Гарри Поттер при Кремле

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Гарри Поттер при Кремле Неизвестно, как Роман Абрамович обзавелся волшебной палочкой, но то, что он творит чудеса, - это факт

"Вопрос, вынесенный на обложку «Журнала» - Почему Абрамовичу можно все?, действительно заслуживает самого пристального изучения. Ну, правда, почему в период всенародной борьбы с олигархами, в период размиллиарживания миллиардеров находится один богатый молодой человек, которому можно все. Кажется, что он не только защищен волшебным образом от большинства напастей, обрушившихся на других капитанов российского бизнеса, но и не испытывает даже малейших опасений за судьбы своих активов и свою собственную. Ведь другие олигархи боятся. Точно известно, что боятся, даже если виду не подают. А этот не знает ни страха, ни упрека.

Речь конечно же не о том, что Роман Абрамович должен получить весь тот комплекс проблем, который получил в свое время Гусинский, а затем Березовский, или, не дай бог, оказаться в ситуации, в которой сейчас оказался Ходорковский. Речь о том, почему он остается единственным, пожалуй, из олигархов, которому все как с гуся вода. В какой школе, в каком Хогвартсе он научился так вести себя и свой бизнес, что его преследует исключительно удача и больше ничто и никто? Борьба с олигархами, поддержанная страстью политиков и энтузиазмом прокуроров, сформировала у крупного российского бизнеса четыре типа поведения. Эти типы окончательно сформировались после того, как лозунг «Поддержите отечественного производителя» был слегка отредактирован и появился в виде: «Посадите отечественного производителя». Посадки, как и поддержки, традиционно носят строго выборочный характер. Итак, первый тип отношения к новой реальности: горячая и искренняя поддержка происходящего («наконец-то, давно пора!»). В этой группе по большей части новые назначенцы на крупнейшие хозяйственные позиции. Вторая группа, олигархи со стажем, рассуждает философски: не важно, какая власть, важно ей угодить, важно уметь вызвать у власти приятные ощущения, а не раздражение. Третьи, с тоской глядя по сторонам, предлагают строить капитализм вахтовым методом. То есть семья, дети, отдых, лечение – на Западе, а работа и доходы – здесь. И наконец, четвертые, коих нынче меньшинство, нервно думают о том, как сохранить бизнес, лицо и либеральные ценности одновременно. Пока получается плохо. 
Роман Абрамович не относится ни к одной из этих групп, что само по себе уже заслуживает отдельного внимания. Некоторые легкомысленные комментаторы полагают, что волшебная неуязвимость этого человека зиждется на том, что он там кому-то что-то заносит, что умеет дружить с кем надо. Конечно, мысль о том, что надо уметь дружить и делиться, справедлива, особенно в наших условиях. Но очень уж не оригинальна. И, нет сомнения, додумались до этого многие и давно. Желающих дружить и заносить хоть пруд пруди, а принимают дружбу практически только от одного. 
Люди из близкого окружения Абрамовича утверждают, что разгадка очень проста. В чем разница, говорят они, между Абрамовичем, с одной стороны, и Ходорковским, Березовским, Гусинским – с другой? В том, утверждают они, что Роман Аркадьевич, в отличие от вышеперечисленных господ, никогда в политику не лез. И то, что всех так поражает и должно вызывать опасное раздражение не только у народа, но и у властей (покупка английского футбольного клуба «Челси», например), наоборот, абсолютно успокаивает. Успокаивает потому, что человек, купивший английский футбольный клуб, уж точно не будет претендовать ни на какую политическую карьеру. Чем экзотичнее себя ведет олигарх, тем он политически более безопасен. В идеале Абрамовичу было бы правильно пройтись по улицам в женском платье, чтобы самому себе уже точно никакого шанса не оставить. И вообще, говорят эти люди, Абрамович и с Березовским разошелся ровно потому, что Борис Абрамович на политике просто свихнулся, а Роман Аркадьевич – только на бизнесе. 
