Где деньги, Рома?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Махинации с траншем МВФ за подписью Касьянова

© "Московские новости", origindate::20.08.2004

Где деньги, Рома?

Ефим Барбан, Лондон

Converted 17280.jpgШирокий резонанс в Британии вызвали две [page_15337.htm статьи в лондонской «Тайме», в которых приоткрывается тайна пресловутого первого транша кредита МВФ] — 4.8 миллиарда долларов, выделенных России незадолго до дефолта 1998 года на стабилизацию курса рубля. Автор публикаций, политический обозреватель «Тайме» Доминик Кеннеди, получил доступ к отчету о проводившемся швейцарскими властями расследовании перекачки этих денег на счета секретной сети финансовых учреждений в Швейцарии, организованной лицами из окружения президента Ельцина.

По просьбе «МН» Доминик Кеннеди рассказывает о содержании отчета, так и не ставшего достоянием гласности.

— Что конкретно пытались выяснить швейцарские следователи?

— Существовали подозрения в нецелевом использовании кредита.

— Вы отметили, что в отчете трижды упоминается имя Романа Абрамовича. В связи с чем?

— В отчете он назван владельцем компании Runicom Sa, которая, предположительно, контролировала сеть секретных резервных фондов, созданную российскими властями в 1995 году. Средства аккумулировались на счетах различных финансовых учреждений за рубежом. Доступ к этим «черным кассам» имели лишь около ста человек, приближенных к президенту Ельцину...

«Руником» — дочернее предприятие российской компании с таким же названием, и господин Абрамович когда-то состоял в ее штате. Никто не знает, кто в действительности владеет головной компанией. Сотрудники Абрамовича отказались назвать мне имя владельца, заявив, что это якобы не мое дело. След этой компании существует и в Гибралтаре — похоже, деньги из Швейцарии переводились туда. Поэтому-то на счетах швейцарского филиала «Руникома» были обнаружены лишь незначительные активы. Что, в свою очередь, позволило представителям Абрамовича утверждать: через швейцарский «Руником» якобы проходили слишком небольшие суммы, чтобы эта компания могла участвовать в трансакциях займа.

Кстати, в отчете швейцарских следователей указывается, что часть кредита МВФ была переведена и на счет швейцарского банка Ost-West Handelsbank. Швейцарцы утверждают, что «Руником» — акционер этого банка. Они считают также, что исчезнувший кредит МВФ частично был переведен и на женевский корсчет Объединенного банка, который, как они полагают, также контролируется «Руникомом».

— Известно, что швейцарский "Руником" — крупный должник ЕБРР...

— «Руником» задолжал ЕБРР 15 миллионов долларов. На его счетах такой суммы не оказалось — по иску банка компания объявлена банкротом. Давая кредит «Руникому», ЕБРР предполагал, что эти деньги пойдут на финансирование российских проектов.

— Неужели у Абрамовича нет возможности выплатить банку долги из личных средств?

— Не думаю, что Абрамович захочет заплатить из своего кармана, хотя для него это, конечно, мизерная сумма. Ведь он никак не афиширует свою связь с «Руникомом». Кроме того, представители Абрамовича утверждают, что долг ЕБРР был якобы давно выплачен: решение суда, объявившего компанию банкротом, они называют «необъективным» и «нечестным». По их словам, они не намерены дважды платить по долгам.

— В одной из ваших статей в «Таимо промелькнуло имя дочери Ельцина — Татьяны. Фигурирует ли она в отчете швейцарских следователей?

— Ее имя упоминается лишь в связи с подозрительными российскими трансакциями в Швейцарию на сумму более двухсот миллионов долларов.

Швейцарские власти пытались расследовать происхождение этих денег. Счет, на который они переводились, имел отношение к дочери Ельцина. Однако следователи не связывают ее имя с какими-то нелегальными операциями.

— Пафос ваших статей идет вразрез с заявлениями и Центробанка РФ, и МВФ, которых удовлетворил независимый аудит на этот счет, проведенный фирмой
Pricewaterhouse Coopers. Аудиторы не нашли злоупотреблений.

— Видите ли, если с кредитом МВФ происходили какие-то незаконные манипуляции, то главными лицами, ответственными за это, могли быть как раз официальные представители МВФ и Центробанка России. И вот теперь обе эти организации заявляют, что доказательств злоупотреблений нет. В таких случаях спор обычно разрешает независимый арбитр. С моей точки зрения, женевский следователь и был таким арбитром.

Швейцарские власти убеждены, что деньги, выделенные России МВФ, были потрачены не по назначению — по крайней мере, не на стабилизацию курса рубля.

Любопытная деталь: швейцарцы просили МВФ и российский ЦБ предоставить им необходимую для расследования информацию и получили отказ.

У МВФ нет причин стремиться к раскрытию тайны своего кредита — по той простой причине, что Россия сполна вернула ему деньги, присовокупив к ним и проценты. Центробанку России также не хочется вспоминать об этом эпизоде — аудиторы из Pricewaterhouse Coopers не случайно отмечали, что руководство Банка вводило их в заблуждение относительно состояния своих финансов.

— Последовала ли какая-то реакция на ваши статьи со стороны Абрамовича или его представителей?

— Швейцарское расследование представители Абрамовича называют «политически мотивированным», затеянным с целью опорочить их босса, а все утверждения швейцарской стороны — «беспочвенными» и «необъективными». Но в «Тайме» ни кто из них по этому поводу пока не обращался.

***

© "Московские новости", origindate::20.08.2004

Хождение по нитям

Швейцарский следователь убежден, что махинации с траншем были бы невозможны без надежного прикрытия сверху

Игорь Седых, Женева

В Швейцарии вопрос о судьбе займа МВФ России возник давно. Примерно через год после российского дефолта — к тому времени в стране вступил в силу закон, возложивший на банки обязанность бить тревогу при наличии подозрительных финансовых операций. Помните историю о расследовании махинаций в респектабельном Bank of New York (BoNY)? Изначально-то сигнал поступил — в августе 1999 года — именно от женевских банкиров: бдительная местная прокуратура мгновенно блокировала 22 счета физических и юридических лиц российского происхождения на общую сумму 15 млн. долларов.

Следствие по BoNY вел, с благословения женевского генпрокурора Бернара Бертоссы, судья Лоран Каспер-Ансерме. Осенью 1999 года, изучая документацию американского банка, он обнаружил, что через его счета проходили деньги МВФ. Так, собственно, и возникло расследование судьбы кредита МВФ России. Чуть позже Каспер-Ансерме направит в швейцарские банки специальное уведомление: «Согласно имеющимся у следствия данным, сумма в 4,8 млрд. долларов, выделенная МВФ Российской Федерации, предположительно, была полностью или частично расхищена».

Следствию удалось выяснить, что ключевую роль в запутывании следов транша МВФ сыграли принадлежащие Центробанку зарубежные банки — прежде всего зарегистрированный в немецком Франкфурте Ost-West Handelsbank (кстати, вопреки утверждениям Доминика Кеннеди, ни Абрамович, ни его фирмы не могут быть акционерами этого банка — по той простой причине, что владельцем юо процентов его акций является Центробанк РФ). Каспер-Ансерме установил, что и августа 1998 гада деньги поступили в один из банков в кантоне Тичино, откуда в тот же день 2,35 млрд. были переведены в Bank of Sidney, 2,1 млрд. — в National Westminster Bank, 780 млн. ушли на некий счет в банк Credit Suisse. 18 августа оставшиеся 1,4 млрд. были отправлены в BoNY.

Но поиск банков и счетов оказался делом трудным. Так, выяснилось, что «сиднейского» и «вестминстерского» банков никогда не существовало —были лишь офшорные компании под такими названиями. Просуществовав два года (1996 —1998), они были затем благополучно ликвидированы.

Зато счет в BoNY, как рассчитывал Каспер-Ансерме, должен был привести его к преступникам.

Ну а дальше мы вступаем в область догадок и домыслов. Дело в том, что 5 - 6 лет назад одним из виднейших дельцов в Женеве был некий Брюс Раппапорт. В 1966 году он создал Inter Maritime Bank, а уже в начале 90-х, будучи крупным акционером BoNY, предложил объединить оба института. Так родился женевский банк Bank of New York — Intennaritime.

Имя Раппапорта не раз мелькало в различных версиях дела о BoNY, что неудивительно, учитывая его связи в Москве. Еще в 1993 году BoNY-Intermaritime первым получил лицензию в Москве. Выяснилось, что в этом банке имелся корреспондентский счет «Объединенного банка» Абрамовича, на который и поступили деньги из Нью-Йорка — совпадала и «пропавшая» в BoNY сумма.

Каспер-Ансерме неожиданно вышел на трейдерскую компанию «Руником», по счетам которой разошлись деньги со счета «Объединенного банка», прошедшие затем долгую отмывку во французских и швейцарских банках.

Однако, по словам Каспера-Ансерме, все это были лишь компьютерные операции — на самом деле деньги не покидали Швейцарию. Во время нашей встречи 4 года назад в Женеве он говорил об этом эпизоде, как о «самом тревожном и необъяснимом, а оттого и самом подозрительном». По убеждению швейцарца, создание финансовой «паутины» было делом рук Александра Мамута, а к махинациям в BoNY приложили руки входившие в его империю ДКБ, Собинбанк и банк «Фламинго». «Александр Мамут был банкиром Абрамовича и пользовался благоволением Касьянова», — разъяснял следователь.

В августе 2000 года Каспер-Ансерме отправился по следам «Руникома». Однако по адресу регистрации во Фрибуре оказалась некая консалтинговая фирма, которую «Руником» использовал исключительно как «почтовый ящик». Более близкое знакомство с «Руникомом» показало, что тот был создан в 1994 году для экспортных операций с нефтью и алюминием и служил трейдерской компанией «Сибнефти». «Самая элементарная, старая как мир, операция по отмыванию денег, — разъяснял в интервью Каспер-Ансерме, — состоит в том, чтобы продавать сырьевые товары за полцены некой офшорной компании. Потом, за рубежом, нефть, например, перепродают по рыночной цене, и на разнице цен кладут в карман половину вырученной суммы».

Однако «Руником» использовали и для получения через «братский» банк СБС-Агро кредита в рамках помощи мелкому бизнесу — этот проект финансировался Европейским банком реконструкции и развития. В 1998 году СБС-Агро рухнул, а «Сибнефть» ликвидировала «Руником». Вот и получилось, что деньги получать обратно было не с кого. ЕБРР трижды пытался выручить их через суд, но не удалось.

В России, понятно, усилия Каспера-Ансерме не встретили понимания: «Еще в сентябре 1999 года в Санкт-Петербурге я сообщил генпрокурору Устинову о намерении просить его страну о взаимопомощи в деле Bank of New York. Экземпляр следственного поручения я передал затем его заму г-ну Колмогорову, когда тот находился в Швейцарии. Я подчеркнул при этом, что речь идет о срочном деле. Однако до сих пор никакого ответа из Москвы нет...».

Возникает, однако, вопрос: почему Каспар-Ансерме не склонен доверять выводам такой солидной фирмы, как PriceWaterhouseCoopers?

«Изучение материалов аудита не позволяет установить точное использование средств, выделенных МВФ», — разъясняет швейцарец. По его словам, речь в общей сложности идет о примерно 9 миллиардах долларов, в которые входит остаток предыдущих траншей. «Главные кусочки этой мозаики находятся в русской столице», — говорит следователь.

По его убеждению, все эти махинации были бы невозможны без надежного прикрытия сверху. Без подписи Михаила Касьянова, в ту пору замминистра финансов, ведавшего переговорами о долгах и займах, не мог двинуться «по этапу» ни один цент кредитов. «Деньги перемещались с разрешения того, кто вел переговоры о займе, — Михаила Касьянова, и на это указывает целый букет сходящихся улик».

Такого же мнения придерживается и экс-генпрокурор Женевы Бернар Бертосса.

Увы, швейцарские следователи не нашли поддержки не только в России. Американское ФБР, взявшееся было за дело с размахом, быстро ушло со сцены. Сенатская же комиссия по расследованию, громче всех кричавшая о коррупции в России, фактически ограничилась заслушиванием агентов ЦРУ.

В 2OO2 году Лоран Каспер-Ансерме был избран судьей по гражданским делам и ушел со следовательской работы. С уходом же Бертоссы и вступлением в силу в Швейцарии нового закона, передавшего дела об отмывании денег в ведение федеральной прокуратуры, интерес к «русскому делу» и вовсе ослаб. Формально Берн поручил довести дело до конца женевскому следственному судье Марку Таполе. Но тот смог лишь констатировать тупик.