Гантамиров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
У нас есть Другие материалы об этом человеке


Гантамиров

На первый взгляд принципиальный борец

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::02.11.00

Майнат Абудаева

Converted 11126.jpg       [...]Этот на первый взгляд принципиальный борец с терроризмом и сепаратизмом, сам себя с видимым удовольствием называющий Бесом, а на самом деле — простой, как мычание, персонаж новейшей чеченской истории появился на политической арене еще раньше, чем Кадыров.

До знаменитой чеченской революции 1991 года Гантамиров какое-то время работал в милиции, затем промышлял фарцой, приторговывая, по слухам, то ли пуховыми платками, то ли женскими дубленками, которые шили тогда в подпольных домашних ателье.

Начало девяностых стало для Гантамирова периодом стремительного взлета. Сегодняшний борец с исламским экстремизмом основывает ультрарадикальную партию «Путь ислама» и в качестве лидера этой партии входит в оргкомитет по подготовке в 1990 году первого общенационального съезда чеченского народа. Здесь он знакомится с Джохаром Дудаевым, только что прибывшим из Прибалтики, и за короткое время становится одним из его фаворитов, что при известной доле авантюризма и нахальства было делом, в общем-то, несложным.

После съезда создается постоянно действующий орган — Оргкомитет чеченского народа (ОКЧН), и Гантамиров входит в его состав. Там он проявляет себя как представитель наиболее радикального крыла и яростный сторонник силового свержения Завгаева, захвата власти и передачи ее ОКЧН и его лидеру Джохару Дудаеву.

Началом «революционного переворота» в Чечне стал захват здания КГБ республики и Дома политпросвещения, где засел насмерть перепуганный первый секретарь обкома КПСС Доку Завгаев с кучкой функционеров. Возглавлял операцию по захвату здания КГБ и вышвыриванию Завгаева со товарищи из Дома политпроса — как вы думаете, кто? Да-да, несгибаемый борец с терроризмом Беслан Гантамиров. На пару с Шамилем Басаевым — так называемым террористом номер один.

Все захваченное при штурме КГБ оружие Гантамиров присвоил как личный трофей и продал. Вследствие этого между друзьями-соратниками Басаевым и Гантамировым впервые пробежала черная кошка: Басаев обвинил Гантамирова в безыдейности и потребовал (впрочем, безрезультатно) вернуть похищенное оружие.

Вскоре после этого Дудаев за многочисленные заслуги перед революцией дарит Гантамирову место мэра Грозного, тогда еще красивого и процветающего города: когда на проведенных наспех выборах мэра Гантамиров не прошел, Дудаев назначил его на эту должность своим указом.

Результаты «царствования» Гантамирова появились довольно скоро. В Грозном перестали работать заводы и фабрики, муниципальные объекты разворовывались буквально на глазах горожан или продавались дельцам под частные фирмы и магазины. На фоне агонизирующего городского хозяйства Гантамиров стремительно пополняет ряды так называемой муниципальной полиции, а проще говоря — собственных вооруженных формирований. От прочих чеченских «национальных гвардий» бойцов муниципальной полиции отличало великолепное обмундирование — форма для них шилась по спецзаказу в Европе.

Постепенно Джохар Дудаев, возмущенный все растущим аппетитом Гантамирова, стал отдалять от себя не в меру нахрапистого мэра. Однако когда в 1993 году на Театральной площади Грозного идейные противники Дудаева во главе с Саламбеком Хаджиевым организовали бессрочный оппозиционный митинг, даже тогда Гантамиров не стал примыкать к оппозиции, продолжая выжидать и все еще играя роль лояльного к Дудаеву мэра. И только когда вконец потерявший терпение президент грозно одернул своего экс-фаворита: мол, я тебя породил, я тебя и убью — и лишил его поста мэра Грозного, только тогда Бес ушел в открытую оппозицию Дудаеву. Что неудивительно: никакой идейности здесь никогда и в помине не было. С потерей же столь щедрой кормушки, как главный город республики, Гантамирову было очень трудно смириться.

Пару месяцев Гантамиров провел, забаррикадировавшись в здании городской администрации и стянув туда все свои формирования. Он наотрез отказался уйти мирно. Развязка наступила 4 июня 1993 года, когда правительственные (дудаевские) силы штурмом взяли мэрию и разогнали всех ее «защитников». Сам Гантамиров вскоре «подружился» с известным головорезом Русланом Лабазановым (кстати, впоследствии оказавшимся полковником ФСБ) и открыто примкнул к антидудаевской оппозиции со штаб-квартирой в Надтеречном районе Чечни.

Отныне Гантамиров стал «борцом с преступным режимом Дудаева». С вводом федеральных войск в Чечню в 1994 году он принял активное участие в «наведении конституционного порядка» и, разумеется, снова был вознагражден за свои усилия. И снова стал мэром Грозного, к тому же еще и вице-премьером Чечни.

Однако вскоре «руководителем Чеченской Республики» кремлевские «гении» назначают Доку Завгаева. Завгаев, конечно же, помнил, кто вытаскивал его в 1991 году из Дома политпросвещения чуть ли не за шиворот.

И началась катавасия, с точностью до деталей похожая на нынешнюю[...]