Это объяснение заслуживает внимания. Однако напомню, что тот же политически будто бы нейтральный Абрамович при Ельцине, было время, сидел в Кремле и чуть ли не занимался отсмотром кандидатов на министерские посты. Напомню, что этот политически будто бы стерильный предприниматель является действующим губернатором Чукотки, где ему служить еще два года, если на новый срок не изберут. На это можно возразить, что Ельцина давно уже нет в Кремле. Кроме того, после того как губернаторов попросили из верхней палаты парламента, каждый их них нынче не более чем завхоз своей области, не имеющий никакого федерального политического значения. Так-то оно так, но есть одна широко известная особенность, которая отличает Абрамовича в ряду губернаторов и бизнесменов. Роман Аркадьевич может, если захочет, захаживать в Кремль и обсуждать там с его хозяином текущие дела. Много ли у нас губернаторов, не говоря уже о бизнесменах, которые могут делать это по собственной инициативе? 
Право входа к президенту – это ли не политика, это ли не высшее ее проявление в нашей стране? Правда, Абрамович, в отличие от Березовского, никогда не давал интервью о своей исключительной близости к власти; в отличие от Гусинского, никогда публично не дискутировал с президентом и, в отличие от Ходорковского, никогда прилюдно не высказывался относительно собственных политических пристрастий и амбиций. Вероятно, поэтому у Абрамовича и «пропуск» в Кремль до сих пор действует. И не на этом ли держится его исключительность? Нет, вряд ли. Для исключительности и для того, чтобы «пропуск» продлевали постоянно, недостаточно быть молчаливым, богатым и умным. Должно быть что-то еще, чего мы не знаем или о чем только догадываемся, а не можем подтвердить. Но верить можем. И достаточно твердо. 
Еще на эту тему: Юлия Латынина
Абрамович, Абрамович и партнеры Есть три версии того, что на самом деле произошло с ЮКОСом
У Романа Аркадиевича почти всегда хорошее настроение. И понятно почему: беды и напасти, навалившиеся на других российскитйх магнатов, чудесным образом обходят его стороной 
Михаил Ходорковский отказался от предложения, от которого невозможно отказаться. ЮКОС и «Сибнефть» разводятся. Однако попытка «Сибнефти» получить контроль над собственностью посаженного в тюрьму партнера порождает вопрос: что же произошло в треугольнике президент–Абрамович–Ходорковский? Кто кого использовал?Возможны три версии случившегося. 
ВЕРСИЯ ПЕРВАЯ. «БЕЛЫЙ РЫЦАРЬ» 
Жил-был олигарх Ходорковский, и жил-был олигарх Абрамович. Они договорились о слиянии компаний с последующей продажей иностранцу. Но тут злые люди силовики развели президента с Ходорковским. Ходорковский оказался в тюрьме, стоимость ЮКОСа упала. Абрамович увидел, что его доля в ЮКОСе теряет цену, и предложил себя в «белые рыцари», то есть в спасители. Это версия «Сибнефти». Там утверждают, что Ходорковский сначала согласился на передачу контроля. И признают, что Абрамович вынес из своей встречи с Путиным впечатление, что президент не будет против такого поворота событий. Мол, есть рыба ЮКОС, президенту важно было откусить рыбе голову. А кто рыбу съест и чьи будут потроха, президента не волнует. Есть ряд вопросов, на которые версия «белый рыцарь» не отвечает. 
Первое. Допустим, силовики развели президента с Ходорковским. Процесс был долгий. До ареста Лебедева на стол президенту клали липовые платежки про 70 млн долларов, которые Ходорковский якобы перевел компартии. После ареста – липовые же донесения разведки о том, что Ходорковский в США встречался с Кондолизой Райс и обещал сделать Россию безъядерной зоной. Это была гигантская операция по дезинформации двух человек: президента, который постепенно озлобился на Ходорковского, и Ходорковского, который постепенно взъярился на президента. Но что двигало силовиками, как не желание отнять ЮКОС? И если они вдруг видят, что Абрамович уводит разделанную рыбу со стола, что же они сделают с беднягой Абрамовичем? 
