Генерала Патрушева удовлетворили частично

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Журналист Яков рассказал суду о своей сексуальной ориентации. Утверждает, что нормальная

© "Новые Известия", origindate::16.10.2001

Генерала Патрушева удовлетворили частично

Валерий Яков

Converted 12130.jpg

Директор ФСБ получил реальный шанс стать богаче. Он одержал незаметную для широкой общественности победу, в результате которой надеялся взыскать 100 тысяч рублей. Именно в такую сумму обидчивый директор оценил ущерб, который, по его мнению, был нанесен его чести, достоинству и деловой репутации публикациями в газете «Новые Известия».

Напомним, что речь идет о материале «Патрушев вспомнил о Чечне», в котором сообщалось про деятельность директора в качестве руководителя антитеррористической операции. Информационным поводом для публикации послужило совещание, которое генерал собрал не в Грозном или Гудермесе, а на курорте в Ессентуках. Оценивая результаты деятельности полководца Патрушева, мы усомнились в том, что ему удалось добиться сколь-нибудь заметных успехов на чеченском театре военных действий. Равно как и в борьбе с терроризмом. Поэтому и присвоение очередного звания генерала армии, приуроченное к пятидесятилетию директора, оценили скорее как подарок.

Николай Платонович страшно осерчал и подал на газету в суд. Требования генерала были столь абсурдны, что мы не смогли отказать себе в удовольствии и практически полностью опубликовали исковое заявление. Мало того, попробовали выполнить генеральское требование и «опровергли» то, о чем он просил. К примеру, заголовок материала: «Патрушев вспомнил о Чечне» — как не соответствующий действительности, оскорбляющий честь и достоинство директора. А также его деловую репутацию. Получился полный абсурд. Но директор этого не понял. Осерчал еще больше. И подал дополнительный иск — уже на наше «опровержение». Еще раз добросовестно процитировав мой прежний материал, генеральский адвокат гневно констатировал: «Сопровождаемый карикатурой на истца текст так называемого опровержения только усугубляет оскорбление чести, достоинства и деловой репутации истца». И потребовал признать порочащим уже текст «опровержения».

О деньгах Николай Платонович поначалу и не заикался, вероятно не очень надеясь на то, что сумеет доказать свою правоту. Но уже в ходе судебных разбирательств адвокаты директора, видимо, просчитали свои шансы на частичный успех и в самый последний момент заявили, что генерал хочет 100 тысяч рублей. По каким критериям оценивалась стоимость генеральской чести, сказать трудно, ибо даже его адвокаты по этому поводу произносили нечто невразумительное. Звучало это в их исполнении, к примеру, так: «Размер компенсации должен соответствовать той должности и месту, которое лицо занимает в обществе». Или еще так: «Когда тебя назначают руководить не ЖЭКом, а Федеральной службой безопасности и когда назначает сам президент, то ты вправе считать, что такие публикации порочат твою честь и достоинство». То есть если исходить из логики генеральского прейскуранта, то поруганное лицо директора оцениваться в 100 тысяч рублей, а лицо начальника ЖЭКа значительно дешевле. Рядовым гражданам в этом списке и вовсе делать нечего, как говорится, лицом не вышли.

Зачитывая на суде мои публикации, генеральские защитники никак не могли привести конкретные факты, якобы использованные в материале и не соответствующие действительности. Поэтому весь свой пафос относили к «общему смыслу, который подразумевается автором». А по этому общему смыслу, как его, видимо, понял обиженный директор вместе со своими защитниками, «генерал нарушил устав, не выполнил приказ своего непосредственного начальника -президента, то есть данной публикацией формально обвиняется в совершении воинского преступления». Ничего не скажешь — самокритично. Тем более что в материале ни слова про устав и про преступление. Но еще товарищ Фрейд обращал в свое время внимание, как много значат оговорки...

Видимо, понимая всю зыбкость своих доводов, адвокаты директора ФСБ преимущественно давили на жалость. Раз за разом они возвращались к одному и тому же аргументу - «нравственным страданиям Николая Платоновича». Из-за наших публикаций, оказывается, «эти унижающие его сведения стали известны родным и близким, коллегам и младшим сотрудникам, что еще больше усилило нравственные страдания». «Да Николай Платонович не против критики, ради бога, пожалуйста, — милостиво разрешал генеральский адвокат Василий Шелег. - Но ведь в итоге получается, что свои выводы автор преподносит широкому кругу читателей». И это особенно возмущает чекистов. Ну обсуждал бы журналист директора где-нибудь у себя на кухне, как водится в приличном советском обществе, ан нет, выражается публично...

«Никак не пойму, - искренне удивляется товарищ Шелег, — ну почему так не нравится Якову ФСБ? А в данном случае -Николай Платонович Патрушев, который является моим начальником?» Явно опешив от такой постановки вопроса, народный судья Светлана Курциньш с удивлением посмотрела на меня: дескать, действительно, ну почему вам, гражданин Яков, не нравится Николай Платонович, начальник товарища Шелега? Пришлось объясняться, потупив взор: да, не нравится — у меня другая ориентация.

Но больше всего во время процесса защитники директора говорили об офицерской чести генерала, безжалостно поруганной «Новыми Известиями». Многословие на эту тему было понятным — с одной стороны, надо было хоть как-то аргументировать загадочную сумму в 100 тысяч рублей. С другой - убедить высокий суд в том, что честь имеет место быть и что она действительно поругана.

По этому поводу, как, впрочем, и по всем остальным, у нас с генералом критерии разные и понимание офицерской чести у каждого свои. Приведу лишь два примера, исключительно показательных в таком контексте — историю с генералом Андреем Николаевым и историю с генералом Сергеем Степашиным. Помнится, когда банда Радуева прошла сквозь все оцепления из Чечни в Кизляр, захватила заложников, а затем окопалась в Первомайском, президент Ельцин обвинил тогдашнего директора Федеральной погранслужбы Андрея Николаева в том, что пограничники проворонили бандитов. Упрек президента был абсолютно беспочвенным, ибо официальной границы между Чечней и Россией не существовало и соответственно пограничники не могли нести прямой вины за рейд Радуева, но несмотря на это генерал Николаев оправдываться не стал. Он подал рапорт об отставке. У него было свое понимание офицерской чести.

Напомню другую историю -уже с басаевским рейдом в Буденновск. Там тоже все спецслужбы страны умудрились проворонить целую колонну боевиков, которая беспрепятственно проехала по стране, захватила несколько тысяч заложников и вынудила государство принять все ее условия. После этой позорной акции тогдашний руководитель чекистского ведомства генерал Степашин подал в отставку. У него тоже было свое понимание офицерской чести. И он тоже дорожил репутацией ведомства, которое возглавлял.

У генерала Патрушева, судя по всему, критерии другие. И другой прейскурант. Напомню лишь несколько наиболее ярких фактов его героической биографии. На пост директора ФСБ Николай Платонович был назначен в августе 1999 года. До этого он трудился в качестве первого заместителя директора - то есть тоже отнюдь не начальник ЖЭКа. Так вот, за период славного руководства генералом Патрушевым Федеральной службой безопасности в стране произошли:

- сентябрь 99-го - взрыв в Буйнакске, 62 погибших.
- сентябрь 99-го - взрывы в Москве, более 200 погибших.
- сентябрь 99-го - провокация ФСБ в Рязани, чудом без погибших.
- сентябрь 99-го - взрыв в Волгодонске, 18 погибших.
- май 2000-го - взрыв в Волгограде, 3 погибших.
- июль 2000-го - взрыв во Владикавказе, 6 погибших.
- август 2000-го - взрыв на «Пушкинской», 13 погибших.
- октябрь 2000-го - три взрыва на Ставрополье, 2 погибших.
-декабрь 2000-го- взрыв в Пятигорске, 3 погибших.
-декабрь 2000-го- взрыв в Алхан-Юрте, 21 погибший.
- февраль 2001 -го - взрыв в Москве,
станция метро «Белорусская».
- март 2001 -го - взрыв в Минеральных Водах, 21 погибший.
- апрель 2001 -го - взрыв в Ессентуках, один погибший.
-июль 2001-го- взрыв в Ставрополе.
-август 2001-го- взрыв в Астрахани, 8 погибших...

А кроме всего этого — захваты заложников, бесконечные рейды боевиков по Чечне, которая якобы контролируется федеральными силами. Бандитские атаки на Гудермес, Шали, Ачхой-Мартан с последующими бесчинствами в этих селениях и беспрепятственным отходом в неизвестном направлении... Не будем уж вспоминать про шумные шпионские процессы, которые ФСБ позорно и безуспешно лепила все это время против Пасько, Сутягина, Сойфера...

Все это лишь беглый и весьма лаконичный перечень «успехов», достигнутых генералом Патрушевым и службой за период его директорства. О других достижениях широкой общественности ничего не известно. Вот и попробуйте отгадать, в связи с какими заслугами президент Путин порадовал директора Патрушева в день рождения званием генерала армии: за все вышеперечисленное или за красный лист календаря?

Судя по тому, что Патрушев подал в суд, обидевшись всего лишь на упрек, что не балует Чечню своим вниманием и что руководит контртеррористической операцией, как Кутузов наших дней издалека, он свою деятельность на вверенном ему посту оценивает высоко. И в отставку подавать не собирается, как это в свое время после значительно меньших потерь среди мирного населения сделали настоящие генералы. Патрушев оценивает честь в рублях.

Московский городской суд не оправдал генеральских надежд. Его претензии он признал лишь частично, обязав редакцию признать несоответствующими действительности утверждения, что у директора ФСБ руки до Чечни всерьез не доходили, а теперь дошли; что он во всей красе проявил себя на ниве борьбы с международным терроризмом, получив в подарок звание генерала армии; что Чечню своим вниманием не балует и, как Кутузов, руководит издалека. Это все, на что суд согласился после пламенных речей защитников директорского мундира. А суммой и вовсе обделил, обязав взыскать обиженному генералу с редакции 4 тысячи рублей, с автора публикации -тысячу Но даже этих денег, на мой взгляд, директор не заслуживает. И опровергать нам по-прежнему нечего. Поэтому мы намерены обжаловать судебное решение в следующей инстанции и будем информировать читателя о каждом последующем раунде генеральской борьбы за поруганную честь. И о той сумме, в которую он эту честь оценивает.