Гей-клуб "Сноб"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Гей-клуб "Сноб"

Пропаганда антироссийских взглядов и "гомосексуального образа жизни" от создателя "соцсети для избранных" Владимира Яковлева и главреда Маши Гессен

Оригинал этого материала
© "Маркер", origindate::24.03.2011, Участники проекта "Сноб" запустят конкурирующую социальную сеть, Фото: "Коммерсант", via galarussia

Дарья Черкудинова

Compromat.Ru

Владимир Яковлев

25 участников проекта «Сноб» (медиагруппа «Живи!», входит в ГК «Онэксим» Михаила Прохорова) покинули эту площадку, обвинив руководство редакции в тоталитаризме, нелюбви к Родине и пропаганде гомосексуальных отношений. [...]

Вчера вечером в блоге одной из участниц социальной сети «Сноб» Ларисы Бравицкой (актриса, ресторатор и декоратор) появился новый пост под заглавием «Во что превращается СНОБ?». Свои подписи под ним поставили 24 уважаемых в этой среде человека, в том числе писатель и художник Максим Кантор и маркетолог Самвел Аветисян. Подписанты считают, что за три года существования социальная сеть для избранных (именно так позиционировался «Сноб», когда выходил на рынок в 2008 г.) деградировала «из-за нетерпимости и насаждения взглядов руководства редакции». Создателя проекта Владимира Яковлева и главного редактора Машу Гессен обвиняют в пропаганде антироссийских взглядов и «гомосексуального образа жизни», а также в глумлении над смертью певицы Валентины Толкуновой. «Самое неприятное — даже не одиозные редакционные взгляды, а отсутствие возможности высказать иное мнение и устранение несогласных путем блокирования доступа к комментариям или даже изгнания несогласных», — пишет Бравицкая.

Единственный выход подписавшиеся под «письмом 25» видят в отставке редакции. Ее, конечно, не случится, уверяет исполнительный директор компании «Онэксим» Сергей Лаврухин. «Это обычная история, такие случались и случаются до сих пор, например, в ЖЖ. Нам, инвестору и акционеру, это неважно, мы не вмешиваемся в редакционную политику, лишь бы проект был с финансовой точки зрения успешным», — добавил он. [...]

[Openspace.Ru, origindate::24.03.2011, "Участники проекта "Сноб" требуют отставки редакции": Главный редактор сайта «Сноб» Маша Гессен отказалась прокомментировать Openspace.Ru письмо участников проекта, назвав его «самодостаточным произведением». — Врезка К.ру]

Compromat.Ru

Маша Гессен


***

"Лесбиянки — лучшие родители", "Вы что, совсем ох**ли?" (заголовок в блоге "Наука"), глумливая редакционная статья на смерть певицы Толкуновой

Snob.Ru "деградировал из-за нетерпимости и насаждения взглядов руководства редакции"

Оригинал этого материала
© Лариса Бравицкая, origindate::23.03.2011

Во что превращается СНОБ?

Ситуация на проекте СНОБ критическая. Начало проекта СНОБ в 2008 г. было многообещающим, в проект было приглашено немало по-настоящему интересных людей, на сайте были неординарные колонки, блоги и собеседники с самыми разными взглядами и интересами. Однако сайт очень быстро деградировал из-за нетерпимости и насаждения взглядов руководства редакции. Эта нетерпимость привела к увольнению из СНОБа лучших авторов (Охлобыстина, Елизарова, Панюшкина, Геворкян, Левина, Кантора, Акимова, Мальцева) и падению качества материалов, часть которых стала скучной и неинтересной, а другая часть — предельно идеологизированной.

Идеология сайта — принципиально антироссийская, стиль подачи материалов таков, что Россия критикуется во всем, даже не имеющем к России отношения. Неприемлемыми мы считаем пропаганду преимущества гомосексуального образа жизни перед традиционным («лесбиянки — лучшие родители»), откровенное глумление редакции на смерть певицы Валентины Толкуновой, материал блога «Наука», озаглавленный «Вы что, совсем ох**ли?».

[Стас Жилицкий, origindate::08.02.2011: У меня появились смутные подозрения, что Вы тщательно и чуть ли не специально размываете границы приличия и ханжества. Я попробую объяснить на наглядном примере. Написать в заголовке "ВЫ ВСЕ ОХУЕЛИ" — это неприлично. Написать: "ОХ*ЕЛИ" — это по-ханжески. — Врезка К.ру]

[Илья Колмановский, origindate::08.02.2011: мне не дали — нельзя вынести на Главную в Шесть — Врезка К.ру]

Самое неприятное — даже не одиозные редакционные взгляды, а отсутствие возможности высказать иное мнение и устранение несогласных путем блокирования доступа к комментариям или даже изгнания несогласных. Редакция часто налагает запреты на публикацию комментариев к материалам, включая даже собственный блог — как для подписчиков (которые платили за участие), так и для членов клуба (которых приглашали для того, чтобы создать "лицо" издания и его репутационный капитал), если те не разделяют взглядов главного редактора. Неприятие альтернативного мнения уничтожает СНОБ как интеллектуальный ресурс и делает его пропагандистским. При этом имеет место агрессивное неприятие научной мысли, образованности и глубоких знаний — весь ресурс оказался заточенным под одного человека, который гордится тем, что не читает классической литературы. И это еще раз вычеркивает СНОБ из списка ресурсов, где бьется мысль и в споре вырабатываются новые концепции существования страны и русскоязычных сообществ по всему миру (global Russians). Самые яркие примеры травли несогласных — кампании против писателя и художника Максима Кантора и профессора Артема Оганова. О деградации СНОБа писали многие (например, Илья Шершнев — www.shershnev.com/archives/11287).

Для нас очевидно, что нынешняя редакция, приведшая к такому печальному состоянию, неспособна улучшить ситуацию. Мы уже свертываем свое участие в дискуссиях на сайте, и готовы вовсе аннулировать дорогостоящие подписки и членство в клубе СНОБ. Единственным выходом мы видим отставку нынешней редакции.

С уважением,

Самвел Аветисян, маркетолог, преподаватель, многодетный отец, Москва
Галина Бирчанская, психотерапевт, Москва
Лариса Бравицкая, актриса, ресторатор, Москва
Мария Ваняшина, экономист, Москва
Анатолий Волков, врач, Москва
Леонид Гаврилов, бизнесмен, Китай
Ольга Гальцева, геолог, Башкирия
Елена Житенева, маркетолог, Берлин
Максим Кантор, писатель и художник, Оксфорд
Алексей Левин, научный обозреватель, Вашингтон, США
Алиса Маннанова, юрист, Москва
Евгений Михайлов, бизнесмен, Москва
Татьяна Непомнящая, тренер по теннису, Москва
Артем Оганов, ученый, США
Вячеслав Орешков, туроператор и бизнесмен, Москва
Михаил Осипов, ювелир-геммолог, Москва
Елена Пыльцова, врач и писатель, Москва
Евгения Реботунова, юрист и предприниматель, Москва
Денис Смыслов, предприниматель, Москва
Збышек Стоцкий, художник, Москва
Людмила Фролова, психолог, Смоленск
Марьяна Фролова, юрист, Смоленск
Полина Шершнева, предприниматель, Москва
Алексей Юсфин, предприниматель, Лондон


***

"Этот клуб давно уже стал антироссийским. Антироссийским гей-клубом"

Бравицкая о сообществе "Сноба"

Оригинал этого материала
© "Взгляд", origindate::24.03.2011, "Нас использовали как живца"

Екатерина Зоркина

«Этот клуб давно уже стал антироссийским. Антироссийским гей-клубом», — заявила в интервью газете ВЗГЛЯД Лариса Бравицкая, актриса, создательница клуба «Маяк» и постоянный автор сообщества «Сноб». Так она объяснила свое выступление с резкой критикой и громкими обвинениями в адрес сообщества «Сноб». […]

ВЗГЛЯД: Что заставило вас выступить с такой резкой критикой сообщества «Сноб», в котором вы состоите с самого его основания?

Лариса Бравицкая: Одной из причин того, что я вошла в этот клуб в момент его зарождения в 2008 году, было мое уважение и пиетет перед Владимиром Яковлевым. Я всегда относилась к нему как к очень талантливому человеку, организатору, вспомнить даже «Коммерсант». Проекты, которые он создавал, очень хорошо живут и всегда на отдельной платформе, на отдельной странице. А теперь создавался интернет-клуб, отличный от всех других. Вторая причина — люди, которые был приглашены туда вместе со мной или работали в редакции. Каждого приглашал лично Яковлев, каждая кандидатура рассматривалась внимательно, пристально, уважительно. Эти люди были милы моему сердцу. Мы могли с ними в чем-то соглашаться, в чем-то расходиться, но это были высокоинтеллектуальные, грамотные, интересные люди, каждый — специалист в своей области. И каждый в этот проект что-то привнес. Мне импонировала всегда журналистская позиция Натальи Геворкян, Любовь Иосифовна Шац — человек для меня очень уважаемый, Наталья Семенова — изумительный исследователь. Потом стали приходить другие: Максим Кантор, Иван Охлобыстин.

Я знаю, что, когда ты занимаешься клубом — я создала в свое время клуб «Маяк», — когда ты приглашаешь творческих людей, к ним надо относиться очень тонко, бережно, грамотно. Потому что это особого рода люди — с тонкой душевной организацией, и наотмашь с ними нельзя. И до поры до времени все было очень мило.

ВЗГЛЯД: Когда вы почувствовали изменения?

Л. Б.: Точно сказать не могу. Видимо, стала меняться редакция. Когда дается власть людям неинтеллектуальным, неумным, неироничным, нетонким, необразованным, мы получаем вот такой результат. Подобным сообществом должны руководить соответствующие люди.

