Газ - не для нас?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Газ - не для нас? “Путинские чистки” в газовой монополии и вокруг нее

"В понедельник я подъехал на улицу Алхимиков 16, к столичному офису газового концерна — месту, откуда не возвращаются. За высокой решетчатой оградой вокруг видимой издали 33-этажной Башни размещался поражавший воображение кристалловидный град — весь словно выплавленный из голубого остекленевшего газа. Я шел через пустынную площадь, выложенную серыми плитами, мимо трепетавших на ветру трех флагов: бело-сине-красного триколора, белого с голубой ретортой, и красного с синим всадником-тамплиером. Слева из-за серых колонн трехэтажного здания с башенками выглядывали безликие существа в черных плащах — видимо, охрана. Такие же прохаживались, словно вороны, справа — вдоль ограды над припорошенным снегом глубоким рвом с незамерзшей речушкой на дне. Пройдя через второй контрольно-пропускной пункт, я оказался в прохладном, как морг, вестибюле перед пенившимся фонтаном. Здесь царила атмосфера "чарующего ничто" — синий цвет явно доминировал в убранстве интерьеров. Огромные зеркала многократно умножали бледные лики бесшумно сновавших сотрудников центрального аппарата концерна. Я замер на распутье перед множеством лифтов, ощущая себя жалким грешником под испытующим сердца и внутренности лилово-голубым оком видеокамеры, зависшей над холлом...

Фрагмент романа Александра ВОДОЛАГИНА “Ворох”  
     Mощная атака на "российскую газовую мафию" (термин из зарубежной печати.— А.Б.), предпринятая путинским Кремлем, назревала давно. Еще в июле 1997 года пресс-секретарь Р.Вяхирева и начальник газпромовской службы по связям с общественностью Дмитрий Данкин (в прошлом — функционер Московского горкома КПСС при Ельцине) получил от своих аналитиков информацию о возникновении новой потенциальной угрозы для тогдашнего руководства Газпрома — в лице В.В.Путина. "Кто такой?"— поинтересовался Данкин. Ему предоставили краткую биографическую справку о возглавлявшем тогда главное контрольное управление администрации президента РФ (ельцинский мини-КГБ) подполковнике Путине, высказавшем где-то в частном разговоре свое личное мнение, что, мол, пришла пора разворошить гнездо коррупции в Газпроме. "Ну и что?"— не понял Данкин, привыкший общаться с более высокими чинами из КГБ и "Штази". Прогноз о вероятном назначении Путина директором ФСБ вместо генерала Н.Д.Ковалева (назначение состоялось через год, 25 июля), видимо, не заинтересовал Данкина и не был доведен им до сведения Вяхирева. Второй серьезный "прокол" был допущен пресс-секретарем в декабре 1999 года, когда он через советника Вяхирева по безопасности В.Н.Кузнецова, убедил руководителя Газпрома сделать ставку на Е.М.Примакова как наиболее "проходного" кандидата в президенты России (при опросах избирателей еще в начале 2000 года Путин действительно по многим параметрам уступал Примакову). Вяхиреву эта идея оказалась настолько близка, что он едва успел в январе 2000 года подъехать в Президент-отель и присоединиться к "одобрямсу" олигархов, поддержавших выдвижение Путина. Между тем, "Комитет общественной поддержки кандидатуры В.В.Путина на пост президента России" начал работать уже 1 декабря 1999 года. Видимо, этот месяц и стоил в конце концов Рему Ивановичу председательского кресла в правлении Газпрома. Могущественный и всезнающий Кузнецов, "серый кардинал", инструктировавший в своем кабинете чиновников федерального уровня, назначавший и снимавший министров, был уволен моментально и, разумеется, без благодарности за проделанную работу. Но Путин вовсе не шутил (как показалось многим), когда в конце 1999 года заявил на совещании по проблемам ТЭК, что в случае саботажа со стороны Газпрома "армия выйдет на трубопроводы, ФСБ берет под контроль перегонные станции, руководство Газпрома арестовываем…". 
