Газ до отказа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как долго протянет “Газпром”?

1049433901-0.jpg Кадровая политика — прерогатива президента. В нашей стране прежде всего он решает, кто будет министром обороны, что случится с налоговой полицией, чем займется бывший полпред. Собственно, чем более высокое положение занимает руководитель, тем больше он должен заниматься лишь одним — расставлять кадры. Во всяком случае, именно об этом Владимир Путин говорил достаточно часто. Тем не менее, пожалуй, ни одно его громкое кадровое назначение до сих пор не считается очевидной удачей. Даже в отношении деятельности министра обороны Сергея Борисовича Иванова существуют прямо противоположные точки зрения. Зато есть человек, относительно которого в элите существует консенсус. Это руководитель “Газпрома” Алексей Борисович Миллер. С тем, что он откровенно не справляется, согласны практически все. Впрочем, на устойчивости его положения это никак не отражается. Он назначен президентом, и снять его может только президент.

Главной особенной чертой деятельности Миллера можно считать, пожалуй, то, что ему не удалось создать единой команды. Газовики — закрытая каста. При Реме Ивановиче Вяхиреве герметичность “Газпрома”, который не воспринимал людей со стороны, обернулась фантастическим воровством. Миллер же под воздействием самых разных людей набрал управленцев, которые вообще не представляют, что такое газовая промышленность. Они плохо взаимодействуют между собой, зачастую представляя интересы разных кланов. А коренные газовики надеются, что скоро это стихийное бедствие в виде молодых и бестолковых людей, которые управляли гостиницами, мелкими радиостанциями, просто приятно проводили время в Санкт-Петербурге, когда-нибудь кончится. До сих пор рассказывают анекдот, произошедший в правлении “Газпрома”. Там утверждали 24-летнего руководителя, которому предстояло управлять миллиардной собственностью. Назначаемый робко поинтересовался у взрослых дяденек: “А мобильный телефон мне дадут?” — “Дадут, сынок, дадут, и машину дадут, и охрану — все дадут”.

Как следствие — никакого единого направления Миллеру выстроить не удалось. Более того, создается впечатление, что, несмотря на всю “бронзовость” своего поста, он просто сам не понимает, куда и зачем движется газовый гигант.

Нельзя сказать, что в деле беспощадной борьбы с растаскиванием концерна достигнута хотя бы промежуточная победа. Да, передача месторождений и производственных активов за долги разным подставным предприятиям (долги “Газпрома” создавались совершенно искусственно) в основном прекратилась. Даже “Итера”, похоже, уже не претендует на новые газовые месторождения на территории России. Но бесконечная игра на тарифах, транспортировке туркменского газа приносит миллиарды “черных” доходов. Одна из самых выгодных афер — это уступка украинцам квот на реэкспорт газа. В итоге они покупают тысячу кубов по сорок с чем-то долларов, а продают чужой газ в Европу — уже за сотню. Миллиарды, которые возникают прямо из воздуха, делятся между всеми ключевыми участниками государственных предприятий и членами правительства.

Скандал в “Газпроме” следует за скандалом. И, пожалуй, можно сказать, что система отношений, выстроенная при прежнем руководстве, с отдельными крупными продавцами газа осталась полностью действующей. Просто поверх нее построена система уже для части нового поколения менеджеров, запросы которых старая система удовлетворить не могла. И разные участники рынка просто беспощадно соревнуются за близость к газпромовскому менеджменту.

Доказательства этому найти при желании очень просто. Например, несколько раз в зарубежной прессе упоминалось, что “Газпром” является учредителем “Итеры”. Каждый раз и “Газпром”, и “Итера” это опровергали. Причем очень горячо. И это можно понять, ведь если “Итера” — дочернее предприятие государственного “Газпрома”, она должна перечислять часть своих прибылей в бюджет материнской компании. Второе: если компания учреждена госструктурой, к ней не могут применяться тарифы за перекачку газа, как в частной компании. Тарифы должны быть гораздо выше. Третье: если “Итера” — “дочка” “Газпрома”, то она не является с точки зрения российского законодательства независимым частным игроком. Она является частью госмонополии. И поэтому не имеет права продавать газ по ценам выше, чем те, которые определяют территориальные энергетические комиссии.

“Итера”, конечно, все эти правила нарушала и нарушает. И поэтому ей очень важно доказать, что никакого “родственного” отношения к “Газпрому” она не имеет. Говорят, что проверка, которую затеяла Счетная палата, некоей международной группы компаний “Итера” и имела главной задачей доказать прозрачность компании. Беда в том, что не существует такого юридического лица — международная группа компаний “Итера”.

Впрочем, бог с ней, со Счетной палатой. В “МК” залетели учредительные документы компании “Итера LLC” (LLC означает “общество с ограниченной ответственностью, освобожденное от корпоративной выплаты налогов”), которая регистрировалась в США в штате Делавэр. Там “Газпром” указан учредителем черным по белому. Копии этих документов “Итеры”, где “Газпром” числился “отцом-основателем”, были представлены в официальные органы многих стран СНГ при учреждении итеровских “дочек”. Делалось это вполне сознательно, чтобы было понятно, кто стоит за спиной.

Можно было бы предположить, что в “Итере” сидят мошенники, которые внесли российский концерн в число своих учредителей без ведома его руководства. Технически это возможно, американское законодательство это позволяет. Но эти учредительные документы не могли не видеть и в службе безопасности “Газпрома”, которая проверяет учредительные бумаги всех партнеров.

А раз так, то возникает вопрос: где эта часть по сути государственной собственности? Можно напомнить, что, когда “Итера” только организовалась в качестве огромной пиявки на теле российского газового монополиста, в ее совет директоров входили зампред “Газпрома” Александр Пушкин и начальник управления Александр Шурымов. Они как бы представляли одного из собственников. Теперь об этом уже никто не вспоминает. А после смены руководства “Газпрома” об интереснейшем факте — сколько процентов “Итеры” ему принадлежит — все как-то вообще забыли.

А ведь кроме прямого мошенничества с тарифами это весьма важные вопросы для Министерства по налогам и сборам. “Итера” считается американской компанией. Значит, должна платить налоги в США. Но по американским законам налоги платит не компания, а ее владельцы пропорционально доле владения и соответственно доходов, указанных в налоговой декларации. Допустим, руководство “Итеры” указало, что “Газпром” владеет 80% акций их компании. Значит, он должен заплатить 80% налогов. Но, с точки зрения американцев, в России, так как “Газпром” — российская компания и существует соглашение о пресечении двойного налогообложения. В итоге “Итера” может не платить налоги нигде.

Представить себе, что в “Газпроме” сейчас никто не помнит и не знает о мошенничестве с “Итерой”, невозможно. Но так как никаких действий не предпринимается, значит, статус-кво всех устраивает.

Роль самого Миллера в этом вселенском бардаке абсолютно непонятна. Но по большому счету не так важно, почему он не может эффективно управлять компанией. Важно другое — до сих пор Владимир Путин не признавал своих кадровых ошибок. Скорее он пытается “нести крест” принятого кадрового решения, помогая и прикрывая назначенца. Но ясно, что “Газпром” слишком велик. И если в таких ключевых вопросах, как возврат “Сибура”, президент реально может быть в курсе дела, то в десятках других дел это просто невозможно. Да и не его это работа. Но если ничего не изменится, если на Алексея Борисовича Миллера вдруг не снизойдет вдохновение, то еще за 4—5 лет управленческой беспомощности “Газпром” просто развалится. Не помогут даже гигантские активы. А ведь жалко…

Московский Комсомолец

origindate::04.04.2003

Александр БУДБЕРГ