Где Кончается "Родина"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Рогозина может сменить Бабурин

1100159260-0.jpg В России любая политическая деятельность непременно обрастает многочисленными «мифологемами». Нынешняя активность Дмитрия Рогозина со товарищи не стала исключением. Стараниями склонных к конспирологии журналистов в настоящее время запущено в оборот несколько взаимоисключающих версий. Якобы на базе «Родины» и частично КПРФ создается «правильная» социал-демократическая партия — в будущем запасная или даже главная партия власти. Одновременно появились сообщения о скором смещении нынешнего главного родинца и о замене его на более покладистую личность.

Левая, правая — где сторона?

Партия «Родина» и ее лидер Дмитрий Рогозин давно уже стали одними из главных ньюсмейкеров осеннего политического сезона. Наибольший резонанс вызвали, наверное, безапелляционные заявления г-на Рогозина по национальному вопросу, давшие многочисленным экспертам и журналистам повод говорить о трансформации «Родины» из левопатриотического в правонационалистическое объединение.

На самом деле у «Родины» нет идеологии в строгом смысле этого слова, а есть лишь идеологическая ширма, за которой скрывается неуемная жажда власти ее лидера, — «Родина» бросает в массы понятные и привлекательные для них «лозунги дня»: укрепление государства, противодействие террористической опасности, борьба с коррупцией, бедностью и т.д. Но те же самые задачи стоят и перед властью. То есть «Родина», с одной стороны, фактически предлагает государству сотрудничество в решении «общих» задач, а с другой — активно критикует его за неспособность решить эти задачи, используя тактику «точечных ударов»: критикуется не государственная политика в целом, а деятельность отдельных «слабых» министров, губернаторов. Выгоды от применения такой тактики очевидны: можно нажить немалый политический капитал за счет критики власти и с ней самой не поссориться.

Один в поле

Идеологическая аморфность по идее делает «Родину» удобным контрагентом для многих политических сил в стране, в том числе и для государства. Однако некоторые события последнего времени показывают, что нынешняя «Родина» не совсем пригодна к употреблению в этом качестве.

Беда партии в том, что она аморфна также организационно. И недавнее голосование по законопроекту о новом порядке избрания глав регионов продемонстрировало это со всей наглядностью. Фракция «Родины» оказалась единственной, не сумевшей выработать консолидированную позицию в данном вопросе. А попытки Дмитрия Рогозина с коллегами выдать это за проявление царящего в партии и фракции «демократического централизма» — не более чем попытка сделать хорошую мину при плохой игре.

«Родина» — типичный пример партии, скроенной под одного лидера, как «Яблоко» или ЛДПР. Пожалуй, единственное серьезное различие между ними заключается в намного большей, чем у Владимира Жириновского или Григория Явлинского, амбициозности г-на Рогозина. Для всех трех партийных лидеров характерен одинаковый — авторитарный управленческий стиль. Все мало-мальски способные составить конкуренцию «вождю» изгоняются из партийных рядов. Всем еще памятен конфликт Дмитрия Рогозина и Сергея Глазьева. И этот конфликт далеко не последний.

Действительно, очередной раскол не заставил себя ждать: недавно высший совет «Родины» покинула одна из трех блокообразующих политических структур — Социалистическая единая партия России (в прошлом движение «Духовное наследие») во главе с Алексеем Подберезкиным. Хорошо заметно несогласие некоторых «знаковых» для «Родины» фигур (Сергея Бабурина, Михаила Делягина) с управленческим стилем Дмитрия Рогозина, и как следствие — стремление сохранить дистанцию. Г-н Бабурин, например, сейчас занимается собственным партстроительством, пытаясь сформировать новую коалицию левого толка вокруг возглавляемой им партии «Народная воля».

Сам себе бренд

Принято считать, что всеми своими успехами начиная с прошлогодних думских выборов «Родина» обязана своим «внешним» кураторам. О деятельности пресловутых «кремлевских политтехнологов» доподлинно мало кто знает, а кто знает, тот молчит. Поэтому отметим лишь, что говорить о раскрутке собственно блока «Родина» не совсем правомерно. Сейчас заметно, что основная ставка делается на продвижение бренда «Дмитрий Рогозин».

Вмешательство г-на Рогозина в российско-украинский спор вокруг косы Тузла, неоднозначная роль в решении калининградской проблемы, а также нынешняя ситуация внутри «Родины» демонстрируют его невысокую эффективность как политического менеджера. В то же время он зарекомендовал себя как публичный политик, трибун, способный, пусть и с посторонней помощью, повести за собой массы в нужный момент. Политики такого типа удобны именно в качестве клапанов, позволяющих выпустить лишний пар из котла народного недовольства. Клапаны эти со временем изнашиваются и, следовательно, нуждаются в замене.

Единственная сложность — как любой политический лидер авторитарного толка, Рогозин отличается большой непредсказуемостью и неуправляемостью. Уже сейчас хорошо заметно его стремление прослыть большим католиком, чем сам папа, — достаточно обратиться к его комментариям по поводу политических инициатив президента. А в будущем он наверняка попытается избавиться от опеки тех, кто сейчас помогает ему в раскрутке.

Что касается самой «Родины», то она, вероятно, и далее будет существовать как полувиртуальное политическое образование, возродившись к следующим выборам — быть может, в новой организационной оболочке.

Предсказание будущего — занятие неблагодарное. С другой стороны, обращение к опыту прошлого тоже не всегда позволяет понять происходящее: история ничему не учит, но жестоко наказывает за невыученные уроки. А главный урок новейшей политической истории таков: партобъединения «левой ориентации», наспех сколоченные к выборам, — продукт одноразового использования и скоропортящийся. Серьезные политические бренды создаются совсем по-другому.

Андрей Давыдов, доктор философских наук, главный научный сотрудник Института социологии РАН

Оригинал материала

«Время Новостей»