     К тому же, как-то в ходе переговоров с Сапармуратом Ниязовым Рем Вяхирев в насмешливо-пренебрежительном тоне высказался о Путине. Это была, так сказать, "последняя капля". Как утверждают бывшие коллеги Путина, Владимир Владимирович не злопамятен, у него просто хорошая память. А сам Путин, отвечая на вопрос о его личных врагах, заметил, что у него таковых нет, если не считать "врагов России". В общем, газпромовская верхушка Путина недооценила. Но очевидно, что и Путин недооценил "газовую мафию". Несмотря на то, что часть "вяхиревцев" (в том числе "тень" Рема Ивановича и до недавнего времени личный друг Черномырдина Н.Н.Гуслистый, который курировал работу с персоналом и службу безопасности Газпрома) своевременно начала сотрудничать с путинским ФСБ (в частности, с Департаментом экономической безопасности), чекистам спасти для России базовую отрасль российской экономики вряд ли удастся. По неофициальным данным, через газпромовские каналы (включая "Итеру" и будапештский банк АЕВ) было переброшено за рубеж около 100 млрд. долл. А вот официальные данные — выдержки из доклада Счетной палаты РФ (январь 2001 года): "Лимиты на газ для российских производителей в 1999-2000 гг. устанавливались "Газпромом" без учета роста промышленного производства... Трудности в получении выручки у "Газпрома" возникают при реализации газа в страны СНГ, системе "Межрегионгаз", а также при получении оплаты за транспортировку газа компаниям группы "Итера"... Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами имел отрицательные значения: -0.14 на 1 января 1999 года и -0.21 на 1 января 2000 года (норма — более 0.1), то есть предприятия Группы не имели собственных средств для осуществления финансово-хозяйственной деятельности... Соглашениями по уплате налогов в федеральный бюджет, заключенными Госналогслужбой России с ОАО "Газпром" на 1998 и 1999 год, и постановлением Правительства РФ от 3 сентября 1999 года, ОАО "Газпром", по сути, был предоставлен противоречащий налоговому законодательству специальный налоговый режим, выразившийся в беспроцентном кредитовании государством структуры ОАО "Газпром" в течение двух лет на сумму разницы между размером начисленных и уплаченных налогов и предоставлении отсрочки по уплате этой суммы в федеральный бюджет, повлекший недопоступление в федеральный бюджет в 1999 году 22020,41 млн. рублей, а затем и реструктуризацию значительной части этой задолженности... За 9 месяцев 2000 года недоимка по налоговым платежам в федеральный бюджет увеличилась на 77,6%, составив 30112,9 млн. рублей... За полтора года краткосрочные займы выросли в 4,3 раза, составив 69086 млн. рублей. Долгосрочные обязательства увеличились на 26285 млн. — до 194895,5 млн. рублей. В 1999-2000 гг. ОАО "Газпром" привлекло заемных средств в иностранной валюте (в рублевом эквиваленте) на общую сумму 126835 млн. рублей, при этом было выплачено в качестве погашения основного долга и начисленным процентам 143247,4 млн. рублей... Практически все долгосрочные кредиты получены от международных консорциумов банков под обеспечение по поставкам газа в Западную Европу... За 1999 год и первое полугодие 2000 года сумма выданных ОАО "Газпром" займов выросла в 2,3 раза — до 24155,3 млн. рублей. Займы предоставлялись, в основном, на беспроцентной основе и в ряде случаев обществам, не связанным с деятельностью Группы..." 
     Иными словами, взятый высшим менеджментом Газпрома курс на банкротство гигантской корпорации с почти тремястами тысячами работающих был ясен уже в начале 2001 года — даже помимо проходившего отдельной строкой весьма специфического сотрудничества Газпрома с мэрией Москвы и группой Гусинского "Мост-медиа". Но Вяхирев продержался почти до июня. Более того, избрание, а точнее — назначение Алексея Миллера главой Газпрома стало для "деда" ("системное" прозвище Вяхирева) полной неожиданностью: набранные Гуслистым для обеспечения безопасности компании вместо людей полковника ФСБ Владимира Марущенко "милиционеры" во главе с бывшим работником ОБХСС Иваном Сардаком не смогли или не захотели его предупредить. 30 мая 2001 года, в день падения Вяхирева, один из осмелевших ягнят-акционеров задал ему вопрос: "Рем Иванович, откуда у вас столько денег?" Вяхирев промолчал. Черномырдину, после того, как он в характерном для него изящном стиле пристыдил обвинившего его в коррупции Буша-младшего, таких вопросов уже никто не задает. Все знают, что пятимиллиардное (в долларах) состояние бывшего "газового" премьера — выдумка "продажной буржуазной прессы". 
     В сентябре в Газпроме начались "зачистки" высокопоставленных вяхиревцев. Было уволено более сорока топ-менеджеров, которым все же удалось уничтожить около 2 тонн финансовой документации. Заместитель Вяхирева Сергей Дубинин ("прославленный" дефолтом 1998 года, когда он был главой Центробанка) заявил, что Газпром фактически является банкротом, и тоже ушел в отставку. Заявление об отставке подал даже "ленинградец" Петр Родионов. Миллер остался в окружении своих бывших коллег по гостиничному бизнесу, путающих водород с кислородом, и людей "товароведа" Гуслистого, которому плохо осведомленные журналисты пророчили отставку еще в июне. 
     В конечном итоге остается непонятным, на что вообще рассчитывал Путин, направляя своего "верного Алексея" совершенно не по принадлежности и тем самым грубо вторгаясь в систему десятилетиями налаженных экономических и политических связей Газпрома: как внутренних, так и международных. Ведь уже тогда было ясно, что вместо "дойной коровы" президент получит компанию, мало того, что стоящую на грани дефолта, но к тому же обремененную долговыми и экспортными обязательствами на много лет вперед — и это в условиях неизбежного падения объемов производства. 
