Газ-убийца. Газовая атака погубила 90 заложников

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::27.10.2002

Газ-убийца

Газовая атака погубила 90 заложников

Сергей Дюпин, Андрей Сальников, Ольга Алленова, Максим Варывдин

Converted 13662.jpg

Вчера ранним утром бойцы спецподразделения "Альфа" взяли штурмом театральный центр на Дубровке, в котором находилось более 800 заложников, захваченных группой смертников Мовсара Бараева. Террористы были уничтожены, большинство заложников оказались в больнице. Руководство спецоперации оценило ее на четыре с плюсом. Однако ее последствия окажутся весьма драматичными. Газ, запущенный спецназовцами, убил гораздо больше заложников, чем сами террористы.

Изматывающие переговоры

Подготовка к штурму, как стало известно корреспондентам Ъ, началась с первого дня захвата. Едва представители спецслужб и политики вступили в переговоры с террористами, как в оперативном штабе начал рассматриваться силовой вариант освобождения заложников. При этом генералы, заседавшие в штабе, говорили, что второго Буденновска не будет (тогда группу басаевцев, захвативших небольшой ставропольский город, выпустили с частью заложников в Чечню). Готовились к штурмовой операции альфовцы в ДК "Меридиан", что на Профсоюзной улице. Чтобы информация не дошла до осажденного центра на Дубровке, а в толпе за оцеплением, как говорят в ФСБ, действовало несколько сообщников террористов, которые предупреждали их обо всех действиях силовиков, подготовку максимально засекретили. Вся отработка действий штурмовиков проводилась по ночам, при этом даже на подступах к ДК были выставлены секреты из людей в гражданке -- они под какими-либо предлогами тут же заворачивали любопытных и просто прохожих.

Тактика тех, кто в это время осаждал театральный центр на Дубровке, была стандартной -- изматывающие переговоры, с помощью которых силовики и политики пытались добиться освобождения максимального числа заложников, чтобы минимизировать потери. Отчасти эта тактика оправдалась. Побывавшие в центре депутаты Госдумы Иосиф Кобзон, Ирина Хакамада, бывший президент Ингушетии Руслан Аушев и другие вывели из здания несколько десятков человек. Но большинство из 80 освобожденных до штурма заложников сбежали сами, выбравшись из помещений, которые не контролировали террористы. Уже на последнем этапе к переговорам было решено подключить криминальных "авторитетов", в том числе и тех, которые находятся в заключении, однако их помощь не понадобилась.

Расстрел

В пятницу террористы заставили детей-заложников звонить родителям и требовать, чтобы те провели антивоенный митинг на Красной площади, обещая при этом освободить пленников. Однако власти митинг запретили и выступили с довольно жесткими заявлениями. На встрече с родственниками захваченных Валентина Матвиенко заявила, что "никаких уступок не будет". В ответ террористы пообещали, что, если власти не начнут немедленного вывода войск из Чечни, они станут расстреливать заложников. Первых, как было объявлено, расстреляют в субботу в 6 утра. Однако стрельба в здании на Дубровке началась примерно за полтора часа до этого времени. Как оказалось, двое заложников, мужчина и женщина, видимо, узнавшие из теле- или радионовостей о завершении срока ультиматума, попытались бежать. Побег закончился неудачно. "Увидев, что они направляются к выходу, чеченцы начали стрелять. Мужчине, как мне показалось, пуля попала в глаз. Женщине -- в живот,-- рассказал Ъ бывший заложник Алексей.-- `Чехи` тут же начали бегать по залу и кричать, что сейчас всех расстреляют, взорвут бомбу. Эта похожая на бочку бомба то ли с пластитом, то ли тротилом стояла на кресле в самом центре зала и была напичкана шариками". Однако расстреливать никого не стали. Сами вытащили раненных в фойе, откуда их забрали врачи подъехавшей "скорой". Татьяна Старкова и Павел Захаров, несмотря на тяжелейшие ранения, были живы.

Как только "скорая" отъехала, спецназ был приведен в состояние повышенной готовности. Как потом выяснилось, в этот момент замглавы ФСБ РФ Владимир Проничев уже вел последние консультации с Кремлем, после чего была дана команда о штурме.

Женщин добивали, опасаясь конвульсий

Команда поступила в 5.20. В это время альфовцы уже были на так называемом рубеже атаки. (По данным НТВ, бойцы начали проникать в ДК еще в четверг). Одна группа спецназа проникла в здание по подземным коммуникациям и закачала в вентиляцию боевой нервно-паралитический газ. Другая, выбив окна, вошла в здание с тыловой стороны. Третья -- двинулась через фойе. При этом из подствольных гранатометов был открыт огонь по огромной вывеске "Норд-Ост", которая закрывает окна, выходящие в зрительный зал. Гранаты также были заряжены газом. Тут же к зданию двинулось несколько бэтээров внутренних войск. "Пулеметы были заряжены, и нам дали команду стрелять по окнам здания, если в них появятся вооруженные люди,-- говорили потом стрелки.-- Но огневая поддержка спецназу не понадобилась. Он справился сам".

