Гватемало не покажется

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Гватемало не покажется

"В Гватемала-Сити, как на настоящей Олимпиаде, открыли Русский дом. Персонажи были все те же, что и на предыдущих зимних Играх в Турине: спортсмены, артисты, чиновники и влюбленные в спорт бизнесмены. Только на настоящей Олимпиаде золотые медали обмывали буднично, а в Гватемале большую победу праздновали, как в последний раз. Вечер в Русском доме почему-то открыл декоратор Борис Краснов, который кричал в микрофон, потрясая при этом связкой воблы. Трижды сыграли российский гимн, после чего кубанский хор и джазмен Игорь Бутман дали каждый по концерту, причем одновременно, но в разных залах. Министры Вячеслав Фетисов и Герман Греф перемещались от Бутмана к хору, от хора к Бутману, обнимались с артистами и все время порывались пуститься в пляс. Наконец джаз-бэнд на мотив группы «Ленинград» спел песню, тут же объявленную гимном Сочинской Олимпиады. В ней были дорогие нашему сердцу слова: «Всё, п…дец! Всё, п…дец! Мы теперь - властелины колец». Возможно, такого прекрасного гимна у Сочи-2014 не было бы, останься на праздник главный победитель. Но Владимир Путин, лично представивший заявку Сочи перед решающим голосованием, тут же улетел из Гватемалы. Итоговый результат он узнал уже в самолете. «Это он правильно решил уехать, - сказал Newsweek президент Национального олимпийского комитета Украины Сергей Бубка еще до того, как началось голосование. - Вдруг результат будет негативным - это повредит имиджу президента. Он же все, что мог, сделал. И по-английски провел презентацию, и по-французски несколько фраз сказал». После голосования именно Путина, произнесшего речь длиной 5 минут и 2 секунды, и в Гватемале, и в Сочи, и в Москве (словом, везде, где собрались люди, имеющие отношение к сочинской заявке) называли благодетелем, чуть ли не в одиночку принесшим победу России. «Я бы не хотел сейчас рассуждать, что было бы, если бы Путин сюда не приехал. Он приехал, и его влияние было решающим», - сказал Newsweek глава холдинга «Интеррос» Владимир Потанин, который первым придумал провести Олимпиаду в Сочи. А президент Олимпийского комитета России Леонид Тягачев даже сосчитал удельный вес путинского вклада: «Девяносто процентов заслуги нашей олимпийской державы - это то, что президент наш Владимир Владимирович был с нами. Такого не бывало в истории ни российского, ни советского спорта». Это мнение охотно подхватили многие болельщики, принявшиеся благодарить «нашего родного президента». Возможно, дело в том, что выигрыш права проведения Игр был похож на чудо - мало кто верил, что у Сочи есть шансы против корейского Пхенчхана и австрийского Зальцбурга. Все хорошо помнили унизительное поражение Москвы на выборах столицы летней Олимпиады-2010 и то, что Путин от той борьбы фактически устранился. И вот теперь - президент, несколько раз произнесший по-английски слово «гарантирую», и - победа. И даже те, кто на самом деле принес Сочи большинство голосов, смиренно передали все бремя славы Путину. Решили, что ему нужнее, - он, возможно, еще будет эту Олимпиаду открывать. КТО ЛУЧШЕ МОТИВИРУЕТ Герои битвы за Олимпиаду - российские лоббисты - до конца не были уверены в победе. За два дня до выборов член Международного олимпийского комитета (МОК) Шамиль Тарпищев сказал корреспонденту Newsweek: «По моим ощущениям, Сочи пока проигрывает. Нам не хватает шести голосов». «А по другим подсчетам, у нас уже 60 сторонников есть, - успокаивал всех в тот же день президент Параолимпийского комитета России Владимир Лукин. - Очень важно, как поведут себя те члены МОК, которые пообещали поддержку всем троим кандидатам. А таковых большинство. Кто их лучше мотивирует, тот и выиграет, так бы я сформулировал». Было похоже на то, что проходит закрытый аукцион, где участники предлагают цену, не зная, сколько даст соперник. При этом не все ставки имели денежное выражение - кому-то из делегатов, например, нужна была гарантия поддержки во время выборов столиц других будущих олимпиад. «Гарантии» российская делегация давала охотно. Но и денег