И нам со стороны было невозможно не заметить подмену. Стали уходить интересные материалы, и на их месте стали появляться совершенно другие истории, мне, например, не близкие. Стало вдруг поощряться шельмование. Первый момент, когда меня резануло, — умерла певица Толкунова. Я не поклонница, но ушел человек, который честно прожил свою жизнь. Ее еще не похоронили, и вдруг в ее адрес начала выливаться такая гадость. И вступиться было нельзя. Если твое мнение отличается от мнения редакции, тебя сразу лишают слова. Тогда я подумала, что, может быть, я чего-то неправильно понимаю. А дальше пошли статьи уже из ряда вон выходящие. Например, выносят на первую станицу материал о том, что в лесбийских семьях дети более счастливы и успешны, чем в нормальных. И упаси вас Боже высказать отличную точку зрения.

ВЗГЛЯД: Что происходило в таком случае?

Л. Б.: Забанивание. Вы лишаетесь слова. Так, например, лишился слова уважаемый профессор Артем Оганов. Артем профессором стал очень рано, ему сейчас 35 лет, его труды идут на Нобелевскую премию, он в третьем классе поступил уже параллельно в университет. Это человек, который свою жизнь живет в науке, и он воспитан так — честь, достоинство, принципы, нравственность, он немножко оторвался от жизни сегодняшнего дня. Артем тоже был одним из первых приглашенных и, кстати, сделал очень много для клуба. Он читал лекции бесплатно, давал интереснейшие материалы, и много подписчиков шли на его имя. В результате он был лишен слова и выгнан из клуба за то, что поинтересовался: почему вы унижаете мужчин? Почему выходит статья под названием «Пора ставить крест на России», «Россия, ты одурела? Пеняйте на себя те, кто остался». И я с Артемом согласна. Я могу покритиковать свою страну, но я не могу позволить это тем, кто уехал. Я все прекрасно знаю, не надо мне из-за бугра говорить, как мне здесь жить. Стыдно на этом сайте быть русским, слово «русское» нельзя произносить, стыдно говорить, что у тебя болит душа за Россию, что тебе хочется помочь. Сострадание, страдание — эти эпитеты, пожалуйста, уберите. Этот клуб давно уже стал антироссийским. Антироссийским гей-клубом, я так его и назвала. «Содом» — и буква «С» есть, даже не надо менять логотип. Потом публиковали материалы о красоте, простите, вагины, о том, как она важна и как за ней надо ухаживать. А в пенисе кость нашли.

Нас называли хамами, уродами. Очень многие вышли оттуда еще давно. Просто самоудалились. Но надо сказать, что руководство все равно оставило их аккаунты. Нас, наши имена использовали как живца.

ВЗГЛЯД: Кто модерирует дискуссии на сайте?

Л. Б.: В какой-то момент появился обезличенный некто Администратор, который мог сказать что-то — и наседать, и провоцировать. На самом деле этот журнал давно перестал быть интеллектуальным, а стал абсолютно «желтым», потому что там очень многое построено на провокации. Оганова так и выкинули, Кантора — тоже, причем грязно, с обзываниями хамскими. Меня там вообще обозвали оголтелой гомофобкой, оголтелой патриоткой, идиоткой. Людей из редакции, как я понимаю, точно так же подставляли и увольняли, из старого состава не осталось никого. Мы стали редакции неинтересны, мы стали мешать.

[a-bassistov, origindate::24.03.2011, "Сноб. Фазы жизни": Бан стал использоваться по делу и не по делу, причем порой казалось, что личность автора имеет большее значение, чем им сказанное в блоге, потому что некоторые вполне нейтральные высказывания одних приводили к бану, а откровенно оскорбительные посты других лиц никаких негативных последствий не имели. — Врезка К.ру]

Я думала, может, Яковлев не в теме, его все время нет, может, он не понимает, что происходит. Но последняя история — уход Самвела Аветисяна. Обидеть его — все равно что ребенка. Яковлев это сделал. И тогда я поняла, что все закончилось, что люди потеряны. Это стало последней точкой.

ВЗГЛЯД: Вы окончательно разорвали все договоренности с клубом?

Л. Б.: Договоренностей никаких нет. Мы все делали бесплатно. И блоги, и статьи писали. В том-то и удивление. Ведь существует, например, много членов клуба, которые никогда там не бывают. Например, Галина Борисовна Волчек. Но она ведь и компьютера толком не знает. Ей не до этого. К ней просто приезжают, берут интервью. Активных «писателей» человек 50. Половина из них мы, и мы вышли.

ВЗГЛЯД: Почему при такой цензуре ваш пост не удалили?

Л. Б.: Не знаю. Я свободно опубликовала, как всегда. Тот же текст мы разместили и каждый у себя в блогах. Я, может быть, еще много бы чего добавила, но подумала, что лучше кратко и по существу. У меня очень большие вопросы к Владимиру Яковлеву. Очень большие.


***

"Я всегда хорошо думаю о людях... Об этих злобных, бессмысленных уёбках"

Оригинал этого материала
© Заяц ПЦ, origindate::03.06.2009
Compromat.Ru