Генералы Песчаной Карьеры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Ученый в погонах" мотается по стране в поисках денег и славы, используя «как крышу» имя МЧС РФ

1083130844-0.jpg С наступлением очередной весны москвичи стали недоверчиво поглядывать на восток, интересуясь состоянием шатурских торфяников. Помнится, в 2002 году, когда столица задыхалась от дыма, с телеканалов и газетных полос на нас смотрел «спаситель Москвы» генерал МЧС Михаил Шахраманьян. По его словам, ионный генератор, разработанный под его руководством научными кадрами МЧС, разогнал смог и спас город. Уставший за день от общения с прессой Шахраманьян следующим образом объяснял принцип работы устройства: «Генератор вырабатывает потоки отрицательно заряженных ионов, они пробивают слои атмосферы на высоте до нескольких километров и развеивают дым. Все, что нужно для работы, — оперативная информация из космоса, три человека обслуги и 50 Вт электричества». Еще из школьного курса физики известно, что 50 Вт электричества достаточно лишь для того, чтобы осветить, например, гараж, да и то не очень ярко.

Несмотря на это, генерал подал заявку в Министерство науки на выделение ему из бюджета нескольких миллионов рублей для совершенствования «передовых технологий» управления погодой. Хорошо еще, что не каждый год Москву окутывает смог.

Глава Всероссийского научно-исследовательского института по проблемам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям (ВНИИ ГОЧС) Шахраманьян также является руководителем Агентства по мониторингу и прогнозированию чрезвычайных ситуаций, начальником «Европейского центра управления риском», заведующим кафедрами в МФТИ, Кубанском государственном университете, Современном гуманитарном университете и т.д. Список регалий чиновника занимает полторы страницы. В нем есть все — от доктора технических наук до Почетного строителя России, хотя фигурант за свою карьеру не построил ни одного здания и не имеет даже строительной специальности. Присутствуют и экзотические награды, в частности, международная премия им. Сасакавы «за выдающийся вклад в смягчение последствий природных катастроф».

Прошлой осенью, когда в результате землетрясения на Алтае и в Кузбассе многие жители остались без крыши над головой, газеты облетела весть о том, что в Кузбассе появится некая «чудо-лаборатория», позволяющая комплексно оценить состояние здания и выдать заключение о его сейсмостойкости. Действительно, за 5 млн. рублей Кемеровской области были переданы приборы, позволяющие якобы одним махом решить проблемы оценки сейсмостойкости зданий. По мнению компетентных источников, Шахраманьян попросту взял у разных фирм совершенно тривиальные диагностические приборы, которые стоят в несколько раз дешевле, и гордо назвал это «диагностическим комплексом». Затем этот комплекс был передан ОАО «Углестринпроект» для коммерческого использования. Сколько квартир бедных пенсионеров, разрушенных землетрясением, можно было бы отремонтировать на исчезнувшие в неизвестном направлении миллионы! Но главное — эти затраты не дали реального результата.

Шахраманьян утверждал тогда, что найдено чудодейственное средство от сейсмической болезни. Дескать, несколько приборов и «Методика оценки сейсмостойкости и сертификации инженерной безопасности зданий и сооружений», созданная во ВНИИГОЧС и утвержденная постановлением Правительства РФ от 20 августа 2002 года №619, способны решить все проблемы, связанные с противодействием землетрясениям. Однако, в Правительстве и не слышали про «диагностический комплекс». Собственно, не дело Правительства — рассматривать методики. Так можно трактора и мясорубки сертифицировать именами министров.

На самом деле, номером 619 был подписан другой документ — Постановление Правительства РФ «О создании Федерального Центра ВНИИГОЧС», в задачи которого входят работы по созданию техники, ее испытанию и проведению сертификации в компетентных органах — Госстрое, Госгортехнадзоре, Госстандарте или их аналогах в новой структуре Правительства РФ. Директор ВНИИГОЧС, пользуясь доверием руководства министерства и подменяя одно понятие другим, вводит в заблуждение общественное мнение, потому что прикрывается существующими, но означающими нечто другое номерами документов. Впрочем, это вполне объяснимо, так как вышеописанная «Методика…» несколько лет назад рассматривалась на заседании Межведомственной комиссии по сейсмическому районированию и сейсмостойкому строительству Госстроя России и была отвергнута специалистами. Более того, научно-технический Совет общества строителей Санкт-Петербурга отметил в протоколе заседания от origindate::15.11.03, что данная разработка «в представленном виде не рекомендуется для практического использования в целях оценки и сертификации инженерной безопасности зданий и сооружений».

Во всем мире проблема оценки сейсмостойкости решается путем тщательных измерений и сложных расчетов, и занимаются этим академии и институты, имеющие многолетний, измеряемый десятками лет, опыт работы в области строительства. У нас же на практике мнение ведущих специалистов страны из Госстроя почему-то игнорируется. Конечно, головной институт Министерства МЧС России должен заниматься проблемами, связанными с поиском новых путей и подходов к обеспечению комплексной безопасности России. Однако, по свидетельству многих экспертов, он давно превратился в коммерческое предприятие, целью которого является извлечение прибыли, а не предупреждение чрезвычайных ситуаций. Шахраманьяну некогда решать стратегические задачи развития ведомства, разрабатывать концепции его развития, так как он мотается по стране в поисках денег и славы, используя «как крышу» имя МЧС РФ.

Отчет ВНИИГОЧС за 2003 г. свидетельствует, что более 50% бюджета института составляют так называемые «хозрасчетные» деньги, полученные за счет выполнения проектных и изыскательских работ. Хотя эти работы вообще-то может делать любая проектная организация — в том, что этим занималось государственное учреждение, собственно, нет ничего плохого. Дело в другом. Поток заработанных денег в институте не задерживается, а транзитом поступает на счета «фирм-однодневок».

Что касается ученых степеней, то, из-за научной деятельности генерала ряд ученых обратились в суд с иском о защите имени и достоинства. Так, в 2001 — 2003 гг. под авторством Шахраманьяна вышли в свет монографии «Оценка сейсмического риска и прогноз последствий землетрясений в задачах спасения населения» и «Новые информационные технологии в задачах обеспечения национальной безопасности России». По утверждению ученых-истцов, в этих трудах он не только использовал тексты из статей и книг, написанных ранее в соавторстве с другими учеными без их разрешения, но и включил без какой-либо обработки и переделки целые страницы из работ, к которым не имел даже близкого отношения.

За последнее время, благодаря усилиям руководителей силовых министерств, гласности были преданы многие темные моменты деятельности людей в погонах. Хочется надеяться, что это лишь единичное явление. Ведь МЧС — это, прежде всего, спасатели, отдающие себя без остатка своей опасной работе, люди, организующие защиту населения.

Ильгар Мусаханов

Оригинал материала

«Российские вести»