пришлось потратить. По оценкам источника, близкого к организаторам заявки, «[только на подкуп] было потрачено порядка $50 млн». Впрочем, в эти дни принято преувеличивать все связанное с Сочи-2014, а не только заслуги Путина. Главным лоббистом российской заявки сделали почетного президента МОК испанца Хуана Антонио Самаранча. Шамиль Тарпищев объясняет его влияние просто: «Самаранч хоть уже и не управляет МОК, но делегаты-то почти все выбраны при нем, фактически пожизненно». Путин, кстати, отблагодарил Самаранча еще до голосования - во время их совместного обеда в Гватемала-Сити. Тарпищев, а также вице-президент МОК Виталий Смирнов, президент Федерации легкой атлетики Валентин Балахничев и Вячеслав Фетисов вербовали сторонников Сочи самостоятельно. По информации Newsweek, львиная доля голосов приходится именно на этот квартет. Но в Москве в успех этой технической работы мало кто верил - тяжело понять, что судьба столь желанного мероприятия решается так буднично и что в этом не замешана высокая политика. Источник, близкий к оргкомитету, даже обиделся на неверующих. «Посмотрите, кого нагнали в студию Первого канала (он вел прямую трансляцию из Гватемалы. - Newsweek), всех этих политологов. Там готовились к поражению и позвали тех, кто объяснит его вселенским заговором против России. А ведь когда что-то делать нормально, работать, выясняется, что заговора-то никакого и нет». УДАРЫ НИЖЕ ПОЯСА Как ни странно, еще больше про заговоры говорили в Зальцбурге, который, как стало понятно в последние недели, был совершенно безнадежен. Как и предсказывал Newsweek еще две недели назад (кстати, предсказание это строилось именно на данных лоббистов), Сочи и Пхенчхан легко вышли во второй тур, получив 34 и 36 голосов соответственно. При этом и россияне, и корейцы остались крайне недовольны австрийцами. «Они изначально были аутсайдерами, прекрасно знали об этом, потому и пытались ударить ниже пояса, - объяснил Newsweek один из российских спортивных чиновников. - Им казалось, что играя с нарушениями правил, можно хоть что-нибудь выгадать». Зальцбург действительно вел себя агрессивно. Началось все еще до заседания: по обеим сторонам улицы, которая вела к отелю Westin Camino Real, где должна была начаться сессия МОК, выстроились гватемальские дети в футболках с символикой Зальцбурга. Они непрерывно скандировали название австрийского города. Сквозь эту живую агитационную инсталляцию пешим строем прошли едва ли не все голосующие. Все шли, потупив взор долу, и только африканские делегаты весело махали гватемальско-австрийским деткам. Борис Краснов жаловался корреспонденту Newsweek: «Слышь, нет? Мы тут музычку поставили, Чайковского, “Спящую красавицу”, и нам говорят - сделайте тише, агитация запрещена. А тут такое! Мы им говорим: это что? А они: что мы можем сделать, это же дети! Дети… Проплаченное говно это!» Австрийские «запрещенные приемы» продолжились и во время презентаций городов. «И мы, и корейцы говорили про себя. Мы себя презентовали. А Зальцбург, пускай полунамеками, но пытался очернить конкурентов, - жаловался потом Newsweek Владимир Потанин. - Все эти тезисы про безопасную Олимпиаду, про Олимпиаду, которую нельзя купить; понятно ведь, что они тем самым указывали на недостатки, которые, по их мнению, присущи Сочи и Пхенчхану. Это была ошибочная ставка. Если ты себя презентуешь, то говори о себе». Корейцы же, когда-то вместе с Японией завоевавшие право провести чемпионат мира по футболу, пошли по проторенному пути. «Они очень активно использовали политический фактор, - пояснил вице-премьер Александр Жуков. - В частности, объединение двух Корей. Чего стоит только ролик, где старая мать из Южной Кореи никак не может встретиться с сыном из Северной - пока Олимпиада не поспособствует этой встрече». Россия же выступила в своем духе, попытавшись уверить делегатов, что Игры ей нужней всех. Путин, как обычно, поминал недобрым словом развал СССР, лишивший Россию спортивных сооружений. И гарантировал, что к Олимпиаде они будут построены. Еще помянул пробки - это для тех, кто бывал в Сочи и видел чудовищные проблемы с организацией движения: к 2014 г., сказал президент, «гарантирую, их не будет». Вообще получилось очень удачно - всегда проще рекламировать продукт, которого еще нет в природе, и гарантировать, что его качество будет самым лучшим. «Великолепная была презентация, без слабых мест, - дал оценку Владимир Потанин. - Президент отлично выступил; Лена, которая говорила следом за ним (Елена Аникина, председатель заявочного комитета. - Newsweek), не просто не уронила планку, а даже добавила положительных эмоций, хотя после президента выступать всегда трудно». Аникина вызвалась научить членов МОК русскому слову «душа» и вкратце объяснила, что оно означает: «Сердца русских наполнены сентиментальностью, прагматизмом и щедростью». Гендиректор заявочного комитета Дмитрий Чернышенко объяснил, что для него, коренного сочинца, и для всей страны будут означать эти Игры. Сказал чистую правду - это куда больше, чем съезд спортсменов. Председатель оргкомитета Александр Жуков сетовал на то, что оценочная комиссия МОК не может посетить Сочи сейчас, а то бы она увидела, как много там уже изменилось с момента последнего февральского визита. Хотя, если честно, изменилось мало. Закрывал российскую презентацию почетный президент ОКР Виталий Смирнов, чей английский был лучшим, а авторитет среди членов МОК - огромным. Когда презентации закончились, Россию ждал приятный сюрприз. Член МОК, князь Монако Альберт II был единственным, кто воспользовался правом задавать вопросы. Вопрос, собственно, был один, но адресован он был всем трем городам. Князя волновали последствия глобального потепления: как, спрашивал он, вы будете бороться с отсутствием снега? Корейцы, у которых со снегом зимой бывают проблемы, стушевались. Россия же ответ дала заранее: наличие снега в горах над Сочи гарантировал сам Путин. «Альберт всегда задает эти вопросы, это у него традиция такая», - пояснил Newsweek Сергей Бубка на обеде в перерыве заседания. В тот самый момент князь прошел у Бубки за спиной и дружески похлопал по плечу. После чего положил на тарелку пирожные, налил чай и погрузился в свои мысли. Судя по выражению его лица, он был далеко - где-то в теплом 2014 г. 17 АФРИКАНСКИХ ГОЛОСОВ Когда заносчивый Зальцбург вылетел в первом туре, все вздохнули с облегчением. С этого момента все зависело от того, за кого проголосуют 25 делегатов, в первом туре выбравших австрийцев. А также три члена МОК собственно от Австрии и Германии, получившие право голоса только во втором туре. России повезло: гватемальцы не смогли организовать сессию МОК в соответствии со всеми требованиями «информационной безопасности». По идее, никто не должен был пересекаться с голосующими от начала заседания и до тех пор, пока они не выберут столицу Игр. Но на деле в перерыве между презентациями городов и голосованием, когда члены МОК вышли на обед, с ними удалось переговорить даже корреспонденту Newsweek - что уж говорить о лоббистах. Как признался потом Newsweek один из них, необходимые голоса Россия смогла добрать как раз в этот перерыв. Что и кому обещали наши переговорщики, они не рассказывали даже на условиях анонимности. Но обрабатывали в основном тех, кто изначально собирался голосовать за Зальцбург и не скрывал этого. От Зальцбурга к России перешли два японских голоса - это было вполне прогнозируемо, так как Япония сама претендует на летние Игры-2016, а потому не заинтересована в том, чтобы за два года до этого Олимпиада прошла в Азии. На следующий день после победы Сочи японский Олимпийский комитет даже прислал довольно циничное поздравление, где было сказано, что это «очень правильный выбор». Та же мотивация была и у трех делегатов-американцев - они выдвинули на 2016 г. Чикаго и хотели заранее отсеять сильных европейских конкурентов. Об этом вполне откровенно писали американские газеты. Поработать пришлось с двумя немцами - и они, как считают российские чиновники, тоже поддержали сочинскую заявку. Но решающими, как и ожидалось, стали голоса 17 африканских делегатов. Судя по тому, как они приветствовали гватемальских детей, агитировавших за Зальцбург, в первом