Второе. Почему, если Роман Абрамович не причастен к тому, что случилось с ЮКОСом, вслед за отказом Ходорковского налоговики тут же выкатили на 5 млрд долларов претензий к ЮКОСу и заявили, что у них нет вопросов к «Сибнефти»? 
Третье. Если Абрамович не мог предложить Ходорковскому свободу в обмен на компанию, то что он мог ему предложить? «Силовики тебя посадили, а я отберу еще и компанию?» Уж если сдаваться, так тем, кто посадил. Зачем отдавать компанию Абрамовичу и оставаться сидеть? Лучше отдать ее силовикам и выйти на свободу. 
Четвертое. От ареста Ходорковского компания потеряла в стоимости. Почему же Абрамович не предотвратил арест? Абрамович мог обсуждать с президентом судьбу ЮКОСа после ареста партнера. Почему не сделать то же самое до? 
ВЕРСИЯ ВТОРАЯ. «БЕЛЫЙ СЛОН» 
Ее придерживаются многие в российской бизнес-элите. Роман Абрамович – это лишь фигура в президентской игре. Черный слон – прокуратура, белый – Абрамович. Президент зол на Ходорковского и напустил на него прокуратуру по силовой линии, а Абрамовича попросил зайти со стороны экономики. В этой версии меньше противоречий. Понятно, почему Абрамович не боится силовиков: правая рука не боится левой, если обеими командует один мозг. И тем не менее, самое серьезное противоречие остается. Ходорковский не был врагом президента. Ходорковского превратили во врага. Зачем превращать миллиардера во врага государства, если не за тем, чтобы отнять у него собственность? 
И НАКОНЕЦ, ТРЕТЬЯ ВЕРСИЯ. «ПАРТНЕР» 
Ее придерживаются изгнанные олигархи. Их восприятие эмоционально окрашено: одни, как Гусинский, потеряли свое имущество из-за Волошина. Другие, как Березовский, были старшими партнерами Абрамовича, и как-то так получилось, что в результате президентского гнева их собственность отошла к их партнеру. (Похоже на историю с Ходорковским, не находите?) Согласно этой версии, ЮКОС и силовики с самого начала попались в ловушку, расставленную многомудрыми Абрамовичем и Волошиным. Кого ненавидели силовики три года назад? Волошина. Кого ненавидят сейчас? Ходорковского. Техника захвата компании путем ареста контрольного пакета акций – это классика жанра. Ситуация, когда акции Ходорковского арестованы Генпрокуратурой, но лицензии ЮКОСа не отобраны Минприроды, объективно в пользу Абрамовича. Но Абрамович не приказывает силовикам – им приказывает президент. На это у изгнанников есть ответ: президент и Абрамович – партнеры. Прокуратура блюдет силовые интересы президента, Абрамович – экономические. Именно поэтому Абрамовичу, а не силовикам досталась «Славнефть». У «семьи» нет никакого компромата на президента, о котором так часто шепчутся, – там действуют положительные стимулы. 
Эта версия очень приятная. Гораздо лучше иметь президента – партнера Абрамовича, чем президента – заложника силовиков. У нее один недостаток. Она предполагает такой уровень манипулирования людьми, который не по зубам даже Люциферу. 
А может, все глупее? Ходили силовики, собирали дань. Ходорковский не дал. Силовики обиделись. Нагадили. Ходорковский не внял. Пришлось сажать. А о том, чтоб забрать ЮКОС, не думали. Гаишник, когда составляет липовый протокол, он же не хочет отобрать ваш бизнес. Он вымогает взятку. А не получит – может и посадить. Чтобы другие боялись. Что именно сделал Роман Абрамович – попытался поднять кошелек, валяющийся на дороге рядом с покойником, или принял некоторое участие в производстве самого покойника, – возможно, придется выяснять американским судьям. Если ЮКОС подаст иск против «Сибнефти». 
16.12.2003 "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации