Генералу Олейнику дали 5 лет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::25.07.2003

Генералу Олейнику дали 5 лет

Владимир Демченко

[...] Олейника судят уже второй раз. 29 апреля прошлого года этот же суд признал его виновным в превышении должностных полномочий при перечислении на Украину 450 миллионов долларов. [page_11778.htm Тогда его приговорили к трем годам лишения свободы.] 8 августа прошлого года вышестоящий суд его амнистировал, но на свободу Олейник выйти не успел. В связи с возбуждением нового дела его сразу же арестовали.[...]

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::25.07.2003, Фото: "Газета"

Генералу вынесли сердечный приговор

дело Олейника

Екатерина Заподинская

Converted 14757.jpg

Генерал Олейник стал рядовым заключенным

Московский гарнизонный военный суд вынес вчера второй обвинительный приговор бывшему главному финансисту Минобороны генерал-полковнику Георгию Олейнику. Если в прошлом году за превышение должностных полномочий с тяжкими последствиями он отделался амнистией, то на этот раз за аналогичное "превышение" – продажу 771 гособлигации Восточно-Европейскому инвестиционному банку (ВЕИБ),– нанесшее госбюджету ущерб в $60 млн, финансист получил пять лет лишения свободы. А заодно лишился генеральского звания.

Георгий Олейник сердцем чувствовал, что приговор судьи подполковника Михаила Кудашкина будет обвинительным, связанным с лишением свободы. Поэтому он, жалуясь на сердечную боль, попросил вызвать "скорую" еще до начала оглашения решения суда. Под контролем врачей конвой провел господина Олейника по коридору в зал заседаний и усадил в клетку. Судья разрешил обвиняемому слушать приговор сидя.

– Папочка, мы здесь! – крикнула генералу с заднего ряда бронзово-загорелая дочь, привстав и помахав ему рукой. Но плотный ряд телекамер отгораживал подсудимого от родных.

Судья начал оглашение приговора с объяснения, что такое облигации валютного займа (ОВВЗ), выпущенные Минфином в 1993 году по указу президента и доставшиеся в количестве 771 штуки Минобороны. Где-то на пятой минуте прозвучали ключевые слова: "Олейник превысил полномочия, продав в декабре 1998 года 771 штуку ОВВЗ Восточно-Европейскому инвестиционному банку за $4 млн". Ожидания подсудимого оправдались: приговор обвинительный. Он закинул голову, закрыл глаза и начал поливать себя питьевой водой из бутылки. Врач "скорой" воспринял эти действия как сигнал к оказанию помощи и послал судье записку, чтобы тот объявил перерыв.

После десятиминутного тайм-аута выяснилось, что генерал в клетку не вернется – ему плохо в духоте зала заседаний под десятками фотовспышек и телеобъективов и он разрешает оглашать приговор в его отсутствии. Судья Кудашкин, продолжив чтение, объяснил, из чего сложились $60 млн ущерба, нанесенного Олейником государству: из $49 млн разницы в номинальной стоимости валютных облигаций и фактической ценой их продажи, а также из $11 млн недополученного купонного дохода. Кроме того, судья счел "превышением полномочий" продажу генералом Олейником в начале 2000 года облигаций упомянутого ВЕИБа на 129 млн рублей некоему рекламно-информационному агентству ПРОК и ООО "Надежная стратегия", не имевшим никакого отношения к оборонному комплексу. В счет оплаты облигаций эти фирмы передали в Минобороны векселя со сроком погашения не ранее ноября 2005 года, которые, как выяснил суд, не обеспечены уставным капиталом упомянутых фирм.

В приговоре был довольно подробно и мотивированно "разбит" главный довод подсудимого о том, что он якобы действовал согласно распоряжению тогдашнего министра обороны Игоря Сергеева о санации ВЕИБа. Оказалось, что в докладе министру по поводу санации этого банка генерал Олейник даже не упоминал о планируемой сделке купли-продажи ОВВЗ. Неудивительно, что в суде экс-глава Минобороны Сергеев сказал, что об этой сделке ему не было известно. А допрошенный судом главный бухгалтер Минобороны генерал-майор Дацко заявил, что высказывал Олейнику отрицательное мнение относительно сотрудничества с коммерческими организациями, но тот его не послушал. Парировал судья и довод господина Олейника о том, что тот руководствовался интересами военнослужащих из "горячих точек", держащих вклады в ВЕИБе. Со ссылкой на руководство этого банка в приговоре указано, что он после финансового кризиса 1998 года был в состоянии погасить большую часть задолженности перед вкладчиками и без помощи извне.

Подытоживая сказанное, судья взвесил на весах доводы за и против отправки господина Олейника за решетку. С одной стороны, тот "положительно характеризуется по службе и имеет отца-инвалида", с другой – совершил "общественно опасное преступление", в результате которого "значительное количество военных не смогло получить жилье, ухудшилось материальное обеспечение военной реформы". В общем, на весах подполковника Кудашкина перевесили доводы в пользу изоляции генерала от общества. Гособвинители из Главной военной прокуратуры накануне запросили для подсудимого восемь лет лишения свободы, но судья решил, что хватит и пяти. Причем отсчет их следует вести от 8 августа прошлого года, когда окружной военный суд решил, что по первому делу против генерала Олейника (о превышении им полномочий при переводе в 1996-1997 годах $450 млн английской фирме United Energy International) его следует амнистировать.

Одновременно суд лишил господина Олейника воинского звания "генерал-полковник", орденов "За службу Родине в Вооруженных силах" и медали "За заслуги перед Отечеством", а также звания "Заслуженный экономист". То есть сделал все, что просили в прениях представители гособвинения. Только иск к генералу Минобороны России на $60 млн и 344 млн рублей суд решил не рассматривать, постановив, что данный вопрос должен быть разрешен в порядке гражданского судопроизводства.

– Вы довольны? – спросил корреспондент Ъ сразу после приговора гособвинителя из ГВП полковника Павла Демиденко.

– Это наша работа,– скромно ответил тот, стирая пот со лба. И, глядя на пустую клетку, добавил:– Она не всегда приятная.

А в противоположном углу судебное решение комментировал адвокат осужденного Михаил Маров, который еще недавно сам был одним из руководителей военной коллегии Верховного суда:

– Я ожидал оправдательного приговора. Я буду настаивать на нем в кассационной инстанции. Ведь все это последствия дефолта 1998 года...

Через полчаса Георгия Олейника, прикованного наручником к милиционеру, вывели на улицу и легким пинком затолкали в автозак. Следом за спецмашиной поехала "скорая", врач которой просился в автозак к пациенту, но ему там места не нашлось. Кортеж держал путь в стражное отделение 20-й горбольницы, где генерала Олейника будут лечить от сегодняшнего сердечного недомогания и готовить к кассационному процессу. О его результатах Ъ сообщит.