-- Я толком не понял, что произошло. Штурм начался, когда мы спали в креслах. Раздались выстрелы, взрывы, а потом резко перехватило горло,-- рассказывает заложник Сергей Новиков.-- Они (террористы.-- Ъ) предупреждали, что, если при стрельбе мы попытаемся укрыться, они взорвут бомбы. Поэтому под кресла никто не лег. Все просто пригнулись и закрыли головы руками. Потом стало нечем дышать. Я не мог и двигаться. Меня словно парализовало. Подумал -- все, конец. Потом, не знаю сколько прошло времени, сознание вернулось. Какой-то парень в темной форме нес меня на плече. Запомнил, что в другой руке у него длинная винтовка, наверное, он был снайпером.

Газ, который использовал спецназ, рассказывали потом участники штурма, вызывает паралич при первом же вдохе. Концентрацию давали в принципе не опасную для жизни, но "помещение замкнутое, люди за три дня плена физически и морально измотаны, так что за последствия никто не ручался. Но раз команду дали, ее надо выполнять".

В здании спецназ разделился. Одна группа в противогазах работала непосредственно в захваченном зале. Другая -- зачищала фойе и гримерки. Последняя группа первой вступила в огневой контакт. Именно она уничтожила Мовсара Бараева -- единственного из террористов, который с начала захвата был без маски. Кто-то из спецназа потом уже лежащему на полу боевику вложил в руку бутылку коньяка "Хеннесси". Возможно, таким образом они хотели показать "истинное" лицо борца за веру. Но трюк не удался -- бутылка была пыльной, не распечатанной, да и ваххабит Бараев, как рассказывают знавшие его семью люди, предпочитал наркотики.

В зале альфовцам пришлось не воевать, а спасать людей. Лишь несколько боевиков, которых почему-то не вырубил газ, попытались оказать сопротивление. Но под воздействием газа, рассказывают штурмовики, они в основном попадали в заложников, находившихся вокруг. С террористами в зале было покончено в течение пяти-десяти минут. Женщин-шахидок, которые так и остались сидеть в креслах, добили выстрелами в затылок.

-- Добивали всех, на ком была взрывчатка,-- рассказывает альфовец.-- Потому что люди еще могут отойти или, наоборот, у них начнутся конвульсии. В общем, чтобы случайно никто не нажал на кнопку, делали контрольные.

По некоторым сведениям, одну из шахидок взяли живой. Также были задержаны трое предполагаемых участников захвата. Один -- в здании, а еще двое -- в толпе за оцеплением. Именно они сообщали подельникам о действии спецназа по телефону. Еще как минимум пара боевиков скрылась, смешавшись с заложниками. Их сейчас ищут как по больницам, так и в городе.

Журналистов в здание после штурма не пускали. Видеосъемку для телеканалов вели сами сотрудники ФСБ уже после того, как оттуда эвакуировали заложников. Трупы боевиков оставили. Во-первых, для зрителей, а во-вторых, для судмедэкспертов и прокуроров, которым еще предстоит провести следственные действия в здании. Корреспонденту Ъ, которому на пару минут удалось проникнуть в помещение, открылась страшная картина -- пол фойе усыпан битым стеклом, повсюду разбросаны шприцы, кровь запеклась целыми лужами. В зале, несмотря на то что после операции прошло уже больше часа, по-прежнему было трудно дышать и кружилась голова. Чтобы проветрить помещение, спецназовцы выбили стекла и прорезали "окна" в плакате с надписью "Норд-Ост" на фасаде. Саперы работали над трупами, лежащими на сцене, снимая с них "разгрузки". Другие трупы, которые не успели убрать, лежали в проходах и сидели в креслах. В основном это были женщины. Как рассказывали оперативники, участвовавшие в осмотре, спецназ стрелял не в каждую из них. Некоторые погибли, захлебнувшись в рвотных массах -- рвоту вызвал газ.

Сортировка

Первых заложников начали выводить и выносить из здания центра минут через 30 после начала спецоперации. Вначале к фойе подъезжали только "скорые" и труповозки, а затем и автобусы. Было задействовано более 100 "скорых", однако их все равно не хватало. Как свидетельствуют корреспонденты Ъ, работавшие у ДК, трупы и живых в салоны "скорых" забрасывали вместе, а машины отъезжали после того, как внутри у них не оставалось свободного места.

Отъехав метров на 300-400 от здания центра, "скорые" останавливались на площадке, где пострадавших и трупы наконец сортировали.