     Для ответа на этот вопрос стоит обратиться к одной истории с трагической развязкой, которая до сих пор не получила никакого освещения в печати. Речь идет о борьбе внутри самого Газпрома между "аппаратчиками", возглавляемыми близким к Черномырдину Вячеславом Шереметом, и "производственниками", неформальным лидером которых являлся Валерий Ремизов. Когда политический крах Черномырдина привел к заметному ослаблению позиций Вяхирева, Татьяна Дьяченко настаивала на добровольной отставке главы Газпрома ("Дед, уходи!..") и более того — встретилась с Ремизовым. Возможно, взгляды крупнейшего специалиста по разработке и эксплуатации газовых месторождений на развитие родной отрасли, во главу угла ставившего вовсе не "конкретный финансовый результат", не нашли полного понимания у дочери "всенародноизбранного", но сам факт этой встречи привел к весьма серьезным последствиям. 
     Сразу после нее Ремизов совершенно случайно попал в автомобильную катастрофу, а в период его вынужденного отсутствия (по болезни) была инспиририрована публикация статьи о нем как преемнике Вяхирева в немецкой прессе. Статью тут же перевели на русский язык и по списку рассылки довели до сведения всех "нужных людей". Организованная сплотившимися вокруг Вяхирева бюрократами травля, включавшая нелепые обвинения в плагиате и судебное преследование, довела Ремизова до инфаркта. Вяхирев открыто встал на сторону паразитарного слоя газпромовской бюрократии, рулившего многомиллиардными зарубежными кредитами, распродающего природные ресурсы России и ведущего созданную в СССР газовую промышленность к полному краху. 21 июня 1999 года в интервью агенству Рейтер Вяхирев заявил, что его преемником скорее всего станет Вячеслав Шеремет и что "команда Газпрома пока не определилась со своими политическими симпатиями", хотя Сергей Степашин в роли премьера ее вполне устраивает. Очевидно, Вяхирев тогда еще ничего не знал о выборе "семьи", сделавшей ставку на Путина. 
     Уже осенью 2000 года Ремизову пришлось уйти в отставку. Собственно промышленностью заниматься стало некому. Компания осталась фактически без главного инженера. Но аппаратчиков подобные "мелочи", видимо, уже не волновали. Они спешили устроить свои финансовые и прочие дела, исходя из того, что надо "ковать железо", пока Вяхирев остается на посту председателя правления. Разумеется, Путин не мог не знать о существовании этого конфликта и в своих действиях рассчитывал на помощь и поддержку "производственного" крыла газовиков — тем более, что президентский контроль за Газпромом устанавливался именно под флагом "защиты национальных интересов России". Но 30 октября прошлого года, когда возвращение 53-летнего Ремизова в Газпром было уже практически решенным вопросом, он внезапно умер в самолете, подлетавшем к Милану. Из рук президента был выбит главный козырь — специалистов-производственников такого уровня, обладающих столь полной информацией о газпромовской "кухне", способных, а главное — готовых, разобраться в ее хитросплетениях, больше не оставалось. 
     А раз развязать гордиев узел газпромовских дел было уже некому, оставалось только одно — попытаться его разрубить. Что и было предпринято "командой Путина". Но аресты В.Шеремета и Я.Голдовского, "накат" на "Газэкспорт", возглавляемый сыном Р.Вяхирева, и на "Итеру", возглавляемую его зятем, при всей видимой последовательности и решительности данных акций, на деле отражают только слабость "чекистской группировки". Ясно, что Кремль не владеет информацией об истинном положении дел и — что печально — не имеет ни малейшего представления о том, как выйти из сложившейся ситуации без потерь. Ведь никто из "газовой мафии" не даст ответа на президентский вопрос: "Где деньги?" Спрашивать в подобных случаях нужно совсем о другом, а это вот — знать заранее и очень точно. 
     К тому же, деньги — далеко не главное. Газпром давно стал эффективным инструментом воздействия "газовой мафии" на внутри- и внешнеполитические процессы. И, судя по всему, газовики не намерены передавать этот инструмент в руки неумелых "пришельцев". Так что "путинские чистки" в этой естественной монополии не останутся без последствий. Но если созданная под руководством Черномырдина и Вяхирева система все-таки рухнет в ходе миллеровской "реструктуризации", то российскому правящему слою придется полностью перейти на содержание к заокеанским "спонсорам". И это будет закономерным следствием того, что Владимиру Владимировичу Путину никак не удается согласовывать действия различных структур таким образом, чтобы "на выходе" получался максимальный для общества и государства результат. То ли он не умеет, то ли у него вообще нет такой цели. И эта печальная закономерность, к сожалению, просматривается не только в нынешних "кремлевских накатах" на Газпром и аффилированные с ним структуры. Впрочем, делать из этой закономерности адекватные выводы, похоже, некому. 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации