Генеральную прокуратуру ждет генеральная уборка?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Число вопросов к Юрию Чайке достигло критического уровня

1223903308-0.jpg Выступая на координационном совещании руководителей правоохранительных органов в конце сентября, генеральный прокурор Юрий Чайка снова говорил о борьбе с коррупцией в России. Но, пожалуй, едва ли не единственным отличием этой речи от всех его предшествующих выступлений является предложение сформировать при генпрокуратуре межведомственную рабочую группу из числа представителей всех существующих в стране правоохранительных организаций. Это очень похоже на руководство надзорного ведомства: после стольких лет работы вместо реальных мер по пресечению коррупции предложить создать новую бюрократическую структуру, контроль над которой позволил бы сконцентрировать в руках генпрокуратуры еще больше полномочий.

Эксперты отмечают, что с момента назначения бывшего главы Минюста на нынешнюю должность отмечается постоянная борьба с другими службами за право передавать членам своей команды влиятельные посты и контролировать расследование дел, связанных с коррупцией. А главное — за то, чтобы ни в коем случае не допускать проведения подобных расследований в отношении самой генеральной прокуратуры.

Такой ли нужен человек, которому можно было бы доверить проведение антикоррупционной кампании?! Орудие для очищения общества и власти должно быть безупречным, а к Чайке и его сподвижникам в последнее высказано немало претензий и замечаний. В том числе за то, что генеральный прокурор упорно противится любым проверкам деятельности своих подчиненных. Учитывая, сколько ходит о главе ведомства на Большой Дмитровке слухов, нетрудно понять причины всего этого. В числе прочих обвинений, присутствующих в интернет-сети, и злоупотребления должностным положением — в бытность областным прокурором, и участие уже — в качестве заместителя, а затем исполняющего обязанности генерального прокурора РФ — во всевозможных тайных делах ельцинской «семьи», таких как устранение неугодных правящему клану лиц, начиная с собственного шефа Скуратова, ликвидация последствий громких скандалов, вроде пресловутой истории с коробкой из-под ксерокса. Помимо перечисленного некоторые эксперты отмечают более чем сомнительные операции с государственной собственностью — взять хотя бы «необъяснимую пропажу» имущества министерства юстиции в Сочи, присвоение ведомственной недвижимости в Москве и Петербурге, скупку домов в Иркутске и другие время от времени всплывающие в мировой паутине факты, которые никем не опровергаются. А ведь есть еще упорно муссируемые слухи про бизнес сына Юрия Яковлевича — Артема Чайки. Как же может человек, подозреваемый в совершении подобных действий, возглавлять борьбу с коррупцией?!

Любой высокопоставленный чиновник на Западе в подобной ситуации или настаивал бы на проведении немедленного расследования в отношении каждого приписываемого ему противоправного действия или подал прошение об отставке. Чайка же не только пытается сделать неуязвимым для судебного разбирательства всплывающие в СМИ факты, но и, как многие утверждают, препятствует проведению проверок в отношении ближайших помощников, друзей и знакомых. Подобная позиция объективно придает дополнительный вес и правдоподобность всем выдвигаемым против генерального прокурора обвинениям.

Очень странная получается «борьба с коррупцией»: за двухлетний срок пребывания Чайки в нынешней должности не было доведено до конца ни одно сколько-нибудь серьезное дело, касающееся преступлений лиц, состоящих на службе у государства. А ведь предшественник нынешнего генпрокурора в свое время инициировал проведение несколько десятков (!) расследований в отношении высокопоставленных чиновников: достаточно вспомнить о так называемых «оборотнях в погонах». Теперь ни о каких «оборотнях» не услышать вовсе: в своих периодических отчетах Чайка приводит малозначащие цифры, но реальных лиц, виновных в конкретных преступлениях, как будто не существует! Получается, либо прежние дела были заведены без достаточных оснований, либо — как можно предположить — нынешнее руководство попросту не дает им ход, что, согласитесь, весьма неприглядно характеризует обстановку в генеральной прокуратуре.

Конечно, нельзя сказать, что Чайка вовсе не ведет никакой борьбы с теми, кого лично сам считает коррупционерами. Только вот борьба эта порой принимает весьма странные для человека, занимающего столь высокое положение, формы. Вместо того, чтобы, как положено по закону, возбудить уголовное дело и добиться осуждения подозреваемых, либо, наоборот, избавить их от беспочвенных обвинений, Чайка, по мнению некоторых наблюдателей, предпочитает вести войну компроматов. Находящиеся «на короткой ноге» с генпрокурором профессиональные пиарщики, особенно скандально известный своими «независимыми расследованиями» Александр Хинштейн, систематически «разоблачают» различных оппонентов Юрия Яковлевича — главным образом, руководителей неподконтрольных генпрокуратуре правоохранительных структур. Последней акцией такого рода была тщательно спланированная информационная атака депутата-журналиста на главу Следственного комитета при прокуратуре РФ Александра Бастрыкина, чье ведомство является главным инициатором расследований преступлений, совершаемых подчиненными Чайки. При этом сами его сподвижники нормами законности и морали особо себя не стесняют. Тот же Хинштейн, например, чтобы сохранить депутатскую неприкосновенность и доступ к думской трибуне, осуществил, по результатам расследования нижегородских СМИ, самый широкомасштабный подкуп избирателей в новейшей российской истории. Стоит ли говорить о покупке дачи на Рублевке, немыслимых расходах на аппарат помощников депутата и других злоупотреблениях? Как же не пользоваться моментом, если тебя поддерживает сама генеральная прокуратура? Ведь ни одной проверки по этим и другим фактам со стороны этой структуры проведено не было.

Подобная деятельность руководства главного надзорного ведомства никак не способствует успешной борьбе с коррупцией в России. Более того, как многие отмечают, сохранение подобного положения вещей угрожает подорвать уважение к самой российской системе правосудия внутри страны и за ее пределами. Единственным выходом из создавшейся ситуации, думается, могло бы стать проведение тщательного расследования его работы за последнее время. Необходимо разобраться, в конце концов, насколько обоснованны накопившиеся претензии к деятельности прокурорского ведомства. В данном случае, война компроматов — это совсем не тот путь, который должен разрешить ситуацию.

Андрей Новожилов