-- Сюда раненых. Трупы -- там,-- кричала на санитаров какая-то женщина в испачканном кровью халате.

В окна подъехавшей "скорой" были видны чьи-то ноги в оранжевых ботинках. Когда двери открылись, оказалось, что внутри нее человек семь лежат вповалку. Крупную женщину вначале бросили на носилки возле черных мешков с погибшими, но потом кто-то из врачей обнаружил у нее пульс. Пострадавшую снова закинули в карету, но уже на носилки, а всех, кто лежал возле нее, в проходе, стали упаковывать в мешки.

Спасатели, да и сами спецназовцы рассказывали потом, что люди, которым сразу удалось сделать инъекции антидота и восстановить дыхание, останутся живы. Тем, которые пробыли в отравленном помещении больше получаса, помочь вряд ли удастся.

После штурма заместитель министра внутренних дел Владимир Васильев сказал, что удалось освободить 750 заложников. 50 террористов, из которых 18 оказались женщинами, были уничтожены. 200 заложников, уже по неофициальным данным, попали в больницы в бессознательном состоянии, и за их жизнь сейчас борются врачи. Однако прогноз о том, удастся ли их спасти, никто дать не может. Утром генерал Васильев утверждал, что во время штурма погибли 34 заложника, потом он сказал, что количество жертв возросло до 67. Вечером некоторые врачи, хотя они дали подписку о неразглашении, говорили уже о 90 погибших. Смерть большинства из них наступила не от огнестрельных ранений, а от сердечно-сосудистых патологий, очевидно, вызванных воздействием нервно-паралитического газа.

Видимо, чтобы не портить статистику, Владимир Васильев, признавший вместе с руководством страны и ФСБ операцию блестящей и поставивший ее участникам четверку с плюсом, к вечеру поправился, заявив, что в захваченном здании находилось не 700 с лишним заложников, как утверждалось ранее, а около 1000 человек. В правоохранительных органах успешной операция по освобождению заложников считается, если в ходе нее погибло до 20% захваченных. На момент завершения штурма количество жертв действительно было меньше 20%. А за умерших в больницах никого наказывать не станут.

***

Как действует газ

Юрий Львов

Врачи, работающие с освобожденными заложниками, дали подписку о неразглашении, поэтому официальные комментарии о воздействии примененных спецсредств на людей получить у них вчера было невозможно. Неохотно комментируют ситуацию и другие специалисты. Тем не менее Ъ удалось получить некоторые неофициальные комментарии. В частности, по словам врачей, при штурме распыляли газ либо снотворного, либо нервно-паралитического действия. В первом случае вещество воздействует на центр мозга, ответственный за дыхание, во втором -- на мускулатуру, в том числе и ту, которая обеспечивает работу легких. Вещества и той, и другой группы в достаточно дозе могут привести к остановке дыхания. Если это произошло, способ "запустить" пациента -- это дыхание изо рта в рот или же подключение к аппарату искусственной вентиляции легких. Аппараты ИВЛ есть не только в стационарах, но и в реанимобилях. На кадрах видеохроники видно, что вынесенным из зала людям делали непрямой массаж сердца, однако занимались этим не врачи, а бойцы: такой способ реанимации в сложившейся ситуации малоэффективен.

При отсутствии дыхания, если сердце нормально работает, человеку отпущено несколько минут: сердечный ритм постепенно замедляется до полной остановки. Одна из наиболее частых причин асфиксии -- западение языка. Это угрожало в первую очередь тем, кого выносили не на плече, а "за руки--за ноги".

Заложники даже в одном месте зала могли подвергнуться разному действию спецсредств. Те, кто спал, вероятно, вдохнули меньшую дозу вещества, чем те, кто бодрствовал, испугался и активно задышал. Кроме того, известно, что пленникам передавали успокаивающие препараты. Это, скорее всего, были транквилизаторы или седативные медикаменты. В обоих случаях вероятно, что действие газа на тех, кто эти таблетки принимал, оказалось более сильным.

На некоторых кадрах в руках спецназовцев, вбегающих в ДК, видны какие-то чемоданчики. Нельзя исключить, что в них были антидоты -- противоядия, нейтрализующие воздействие спецсредств. Они могли быть, к примеру, в форме аэрозолей или шприцев.

Асфиксия и остановка сердца могли быть причиной как смерти, так и поражения клеток головного мозга. Об отдаленных последствиях для пациентов врачи могут говорить, только точно зная, какое вещество при штурме использовалось. В принципе, применение спецсредств можно сравнить с наркозом: важнейшее значение имеет, какую дозу получил пациент и как его удалось вывести из этого состояния.

***

Оригинал этого материала
© "Газета.Ру", origindate::26.10.2002

Converted 13663.gif
Converted 13664.gif