачность Eural Trans Gas (ETG) с самого начала стала причиной ее серьезных проблем. Украинская пресса в один голос твердила о том, что истинным владельцем компании является Могилевич. Менеджмент компании пытался судиться с газетами и даже выигрывал, так как доказательств причастности Могилевича к газовому посреднику не существовало. Однако репутацию компании выигранные судебные иски не улучшали.

И всего через год работы место Eural Trans Gas заняла компания RosUkrEnergo (RUE). Она, в отличие от предшественника, была зарегистрирована не в Венгрии, а в Швейцарии. Структура собственности была чуть яснее: 50% принадлежали Газпромбанку (позже их выкупил "Газпром"). Кому принадлежит вторая половина RosUkrEnergo, долгое время оставалось неизвестным -- номинальным держателем акций был австрийский фонд Raiffeisen Investment. По наследству от ETG новому посреднику досталась значительная часть менеджмента. Так, содиректором RosUkrEnergo стал Олег Пальчиков, бывший представитель Eural Trans Gas в Москве.

Фигура Могилевича вновь появилась в этом деле в июле 2005 года. В интервью Financial Times тогдашний глава СБУ Александр Турчинов, (правая рука Юлии Тимошенко и в настоящее время первый вице-премьер в ее правительстве) заявил, что у него есть "косвенные доказательства" того, что Семен Могилевич контролирует компанию RosUkrEnergo.

Юлия Тимошенко предпринимала несколько попыток оттеснить нового посредника от торговли газом и, как утверждают ее тогдашние подчиненные, вернуть "Итеру". Однако внезапная отставка в сентябре 2005 года помешала ее планам.

Между тем в марте 2006 года генпрокуратура Украины возбудила уголовное дело по факту уничтожения материалов оперативно-розыскного дела о деятельности международного криминального авторитета Семена Могилевича. По словам сотрудников ГПУ, 20-томное досье Семена Могилевича, которое СБУ собирала на протяжении 12 лет, было уничтожено 8 сентября 2005 года -- якобы такое распоряжение, уходя в отставку, отдал Александр Турчинов. Но вскоре решением суда было закрыто и это уголовное дело. Сам Турчинов утверждает, что такого дела не было и никто его не уничтожал.

Противники нынешнего премьера уверяют, что в деле, которое якобы было уничтожено, могли быть доказательства причастности Семена Могилевича как к RosUkrEnergo, так и к компании "Итера" Игоря Макарова, которую долгое время лоббировала сама Юлия Тимошенко.

В "Газпроме" и Raiffeisen Investment обвинения о причастности Могилевича к RosUkrEnergo всякий раз опровергали. Зампред правления "Газпрома" Александр Медведев заявлял в 2005 году, что удивлен информацией, будто Raiffeisen Investment -- номинальная структура, а истинными партнерами Газпромбанка по RosUkrEnergo могут быть сомнительные фирмы: "Мы прекрасно осведомлены, кто наш партнер в СП "РосУкрЭнерго"". Однако год спустя оказалось, что топ-менеджер Газпрома как минимум лукавил.

Истинные владельцы компании RosUkrEnergo стали известны только весной 2006 года. Причем произошло это именно благодаря Семену Могилевичу. В апреле 2006 года деятельностью и собственниками RosUkrEnergo заинтересовалось министерство юстиции США. Следователи отдела по борьбе с организованной преступностью минюста в Вашингтоне встретились с представителями RosUkrEnergo и Raiffeisen Investment -- они задавали вопросы именно о Семене Могилевиче.

Вмешательство американских спецслужб сподвигло владельцев "австрийской половины" швейцарского трейдера назвать себя. Ими оказались украинские предприниматели Дмитрий Фирташ (40% компании) и Иван Фурсин (10%).

Однако известие, что компанией, являющейся посредником в отношениях между тремя государствами, владеют два малоизвестных бизнесмена, лишь усилило подозрения. Минюст США и ФБР продолжили расследование. Как сообщал Wall Street Journal, они сосредоточили свое внимание на возможных связях Могилевича и его партнера Игоря Фишермана с кипрской компанией Highrock Holding.

Однако, как заявлял в интервью газете "Ведомости" Дмитрий Фирташ, он ответил на все вопросы, интересовавшие американцев, и сумел убедил их в том, что он не связан с Могилевичем: "Я случайно выяснил, что в списках учредителей этих компаний (Highrock Holding и дочерняя Highrock Properties.-- "Власть") числятся жены Могилевича и Фишермана, тут же поехал на Кипр и все переписал. Когда эти документы оказались у американского минюста, они сначала сделали вывод, что я связан с Могилевичем, но потом я убедил их, что это не так".

Мифы об аресте

Если российской публике имя Семена Могилевича до его ареста мало что говорило, то на Украине он давно уже является знаменитостью. Его арест и политики, и журналисты немедленно связали именно с газом.

Арест Семена Могилевича произошел в тот момент, когда для компании RosUkrEnergo настали, кажется, сложные времена. С одной стороны благодаря поддержке "Газпрома" RosUkrEnergo стала крупнейшим газовым трейдером с оборотами в миллиарды долларов. Еще в 2006 году "Газпром" передал этой компании контракты на поставку на Украину всего среднеазиатского газа, идущего через территорию России (56 млрд куб. м), и еще до 17 млрд куб. м газа для Европы -- право продавать газ в Европе прежде не получала ни одна компания-посредник. Однако с другой стороны, все чаще стали циркулировать слухи о том, что компания RosUkrEnergo может вскоре потерять свое привилегированное положение. В конце прошлого года правительство Украины возглавила Юлия Тимошенко, одним из главных предвыборных лозунгов которой было устранение с рынка RosUkrEnergo.

"RosUkrEnergo -- это самая крупная коррупционная модель, которая была создана за последние 10 лет на постсоветском пространстве. Это суперметастаза, которую надо удалять",-- говорила Юлия Тимошенко за несколько дней до назначения премьер-министром. Правительство уже начало борьбу с RosUkrEnergo, резко сократив объем поставок компании на внутренний рынок, а также инициировав тотальную проверку всех связанных с ней предприятий. "Я уже передала Фирташу ящик снотворного, так как он уже не спит и спать не будет, так как RosUkrEnergo на украинском рынке не будет, вместе с дочерними предприятиями. Украина будет иметь прямые контракты с Россией",-- заявляла Тимошенко.

Дмитрий Фирташ, по всей видимости, действительно заволновался. Олигарх, который до этого почти круглый год находился в Лондоне, а на переговоры предпочитал приглашать партнеров в Монако, неожиданно обосновался в Киеве. Он арендовал офис недалеко от здания правительства, и теперь там часто можно встретить представителей бывшего кабинета Виктора Януковича: экс-министра топлива и энергетики Юрия Бойко и его близкого соратника Сергея Левочкина.

В окружении Юлии Тимошенко открыто говорят, что арест Могилевича можно расценивать как сигнал о готовности Москвы сменить политику в отношении Украины. По их словам, таким образом "Газпром" и Кремль дают добро на то, чтобы Юлия Тимошенко избавилась от RosUkrEnergo, и выражают готовность вести дальнейшие переговоры именно с ней.

Кроме того, в Киеве не исключают, что устранение RosUkrEnergo может быть нужно Москве, чтобы сделать схему газовой торговли более надежной, чтобы ничто не помешало ее работе с уходом Владимира Путина и избранием нового президента. В окружении Юлии Тимошенко с удовлетворением вспоминают, что о возможности ликвидации RosUkrEnergo не так давно говорил и первый вице-премьер Дмитрий Медведев. "Мы, вероятно, в следующем году пересмотрим схему взаимоотношений и уйдем от существования каких-либо непонятных до конца посреднических структур. Во всяком случае, структур, наличие которых сегодня не вполне объяснимо для нас и которые были предложены в определенном историческом контексте нашими партнерами. Может быть, это упростит взаимоотношения, поможет им рассчитываться в срок, не создавая таких больших долгов",-- говорил Медведев в октябре прошлого года.

Подобная интерпретация ареста Могилевича людьми Юлии Тимошенко легко объяснима. Им очень хочется убедить и себя, и своих политических соперников, что Москва отказывается поддерживать "бело-голубых", якобы запятнавших себя связями с Могилевичем, и переориентируется на нынешнего премьера как на более сговорчивого партнера.

Правда, в некоторых украинских СМИ уже появилась информация, что арест криминального авторитета может стать для Юлии Тимошенко роковым. Якобы уголовное дело, возбужденное 1996 году в отношении Юлии Тимошенко Главной военной прокуратурой РФ, может быть реанимировано в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. Противники украинского премьера уверяют, что Семен Могилевич согласился дать показания относительно газовой сделки между "Газпромом", Министерством обороны РФ и украинской компанией ЕЭСУ, которую некогда возглавляла Юлия Тимошенко. Если эти слухи окажутся правдой, то в результате ареста Семена Могилевича RosUkrEnergo может быть не только не уничтожена, а, наоборот, спасена. В крайнем случае, под новым именем.

Представители самой компании-посредника, как и менеджеры "Газпрома", продолжают заявлять, что Семен Могилевич, как и его арест, никакого отношения к ним не имеет и никаких доказательств его вовлеченности в газовую сферу нет. И это правда, но далеко не вся правда. Точно также не существует ни одного доказательства причастности бен Ладена к терактам 11 сентября -- существует лишь внутренняя убежденность широкой общественности в том, что в таком серьезном деле без него обойтись не могло.

В российско-украинской газовой торговле Семен Могилевич давно уже превратился в виртуального персонажа. Не важно, действительно ли он контролировал торговлю газом. Могилевич самим фактом своего существования символизировал непрозрачность и запутанность отношений между Россией и Украиной точно так же, как раньше символизировал для Запада "русскую мафию". И после его ареста газовая торговля имеет шанс стать чуть более прозрачной, потому что уже не будет возможности все списывать на козни Севы Могилевича.

Кто такой Семен Могилевич

Семен Юдкович Могилевич родился 30 июня 1946 года в Киеве. В 1973 году осужден на три года за валютные операции, а в 1977 году -- на четыре года за мошенничество. В конце 1980-х годов эмигрировал в Израиль, оттуда переехал в Венгрию. Имел более 15 паспортов, в том числе России, Украины, Израиля, Венгрии и Хорватии. Использовал документы с именами Семион Моглеритис, Семион Могрилец, Сергей Магрилец, Семен Телеш, Сергей Палагнюк, Семен Палагнюк, Шимон Макельвитш, Шимон Макелвич, Сеймон Могилевск, Лев Фишерман, Симеон Телес, Семен Юдкович, Сергей Мангрияц. Фамилии обычно менял законным путем -- через женитьбу. В 1999 году поменял не только фамилию, но и имя. В последнее время под именем Сергей Юрьевич Шнайдер жил в частном особняке в Подмосковье.