туре они голосовали за австрийцев - по крайней мере про двух представителей Марокко, а также кенийца, угандийца и камерунца один из членов российской делегации говорил с абсолютной уверенностью. Российские лоббисты давно готовились к тому, чтобы выиграть у корейцев борьбу за голоса африканцев во втором туре. Но вся сложная переговорная конструкция едва не обрушилась после недавнего выступления президента Олимпийского комитета России Леонида Тягачева. «Он проехался по африканцам: с какой, мол, стати они голосуют за зимнюю Олимпиаду, если никогда в ней не участвовали, - рассказал Newsweek один из спортивных чиновников. - Никто, главное, не знает, зачем ему это заявление понадобилось». Тягачева в итоге не привлекли к участию в презентации сочинской заявки. Даже на пресс-конференции после презентаций глава ОКР сидел не в президиуме, а рядом с журналистами. Впрочем, как уверяли члены делегации, дело не в наказании «за африканцев», а в том, что Тягачев не знает английского. Но возможно, в данном случае важнее был не английский, а французский язык. Половина африканских делегатов - из Алжира, Кот-д’Ивуара и т. д. - говорит именно на нем. К ним и были обращены французские слова Путина. По правде говоря, и речь президента, и красочная презентация - это скорее оправдание для тех, кто и так собирался голосовать за Россию. Но так или иначе есть результат - 51:47 в пользу Сочи, и он теперь принадлежит Владимиру Путину. НЕВОЗМОЖНОЕ ВОЗМОЖНО Прошло чуть больше года с тех пор, как сочинская заявка стала серьезным проектом с 20-миллиардным бюджетом (именно такую сумму общих затрат назвал Newsweek один из непосредственных исполнителей олимпийского проекта, при том что Путин «остановился» на $12 млрд). Сначала казалось, что идея бредовая. Корея была абсолютным фаворитом. На прошлых выборах Пхенчхан уже выходил в финал и там проиграл канадскому Ванкуверу всего три голоса. Уже тогда многие говорили, что это неправильно, и справедливость должна быть восстановлена. Но тут же случилась еще одна «несправедливость»: Лондон победил фаворита - Париж - в борьбе за Олимпиаду-2012. И именно примеры Ванкувера и Лондона - в том смысле, что и невозможное возможно - вдохновили Кремль. «В марте 2006-го, после Олимпийских игр в Турине, Владимира Путина уговорили внимательно изучить детали сочинской заявки, - рассказал Newsweek высокопоставленный источник в оргкомитете. - Заказали презентацию фирме, которая работала как раз на Ванкувер, показали, и Путин проникся идеей. На той встрече присутствовали [управделами президента Владимир] Кожин, Тягачев, [губернатор Краснодарского края Александр] Ткачев и Потанин. Это был первый ключевой момент. Второй - создание заявочного комитета. В Олимпийском комитете России были такие бюрократические проволочки, что занимайся он организацией - ничего бы мы сегодня не выиграли. Но мы наняли профессионалов, которые блестяще справились с продвижением заявки». Получается, Путин фактически отказался от услуг своего друга и личного тренера по горным лыжам Тягачева. Он же подкрепил заявку своими гарантиями и обещанием выделить на проведение Игр рекордную сумму. Неудивительно, что проект «Сочи-2014» превратился в одну из «российских национальных идей» - и, возможно, в самую яркую из них. И если прочие подобные проекты (вроде реформы здравоохранения и обеспечения граждан жильем) президент готов отдать на откуп преемнику, то Олимпиаду он, кажется, приберег для себя. На вопрос о том, вернется ли он на президентский пост в 2012 г., Путин уже неоднократно отвечал в том духе, что Конституция запрещает только три срока подряд, а с перерывом - пожалуйста. И на прошлой неделе в Гватемале стало окончательно понятно, что это для него вовсе не абстрактный юридический вопрос. ПОСЛЕДНЯЯ ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА Олимпиады современности – прежде всего имиджевые проекты. Но иногда удавалось получить коммерческую прибыль и/или дать толчок развитию города-столицы Игр Лейк-Плэсид, 1980 Серьезно сэкономив на комфорте жилья для спортсменов, организаторы все же смогли свести дебет с кредитом. После окончания игр Олимпийская деревня стала федеральной тюрьмой. Москва, 1980 Ради собственного престижа СССР был готов на любые траты, благо все капитальные расходы были предусмотрительно внесены в очередной план пятилетки. Точный бюджет игр 1980 г. неизвестен. Спортивные сооружения до сих пор служат столице. Лос-Анджелес,1984 Лос-Анджелес-1984 – первая Олимпиада, проведенная как образцовое коммерческое предприятие. Частный бизнес, финансировавший Игры, заработал, по некоторым оценкам, до $3 на каждые вложенные $2. Сараево,1984 «Добровольные» целевые пожертвования граждан социалистической Югославии спасли шаткое финансовое положение Игр. Но долгосрочных дивидендов Сараево это не принесло. Через 8 лет началась осада Сараево, и от города мало что осталось. Калгари,1988 После сокрушительного финансового краха Монреальской летней Олимпиады 1976 г. Канада взяла зимний реванш. А построенные спортивные объекты стали базой для первой национальной высшей спортивной школы для олимпийцев – кузницей кадров будущих чемпионов из Канады. Сеул, 1988 Хотя итог Олимпиады и привел Корею к положительному балансу, займы на капитальные проекты выплачиваются до сих пор. Альбервиль, 1992 Недорогая французская Олимпиада популяризировала зимние альпийские курорты страны. Барселона, 1992 Несмотря на убытки, Барселона-1992 считается успешным проектом. Вложенные в город средства заметно увеличили количество туристов, а улучшение имиджа города способствовало притоку инвестиций. Начиная с 1994 г., кредитный рейтинг Барселоны согласно агентству Standard and Poors стабильно растет. Лиллехаммер, 1994 Если летние Игры уже стали большим коммерческим предприятием, то зимним этот путь только предстоял. Норвежский Лиллехаммер как переходный этап: бюджет еще скромный, но глобальные СМИ уже пытаются диктовать удобное им расписание стартов. У них свой формат Олимпиады: больше скандалов – больше зрителей – больше рекламы. Атланта, 1996 Атланта стала полигоном испытаний новых бизнес-технологий. Почти все сооружения Олимпиады были временными и после окончания Игр их просто разобрали. Главными спонсорами Игр неожиданно оказались компании, производящие фаст-фуд, а цена телетрансляций приблизилась к миллиарду долларов. Нагано, 1998 По поводу реального бюджета второй японской Олимпиады до сих пор идут споры. Если учесть все капитальные затраты на инфраструктуру, то цена Игр в Нагано сопоставима с нынешней заявкой Сочи. Зато специально отстроенная железнодорожная ветка связала зимний курорт со столицей страны Токио в рекордно короткие сроки. Сидней, 2000 Организаторы изначально не стремились к максимизации прибыли от самого соревнования и нацеливались на долгосрочный имиджевый эффект. Усилия себя оправдали. Сидней стал заметным туристическим центром, а региональная экономика с тех пор растет. Солт-Лейк-Сити, 2002 Самая скандальная Олимпиада в Солт-Лейк-Сити прошла по накатанной схеме. И если бы не события 11 сентября, резко повысившие затраты на безопасность, прибыль была бы куда более значительной. Благодаря Олимпиаде зимние курорты штата Юта получили небольшое преимущество на внутриамериканском туристическом рынке. Афины,2004 Содержание построенных к Олимпиаде объектов оказалось слишком дорогим для бюджета Греции, в результате вышедшего за рамки допустимого ЕС дефицита. Многие сооружения были закрыты сразу же после Игр за ненадобностью. Исключение: бывший пресс-центр, теперь там проводят выставки. Городу, кроме огромной дыры в бюджете, достались новые дороги, метро и скоростной трамвай. Турин, 2006 В ходе подготовки город значительно выбился из бюджета – от банкротства проект «Турин-2006» в последний момент спасло вмешательство правительства. Деньги, вложенные в спортивные объекты и инфраструктуру, собираются вернуть за счет альпийского туризма. В 2006 г. Италия в рейтингах любителей горнолыжного отдыха смогла оттеснить Францию на третье место. Источники: данныеМОК, «A look at the Olympics cost» by Frank Zarnowski, The business of sports, Graphic news; экспертныеоценки"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации