Где яйца Вексельберга?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Где яйца Вексельберга? Вот уже три года они путешествуют по всему миру вслед за хозяином…

"Для российских олигархов и тех, кто интересуется их жизнью, на этой неделе есть две новости. Одна: Россия вошла в десятку стран, где наблюдался самый быстрый рост числа долларовых миллионеров (согласно результатам исследования банка Merrill Lynch, за последний год их количество увеличилось на 15,5 процента и достигло 119 тысяч). Другая: в России может появиться специальная налоговая инспекция №11 по работе с крупнейшими налогоплательщиками-физлицами – иными словами, «орган контроля за олигархами», призванный следить за расходами и доходами тех, кого все уже так привыкли наблюдать в списке «Форбса». В этой гонке состояний и контролеров в выигрыше останется, пожалуй, тот, кто укрепит свои позиции крупными публичными инвестициями в национальное достояние. О том, что это по-прежнему актуально, стало ясно на днях, когда глава компании «Газпроминвестхолдинг» Алишер Усманов внезапно, и к удивлению многих, приобрел коллекцию Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской. Новость о том, что миллиардер Усманов выкупил все 42 лота уникальной коллекции еще до начала аукционных торгов на Sotheby’s за 72 с лишним миллиона долларов, произвела поначалу эффект сенсации. Уникальная коллекция представлена 450 предметами изобразительного и прикладного русского искусства XVIII-XX веков. Это мебель, посуда, фарфор, живопись, собранная легендарным музыкантом и великой оперной певицей за 30 лет. В нее также вошли портрет Авроры Демидовой Карла Брюллова, «Сокровище ангелов» Николая Рериха, «Лики России» Бориса Григорьева. Сама Галина Вишневская выразила надежду, что Алишер Усманов «достойно выставит коллекцию для обозрения». Но ключевые вопросы пока что остаются открытыми: насколько эта коллекция будет доступна всем желающим? Кто будет конечным бенефициаром (владельцем) коллекции – останется ли она в собственности господина Усманова, будет ли передана государству или же обоснуется в частном музее? Сведения о ее юридическом статусе скорее туманны и даже противоречивы. Так, Алишер Усманов телеканалу «Вести-24» говорит, что коллекция «твердо и бесповоротно будет принадлежать государству, потому что мое ощущение собственника в данном случае абсолютно не работает». Его пресс-служба добавляет, что все это «будет передано российскому государству и после экспонирования в аукционном доме Sotheby’s будет перевезено и выставлено в России». В это же время в различных СМИ со ссылкой на РИА «Новости» появляется противоположное заявление. Владелица галереи «Проун» Марина Лошак, представленная в СМИ как консультант Усманова по вопросам приобретения коллекции, говорит о том, что «коллекция точно останется у Усманова и речь о передаче ее государству не идет». Появившаяся после этого реплика главы Росохранкультуры Михаила Швыдкого прозвучала уже как серединный вариант или попытка смягчить возможные «углы» ситуации. На пресс-конференции он сказал, что это личное дело Усманова, как он распорядится коллекцией, но отметил, что независимо от формы собственности коллекция будет «входить в музейный фонд РФ, будет частью национального достояния страны». В том, что коллекция Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской, приобретенная Алишером Усмановым, равно как и коллекция яиц работы Карла Фаберже, выкупленная три года назад у американского газетного магната Малкольма Форбса предпринимателем Виктором Вексельбергом – по сути своей часть культурного наследия России, – сомневаться не приходится. Чтобы понять, как может сложиться судьба приобретенной Усмановым коллекции, мы решили узнать, где же хранится уникальная ювелирная коллекция яиц Фаберже. Покупка Вексельбергом коллекции из девяти императорских пасхальных яиц и еще 190 предметов – разнообразных брошей, табакерок и чернильных приборов сопровождалась шумной и помпезной кампанией в прессе. СМИ цитировали самого Вексельберга и его помощников, экспертов и музейных работников, воодушевленно сообщающих, что наконец-то уникальные предметы ювелирного искусства вернулись в Россию, что это национальное достояние и культурное наследие, за которое олигарх не поскупился заплатить круглую сумму. С тех пор популярность Виктора Вексельберга, главы группы компаний «Ренова», стала гораздо шире, чем раньше. Теперь, если в Интернете набираешь фамилию бизнесмена – выпадает «яйца Фаберже», а когда набираешь «Фаберже» – выпадает «Вексельберг». Намерения относительно адресной прописки коллекции яиц выглядели оптимистичными. «Когда я узнал, что коллекция яиц Фаберже выставляется на аукцион, я понял, что речь идет об уникальной возможности вернуть моей стране одно из ее сокровищ», – говорил Виктор Феликсович. Яйца чуть было не стали символом рождения целого культурного мегапроекта – огромного частного музея, в котором российские олигархи могли бы выставлять выкупленные ими коллекции уже не только в качестве личной собственности, но и как часть национального достояния. Эта идея приписывалась лично Виктору Вексельбергу. Культурно-исторический фонд «Связь времен» (Виктор Вексельберг здесь председатель попечительского совета. – Прим. ред.) получил разрешение арендовать для этих целей Шуваловский дворец в Петербурге. Спустя три с лишним года дворец, по выражению одного из помощников Вексельберга, до сих пор «в руинах». План его реконструкции рассчитан как минимум еще до 2009 года. Где же тогда все это время находится прославленная коллекция яиц и ювелирных украшений? Судя по новостям на сайте фонда «Связь времен» о выставочном передвижении коллекции Фаберже, она достаточно много времени проводит в Европе. Открывающаяся в ближайшее воскресенье очередная выставка пройдет в культурной столице Хорватии – городе Дубровник, во дворце Rector Palace. Вообще география прошедших выставок коллекции Виктора Вексельберга весьма обширна. Причем 8 из 14 выставок проходили не в России, а в США, Европе и Казахстане. Эту коллекцию видели жители Берлина, Нью-Йорка и Брюсселя, а так же швейцарских Лозанны и Цюриха и итальянского Бари. В России же повезло только Москве, Санкт-Петербургу, Екатеринбургу, Иркутску, Перми и Ханты-Мансийску. Информация о постоянном месте приписки коллекции на сайте фонда не размещена. Лишь по отдельным сообщениям региональных СМИ становится понятно, что выставочные экспонаты прибывали в некоторые российские города из-за рубежа. Например, в Тюмень коллекция пасхальных яиц была доставлена на частном самолете из Лондона. О том, что именно в Лондоне вплоть до недавнего времени и базировалась коллекция Виктора Вексельберга, как ни странно, сообщил Первый канал. Главным героем этого телесюжета был Алишер Усманов, купивший коллекцию Ростроповича. Но корреспондент мельком обмолвился и о местонахождении экспонатов Фаберже: «Сокровища уже не раз возвращались на родину. Но чаще всего они так и оседали в закрытых коллекциях. Так, знаменитое собрание творений Фаберже, выкупленное Виктором Вексельбергом, получило после непродолжительного путешествия по галереям России прописку в Лондоне и так и осталось частным». За разъяснением ситуации корреспонденты «Свободного пространства» обратились непосредственно к организатору выставок коллекции Фаберже, исполнительному директору фонда «Связь времен» Роману Такеру. – Действительно ли коллекция находится в Лондоне? – Я не знаю, откуда у вас такая информация. Дело в том, что коллекция все время находится в пути. Если она не выставляется. В Лондоне она не базируется, она там не живет. Из Ханты-Мансийска мы привезли, некоторые предметы для реставрации в Лондон. Это правда. А те предметы, которые не реставрируются там, они сейчас выставляются в Дубровнике в Хорватии. И уже в ноябре этого года вся коллекция снова воссоединится и будет выставляться в Тюмени. – Вы сказали, что коллекция все время находится в пути. Наверно, это сложнее, чем хранить в музее? С точки зрения технической и финансовой? – Безусловно, это сложнее. Это намного дороже. У Виктора Феликсовича (Вексельберга. – Прим. ред.) было принципиальное решение показывать эту коллекцию как можно больше, как можно более широкой публике. И просто ни один государственный музей не в состоянии показать эту коллекцию в том режиме, в котором показываем ее мы. Это очень дорого, это очень сложно, и специально созданный для этого фонд «Связь времен» занимается этим делом. – А кто и по какому принципу выбирает следующее место, город, страну, где будет показана коллекция? – На самом деле график выставок у нас определен на несколько лет вперед. Мы показываем выставку в регионах, в которых непосредственно, безусловно, интересы Виктора Феликсовича существуют и существуют интересы группы компаний «Ренова»… – Интересы какого плана? – Экономические интересы, безусловно. Потому что без тех людей, которые живут в этих регионах, покупка данной коллекции была бы просто невозможна. Мы понимаем это и выставляем коллекцию в тех регионах, где присутствуют экономические интересы. – До какого года расписан график и можете ли вы назвать города, где это будет показано? – График на пару лет вперед, но, к сожалению, назвать все города я не могу, потому что это довольно-таки кропотливая и тяжелая работа – с региональными властями, с музеями. И поэтому мы стараемся заранее не объявлять о тех городах, где у нас пока еще нет стопроцентной договоренности. – А кто является конечным бенефициаром в данном случае этой коллекции? Корректно ли говорить, что эта коллекция принадлежит господину Вексельбергу? Или это коллекция, которая принадлежит его фонду «Связь времен»? – То, что вы назвали первым, – более корректно. То, что она принадлежит непосредственно Вексельбергу, – будет более корректно. –Юридически это таким образом все оформлено? – Да. – А история с Шуваловским дворцом, который, как писали, тоже был арендован господином Вексельбергом и в котором, как обещали, уже на постоянной основе в частном музее будет выставляться данная коллекция? Почему это не получилось? – Почему не получилось? В том состоянии, в котором этот дворец достался, – он практически в руинах находится, в аварийном состоянии. И сейчас ведется большая кропотливая работа по восстановлению этого дворца. Мы планируем потратить около миллиарда рублей на то, чтобы восстановить его. Это займет еще года три, не менее того. И это будет частный музей, частная коллекция. – Эта коллекция Фаберже перейдет туда? – Она не будет переезжать с места на место, как сейчас, но мы надеемся, что в крупных городах России люди смогут посмотреть эту коллекцию в тех музеях, которые мы откроем. – В итоге, где это можно посмотреть, определяют господин Вексельберг и его помощники? – Безусловно. – У вас были выставки в Перми, в Иркутске? Сколько стоил билет на эту выставку? – Билет стоит столько же, сколько обычный вход для посетителя музея. И те деньги, которые мы выручаем от продажи билетов, остаются на развитие региональных музеев. – Как вывосприняли новость о приобретении Алишером Усмановым коллекции Галины Вишнев¬ской и Мстислава Ростроповича? – Считаю, что это замечательное событие, большой плюс для всех любителей искусства, для России в целом. Надеюсь, что в ближайшее время мы все будем смотреть на эту коллекцию. Но должен отметить, что тут подход немножко другой, насколько я понимаю. Как я слышал из СМИ, эта коллекция будет передана государству, которое уже потом будет отвечать за то, где она будет выставляться и как. Я просто знаю, что, к сожалению, государственные музеи в настоящий момент не в состоянии показывать коллекции такого масштаба полноценно и в том объеме, в котором хотелось бы это видеть, наверно, всем. Наш подход немножко другой. Все финансовые нагрузки, которые ложатся, они будут покрыты, как они стоят. – Ваш фонд случайно не рассматривал возможность приобретения коллекции Ростроповича? – Нет. – Где сегодня непосредственно находится коллекция Фаберже? – В Хорватии. Часть ее находится на реставрации в Лондоне, часть находится в Хорватии, где выставка начнется уже с 30 сентября – в Дубровнике. Справка Вексельберг и «Связь времен» Правление учрежденного предпринимателем Виктором Вексельбергом фонда «Связь времен» возглавляет его земляк и коллега – бизнесмен Владимир Воронченко (оба родом из одного украинского городка Дрогобыч). В бизнес пришел из медицины. По данным биографического интернет-ресурса Whoiswho.Ru, Владимиру Воронченко приписывалось и председательство в совете директоров сети салонов по продаже предметов роскоши «Люкс-Холдинг», и руководство сетью розничных магазинов косметики компании «DouglasRivoli», и долевое участие в сети антикварных салонов «Мир искусства». Его имя упоминается и среди владельцев крупных личных собраний икон XIV–XVIII веков и русской живописи XIX века. Вексельберг и Хорватия Как могут быть связаны места проведения выставок коллекции яиц Фаберже и бизнес-интересы предпринимателя в Европе. На днях влиятельный германский журнал «Шпигель» в очерке о богатых россиянах в Европе упомянул и о Викторе Вексельберге. По информации этого издания и по сообщениям российских туристов на интернет-форумах, в Хорватии у главы «Русала» и группы компаний «Ренова» находится резиденция: «Пока не завершена окончательная отделка его шикарной виллы в Хорватии, олигарх из России на полгода расквартировался в элитном отеле Sheherezad, что в Дубровнике. Стоимость апартаментов, по сообщениям СМИ, составляет 8500 евро в сутки». Болгарская пресса, в частности интернет-ресурс Novinite, дополняет, что Виктору Вексельбергу на 50-летний юбилей друзья подарили еще и остров в Адриатическом море площадью три тысячи двести квадратных метров – и тоже недалеко от хорватского города Дубровник. Именно там открывается очередная выставка легендарной коллекции Фаберже. Забавно, что в месте проведения другой выставки Фаберже в Цюрихе находится офис холдинга Вексельберга «Ренова». А в период проведения выставки Фаберже в Германии партнеры Виктора Вексельберга по компании «Ренова» сообщали о предстоящих инвестициях в немецкую экономику. Мнение эксперта Екатерина Гениева , гендиректор Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы, до 2001 года член Совета по культуре и искусству при президенте РФ. Находясь в Германии на международной конференции по проблемам культурного наследия, она согласилась прокомментировать «Свободному пространству» ситуацию с громкими приобретениями российских олигархов. – Есть довольно большое количество представителей мировых аукционных домов и Christie’s, и Sotheby’s и других, которые сейчас этот аспект очень живо обсуждают. Мнение международных экспертов о покупке коллекции Алишером Усмановым – что это такой срыв рынка. Люди были намерены покупать по правилам аукциона всю эту замечательную коллекцию, пришли на прием, а им говорят – а брать-то нечего. Что стоит за поступком господина Усманова, я до конца не знаю. То, что это возвращается в Россию, меня радует. Пусть он свой музей создаст. Но в Англии все в оторопи от того, что сделал аукционный дом. Так себя не ведут. Кто там о чем договорился, не хочу обсуждать. К этому по-разному можно относиться. Если исходить из того, что нам дорого наше национальное достояние, оно было прекрасно собрано в коллекции этих двух великих людей, то, конечно, его возвращение в Россию – это замечательно. Но когда и куда оно вернется в Россию, хотелось бы знать. Вот, например, где находятся яйца Фаберже? Если это его (Вексельберга) собственность, как была собственность у Морозова, мы же ему не рассказывали, куда Морозову возить собственность? Он знал, куда он хотел ее возить. Ну, значит, и Вексельберг это может возить в Хорватию, в Англию, во Францию, в Таганрог, Псков, где у него есть какие-то, наверно, бизнес-интересы. Ничего плохого я в этом не вижу. Что касается доступности национального достояния, то у нас его столько недоступно народу, что это отдельная тема. Я могу привести свой пример. Есть господин Сорос, мультимиллионер, который столько сделал для культуры мира и для культуры России, вне зависимости от того, что он биржевой спекулянт. Он все время хотел сделать России какой-то еще подарок. Он собирался вернуть архивы Бродского и Пастернака и, конечно, вернул бы это не себе, а отдал бы государству. Но в случае с этими яйцами я не была бы столь уж категорична. Это новое явление. Под текст Зачем Вексельбергу «Фаберже» В апреле этого года газета «Коммерсантъ» сообщала о намерении Виктора Вексельберга выпускать ювелирные изделия под маркой Faberge. Совместно с его партнером по «Суал-холдингу» Брайаном Гилбертсоном (выходец из ЮАР, известный менеджер в мировой металлургической промышленности. – Прим. ред.). Суть сообщения сводилась к тому, что Виктор Вексельберг заинтересован в приобретении крупной доли зарегистрированного на Каймановых островах инвестфонда Pallinghurst Resources, которому, по данным издания, и принадлежит бренд Faberge: «Конечным покупателем бренда Faberge является Виктор Вексельберг, получивший в итоге за 30-40 миллионов долларов права на выпуск восьми классов продукции, в том числе ювелирных изделий, косметики и одежды». Опровержений этой информации в СМИ со стороны Виктора Вексельберга или его представителей до нынешнего момента не последовало."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации