Газпромовский фактор семьи Гавриленко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Анатолий Гавриленко. Фото expert.ru
Forbes

Основа финансового благосостояния финансиста - умение грамотно обойти закон

Совокупные активы НПФ основателя брокерской компании «Алор» Анатолия Гавриленко превышают 180 млрд рублей. Что связывает бизнес финансиста с государственными проектами? Rolls-Royce с номером 911 подкатил к гостинице [1], что находится на набережной Москва-реки почти напротив Кремля. В мае 2014 года здесь проходил форум финансистов. Из автомобиля вышел бодрый мужчина, безымянный палец его левой руки украшал массивный перстень с большим черным камнем. Прозвище Анатолия Гавриленко — «папа», и дело не только в почтенном возрасте. Однако вряд ли кто будет называть его так в лицо. До недавнего времени он был известен прежде всего как активный и уважаемый участник профессиональных дискуссий и владелец не самой большой брокерской компании «Алор». 

В 2014 году Гавриленко стал одним из крупнейших игроков на рынке [2], совокупные активы его НПФ составляют сейчас более 180 млрд рублей. И хотя Гавриленко часто пишет в своем блоге о свободе рыночных отношений, его финансовый бизнес развивается во многом благодаря государству. Что и кто связывает рыночного либерала Гавриленко с государственными проектами?   Друг Рауля Кастро Гавриленко окончил Московский государственный институт иностранных языков им. Мориса Тореза, где в совершенстве овладел испанским языком. Он считает, что после вуза получить престижную работу за рубежом ему не удалось. «Нужно было быть членом партии и неевреем, — вспоминает Гавриленко. — Евреем я не был, членом партии тоже, поэтому после окончания университета отправился переводчиком на Кубу». После года работы на [3] он вернулся в Москву, где организовывал встречи молодежных иностранных делегаций, а потом пошел служить в армию и, успев побывать в Перу, вновь оказался на Кубе «военным специалистом». «Когда началась война в Анголе [в 1975 году], я занимался тайной отправкой туда бойцов-кубинцев самолетами «Аэрофлота», — вспоминает Гавриленко. — Так я близко познакомился с Раулем Кастро, который вместе со мной встречал рейсы с ранеными и убитыми солдатами».

Постепенно он оброс связями и уже в 1976 году устроился в Госплан СССР, а позже занял пост ответственного секретаря одного из комитетов Совета экономической взаимопомощи. Гавриленко стал частью советской номенклатурной элиты, но страна менялась. «В 1989 году стало понятно, что стране приходит конец. В Польше, Чехословакии прошли демократические выборы», — вспоминает Гавриленко. Он начал заниматься бизнесом и, как и многие в те годы, хватался за все: продавал спецодежду, представлял интересы польской нефтяной компании. Потом возглавлял Торговый дом Вадима Туманова, где, по его словам, сформулировал главный принцип ведения дел — «не кидать», дорожить репутацией. Партнером Торгового дома были испанские виноделы Codorniu, они из-за воровства российских менеджеров готовы были разорвать деловые отношения. Гавриленко решил уладить конфликт. «Я попросил о встрече с главой компании в России, — вспоминает он. — Тот говорил очень холодно, пока я ему не сказал, что без проблем верну ему товар на $3 млн, хотя они его уже списали».

Гавриленко выполнил обещание, испанцы были поражены и продолжили сотрудничество. В 1993 году Гавриленко ушел из Торгового дома: «Надоели компромиссы того времени, когда мне должны заплатить $100 000, а платили $50 000, а также бандиты, которые приходили консультироваться по различным вопросам зарабатывания денег».   Биржевое место Гавриленко решил сосредоточить усилия на только зарождавшемся фондовом рынке и учредил компанию «Алор Инвест», среди ее первых инвестиций были и акции [4], стоившие тогда, по его словам, 10 центов, через три года цена выросла до $1,75. Одновременно Гавриленко начал скупать места на биржах. «В 1996 году торговое место на бирже в Чили продавали за $1,8 млн, — рассказывает он. — Я думал, что разбогатею, покупая себе акции бирж и биржевые места». Первое торговое место «Алор Инвест» купил за 300 000 рублей на бирже МТБ, которая располагалась в павильоне №4 на ВВЦ. Один из соседей по торговому залу на МТБ вспоминает, что Гавриленко выделялся среди биржевых игроков своей активностью, возрастом и опытом. Однако скупка мест на биржах не дала быстрого результата — в 1996 году развалилась МТБ, а в 1998 году разорилась и Российская биржа. Гавриленко потерял 2 млн рублей клиентских денег и 700 000 рублей своих, но с фондового рынка не ушел.   
438f7ace36d0bdb8758ee8264e447a89.jpeg
(Просмотр в полном размере - [/images/2014/07/gavri1b.jpg здесь])  

И наконец удача ему улыбнулась. После кризиса 1998 года «Алор Инвест» первый предоставил клиентам возможность торговать через интернет и за три года стал одним из лидеров по оборотам с акциями на ММВБ. Кроме того, «Алор» занял первое место по оборотам торгов фьючерсом на индекс РТС. Бывший глава биржи РТС Олег Сафонов считает, что срочный рынок РТС стал таким успешным во многом благодаря стратегическому мышлению Гавриленко. Инвестиционная идея покупать акции бирж тоже в итоге выстрелила: в 2004 году «Алор Инвест» купил 2% акций РТС за $200 000, а в 2011 при создании Московской биржи (ММВБ поглотила РТС) он продал этот пакет за $20 млн. «Акции РТС стали единственным выгодным вложением в биржи. Потому как я принимал активное участие в ее строительстве», — говорит Гавриленко.   Семейный очаг Когда в 1995 году сын Гавриленко, тоже Анатолий, оканчивал экономфак МГУ, отец поинтересовался его дальнейшими профессиональными планами. «Он сказал, что ему интересен фондовый рынок, — вспоминает Гавриленко-старший. — Это было перспективно, а главное, что с фьючерсами не смогли бы разобраться бандиты». В отличие от отца [5] предпочитает оставаться в тени. Он отказался общаться с Forbes. «По своему темпераменту — полная противоположность отцу и не любит публичность», — говорит один из знакомых семьи. «Старший Гавриленко посвятил себя общественной деятельности, — рассказывает источник, близкий к «Алор Инвесту». — Сейчас все ключевые решения принимает его сын». Однако начиналось все по-другому. Гавриленко-младший не привлекал к себе большого внимания, когда после окончания МГУ работал директором «Алор Инвеста», а потом гендиректором УК «Агана», еще одной компании отца. Его карьера стремительно пошла в гору после того, как новый председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер перетряхнул и финансовые кадры.

В 2003 году вместо главы НПФ «Газфонд» Виктора Тарасова пришел 33-летний [6], сын [7], одного из учредителей кооператива «Озеро», а весной 2004-го УК «Лидер» (управляет средствами НПФ «Газфонд») вместо Игоря Зинкевича возглавил Анатолий Гавриленко-младший. Он говорил тогда СМИ, что предложение стало для него неожиданным. Сейчас под управлением УК «Лидер» во главе с младшим Гавриленко находится более 450 млрд рублей. Гавриленко-старший говорит, что инициатором найма его сына был НПФ «Газфонд». «Ко мне обратился [вице-президент НПФ «Газфонд»] Николай Семин, с которым мы работали в Госплане, — вспоминает он, — он сказал, что сын подходит на вакантную должность. Я решил, что, наверное, не всегда даю возможность сыну проявить свои сильные качества и это шанс для него. Да и компания, в которую он уходил, была очень достойной. Правда, об этом мы тогда сильно не думали». Стоило Гавриленко-младшему стать генеральным директором УК «Лидер», как компания начала сотрудничать с фирмами Гавриленко-старшего «Алор Инвест», УК «Агана». Эти компании недавно собрались под одной крышей недалеко от станции метро «Шаболовская» в Москве. Показательный пример. В феврале 2007 года вышло постановление правительства, обязавшее НПФ «Газфонд» снизить размер вложений в акции «Газпрома» (инвестиции в акции учредителя составляли 30% портфеля фонда). Тогда же под управлением УК «Агана» появился паевой фонд «Стратегические активы» размером 58,5 млрд рублей, хотя до этого она управляла активами на 1 млрд рублей. В новый фонд попали активы «Газфонда» (23% от резервов): 0,3% акций «Газпрома», 18% акций «Мосэнергосбыта», пакет МОЭК и другие. Весной 2008 года структуры семьи Гавриленко помогли «Газфонду» обойти законодательство и сохранить контроль над Газпромбанком. «Газфонд» владел более 40% банка, притом что правительство разрешало не более 10%. Были созданы две компании, «Газкон» и «Газ-сервис», которые выкупили 34,3% акций банка у УК «Лидер», владевшей ими в интересах «Газфонда».

Сделку профинансировал сам «Газфонд», выкупив облигации компаний-покупателей через «Алор Инвест». Позже принадлежащие «Газ-сервису» и «Газкону» акции Газпромбанка перекочевали в тот же фонд «Стратегические активы». За управление только этим фондом УК «Агана» получает 0,2% от активов, или 76 млн рублей в год. «Никто из менеджеров УК «Агана» не имеет права прикасаться к этому фонду, — говорит источник, близкий к «Алору». — Решения по нему принимаются в «Лидере» и «Газфонде». Активами «Газфонда» управляет не только УК «Агана», к примеру, 6,23% акций МОЭСК находятся в доверительном управлении УК «Перспектива Финанс», связанной с Натальей Хорунжий, дочерью Гавриленко-старшего. По словам источника, близкого к Газпромбанку, работа через семейные компании Гавриленко согласована с акционерами УК «Лидер»: «Руководство такой компанией — это фактически министерская должность, контроль за такими действиями крайне жесткий». «Алор Инвест» предоставляет УК «Лидер» и услуги брокерского обслуживания. По словам источника в «Алор Инвесте», на УК «Лидер» приходится около 20% от объема операций компании на фондовом рынке, а брокерский бизнес принес ей в 2013 году $5 млн чистой прибыли.   Пенсионные накопления Гавриленко-старший задумался о покупке пенсионных фондов еще в 1996 году, когда вернулся из поездки в Чили: «Многие успехи чилийской экономики были связаны с проектами, куда инвестировались пенсионные деньги». Его планы реализовались спустя 10 лет. В 2007 году семья Гавриленко получила контроль над небольшим НПФ «Промагрофонд». С тех пор пенсионные накопления в «Промагрофонде» выросли с 133 млн рублей до 53 млрд рублей. Участники пенсионного рынка уверены, что Гавриленко купил НПФ «Промагрофонд» в интересах НПФ «Газфонд». Хотя формально Гавриленко-старший контролирует 75% акций компании «Пенсионные технологии», администратора НПФ «Промагрофонд». Сам Гавриленко-старший эту версию отрицает. Одним «Промагрофондом» дело не ограничилось. В сентябре 2013 года Гавриленко в партнерстве с компанией UCP финансиста [8] купил шестой по объему активов НПФ [9] (переименован в «Наследие»). Объем средств в фонде составлял 63,3 млрд рублей.

Дружить с Щербовичем семья Гавриленко начала в середине 2000-х. «Сначала с ним познакомился сын, они съездили вместе на рыбалку, потом позвали меня, — говорит Гавриленко-старший. — Теперь на хозяйство Щербовича на реке Поной ежегодно ездит три поколения семьи Щербовичей и Гавриленко». Партнеры купили НПФ «Наследие» за $85 млн, или 5% от имущества фонда. В мае 2014 года стало известно, что Гавриленко владеет еще одним крупным фондом, эту информацию о себе раскрыл НПФ «КИТ Финанс» с активами 64,4 млрд рублей. НПФ «Благосостояние» разделяется сейчас на два фонда. В одном будут сосредоточены пенсионные накопления, в другом — резервы. Фонд с пенсионными накоплениями на 112 млрд рублей уже акционируется и выставлен на продажу. По словам источника, купить фонд в интересах «Газфонда» собирается Гавриленко. Кроме этих фондов Щербович и Гавриленко рассматривали варианты покупки пяти-шести НПФ. Среди них был и корпоративный фонд «Северстали» НПФ «Стальфонд». Стороны подписали соглашение о намерениях, но не договорились о цене, и в результате фонд достался владельцу коммерческой недвижимости [10] (компания O1 Properties). Для чего партнеры покупают фонды? По словам источника, близкого к Щербовичу, его цель — консолидировать несколько фондов и продать их через пять-семь лет стратегическому инвестору. Гавриленко-старший отметил лишь, что Щербович — прекрасный финансовый инвестор. Сам Щербович не стал комментировать свои интересы на пенсионном рынке и взаимоотношения с Гавриленко. Теоретически фонды могут быть интересны финансистам как источники длинных денег. 

«Сейчас большинство российских банков не может предоставить финансирование на десять лет», — объясняет интерес к НПФ Борис Минц. Откуда у Гавриленко миллиарды рублей на покупку фондов, притом что годовая прибыль его бизнеса $5 млн? Сам он на этот вопрос отвечать отказался. Участники рынка предполагают, что источником финансирования мог стать НПФ «Промагрофонд». Глава этого фонда Ольга Буланцева говорит, что еще в 2011 году они купили НПФ «Уралоборонзаводский» с активами 1,5 млрд рублей по цене менее 10% активов и в других сделках не участвовали. Деньги можно занять у тех же НПФ. Еще в 2010 году учрежденная ранее компаниями Гавриленко ИФК «Союз» (прежнее название «Интерсофт») выпустила облигации на 10 млрд рублей с низким купонным доходом и погашением в 2028 году (кроме того, зарегистрирован проспект эмиссии бумаг еще на 20 млрд рублей). Эти облигации размещал на ММВБ «Алор Инвест», выпуск на 7,8 млрд рублей и сейчас обращается в котировальном списке А1 Московской биржи, а значит, их могут покупать НПФ. Глава «Промагрофонда» Ольга Буланцева заявила, что ее фонд облигаций ИФК «Союз» не покупал.

В НПФ «Наследие» отказались от комментариев.  
4331e9b0e706bc2c88dd05b1cc49fd82.jpeg
  Гендиректор ИФК «Союз» Владимир Широков говорит, что в ходе размещения компания привлекла 8 млрд рублей, деньги планировалось направить на финансирование строительства спортивных, медицинских и дошкольных учреждений от Оренбурга до Сахалина на базе концессионных соглашений и государственно-частного партнерства (ГЧП). Однако до сих пор не реализован ни один проект.   Дорога к миллиардам Осенью 2013 года Анатолий Гавриленко-младший показывал премьер-министру Дмитрию Медведеву и мэру Москвы Сергею Собянину развязку МКАД с федеральной автомобильной трассой М1. Этот проект — «Главная дорога» — стартовал в 2007 году и стал первым ГЧП, который финансируют пенсионные фонды. В нем приняли участие европейские концессионеры, а генподрядчиком стал «Стройгазконсалтинг» миллиардера Зияда Манасира. Гавриленко-младший был одним из ключевых организаторов проекта стоимостью 32 млрд рублей. Треть суммы предоставил Инвестиционный фонд России, а основной объем был профинансирован за счет размещения трех выпусков облигаций «Главной дороги» почти на 18 млрд рублей с погашением в 2028–2029 годах, гарантированных Минфином. УК «Лидер» возглавляет инвестиционный консорциум проекта и участвует в капитале «Главной дороги».
По данным замминистра транспорта России Олега Белозерова, к 2020 году в транспортную инфраструктуру России будет вложено около 12 трлн рублей, причем 5 трлн рублей планируется привлечь за счет частных инвесторов. Крупными покупателями первого выпуска облигаций «Главной дороги» на 8 млрд рублей в 2010 году стали НПФ «Благосостояние» и НПФ «Промагрофонд». «Мы купили бумаги на 1 млрд рублей, больше не смогли — размер активов не позволил вкладывать больше в одного эмитента», — говорит Буланцева. «Главная дорога» стала для Гавриленко-младшего не только заявкой на ведущие роли на рынке ГЧП, но и стартом для нового направления развития семейного бизнеса. Сейчас УК «Лидер» управляет тремя проектами в рамках ГЧП: строительством трех физкультурно-оздоровительных комплексов в Нижегородской области, ледового дворца в Ульяновске и мусоросортировочных комплексов в регионах. Концессионные компании «Волга-Спорт» и «Управление отходами» для финансирования проектов выпустили облигации на общую сумму более 7 млрд рублей, из них НПФ «Промагрофонд» купил бумаги на 2 млрд рублей. 

Центр прибыли этих проектов — инвестиционная компания (ИК) «Лидер», на 20% принадлежащая УК «Лидер» и на 60% — спецдепозитарию «Газфонда» «Инфинитум». ИК «Лидер» через концессионные компании уже привлекла 22,5 млрд рублей, и аппетиты у концессионеров под командованием Гавриленко-младшего только растут. Глава ИК «Лидер» Татьяна Фролова работает в структурах «Алора» во времен его основания и называет свою нынешнюю компанию «наша маленькая икочка». «Икочка» только в этом году планирует привлечь в проекты более 90 млрд рублей. И встраивание в этот бизнес компаний Гавриленко уже приносит прибыль. Например, в спортивных проектах ИК «Лидер» и «Алор Инвест» как организатор и андеррайтер получили комиссию в размере 2% от объема выпуска (66 млн рублей), по мусорным проектам ИК «Лидер» только по одному из выпусков получил 1% (25 млн рублей). Кроме того, компании группы «Алор» получают доход как учредители операторов концессий. Мелкие неприятности семейному бизнесу могут доставить изменения в законодательстве — обязательное акционирование НПФ. По словам Буланцевой, «Промагрофонду» придется расторгнуть договор с УК «Лидер», так как эта компания во главе с Гавриленко-младшим аффилирована с НПФ «Промагрофонд» Гавриленко-старшего, что по закону запрещено. Однако ничего страшного не произойдет, говорит Буланцева, фонд сможет выкупать инфраструктурные облигации через цепочку посредников.

Ссылки

Источник публикации