Геннадий Захаров: "Эта демонстрация силы спасла жизнь многим"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Геннадий Захаров: "Эта демонстрация силы спасла жизнь многим" О событиях в Москве в октябре 1993 года рассказывает бывший замглавы службы безопасности президента контр-адмирал в отставке Геннадий ЗАХАРОВ: "Меня бы точно повесили"

". Спустя 10 лет автор плана штурма Белого дома поведал корреспонденту "Известий" Михаилу ВИНОГРАДОВУ, что действия власти спасли страну от хаоса.

- Геннадий Иванович, вы обороняли Белый дом в 1991 году вместе с Руцким. Каково вам было его арестовывать через 2 года? 
- Я тогда считал и сейчас считаю, что это парень без принципов. Вместо них - амбиции. В 1991 году указом Ельцина я был назначен комендантом Белого дома, и вся охрана внутри висела на мне. Он мог бы как-то в этом поучаствовать, но активной работы по обороне в 91-м я от него не видел, зато видел, как он пытался что-то требовать. 
- Какова была психологическая обстановка в Кремле перед штурмом? 
- Я потом часто это обдумывал. Если бы на той стороне был хоть десяток наших, "спецназеров", то их хватило бы, чтобы ворваться в Кремль: охраны и обороны тогда практически не было. 
- Вы знаете что-нибудь о том, что по распоряжению Гайдара якобы раздавались автоматы тем, кто собрался на митинг? 
- Гайдар - публичный политик, он собрал митинг. Но по сравнению с 91-м той решимости защищать власть уже не было. Да, была масса людей вокруг, но это были зеваки. "Живого кольца" никто создавать не собирался. Про оружие точно сказать не могу, но тоже слышал, что раздавалось. Знаю одно: внутри Белого дома обыкновенные мужички получили оружие. Один автомат я подобрал прямо на подоконнике, рядом была недопитая бутылка водки, какая-то закусь. 
- Вы тогда разрабатывали план штурма... 
- Я не разрабатывал план штурма. У военных есть термин "замысел", я предложил его к действию. Приняли мой замысел как манну небесную. Там ведь как было: все сидят лицом в стол, делают вид, что бумажки читают. Ну я и подбросил дровишек в костер. Но даже после этого никакого четкого плана не было - все было стихийно. Я считаю, главное, что нам удалось, - предотвратить массовое кровопролитие. Могла начаться гражданская война, если бы на ту сторону встала какая-нибудь воинская часть, организовала бы оборону... 
- Служба безопасности президента потом проводила подсчет погибших? 
- У нас не было потерь. А общие не считали. Я пытался -- нашел четырех человек убитыми у Белого дома. А все остальные, чьи имена написаны сейчас на "стене плача", - этих ребят притащили из Останкина. Если бы хоть на одном из депутатов, которые оттуда выскакивали, была хоть одна царапина, тем более - ранение, это было бы известно и муссировалось до сих пор. 
- В книгах есть устойчивое мнение, что на стадионе позади здания были расстрелы после штурма. 
- Не было, не верь! Я видел своими глазами все, от и до. 
- После тех событий многие чины армии и МВД были награждены орденами, получили повышения... 
- Я тоже был награжден орденом "За личное мужество"... В междоусобной борьбе, тем более против народа, награжденных, тем более Героев, не должно быть. В том числе и сейчас в Чечне: мы ведь говорим, что чеченцы - наши сограждане. Так что нет у меня восторга от той награды. 
- Вам после событий 93-го года приходилось встречать кого-то из "оборонщиков" Белого дома, кроме Руцкого? 
- Был в 1991 году штаб обороны Белого дома. Там у меня были друзья, которым я доверял и они мне доверяли. Один из них - генерал-майор Платонов. А в 93-м он оказался на той стороне. Я тогда даже одному из товарищей сказал: "Скажи Платонову, если я его найду, то сам пристрелю". Естественно, я бы этого не сделал, но кураж был. В ночь с 3 на 4 октября он ушел оттуда, сказал, что схватил мощную ангину. Руцкого я сопровождал в "Лефортово" - он молчал всю дорогу, пачку сигарет высадил. С ним мы больше не встречались никогда. Ачалова ("министр обороны" Белого дома. - "Известия") я лично арестовывал: он свою приметную шапку меховую спрятал, пытался смешаться с толпой и уйти - я его выловил в толпе. 
- Целесообразен ли был танковый обстрел? 
- Стрельба танками была демонстрацией силы, серьезности ситуации. Если бы кого-то нашли убитым на верхних этажах (туда били танки. - "Известия"), я бы корил себя. Эта демонстрация силы спасла жизнь многим: все, кто пытался стрелять из окон, как горох осыпались вниз и капитулировали. Да, горело все, но жертв наверху не было. 
- За 10 лет ваша позиция изменилась? 
- В основном нет. Каждый из нас по жизни выбирает меньшее из двух зол. Мы защищали Ельцина. Наши действия обеспечили тогда устойчивость психики президента. Ельцин был надеждой, а в 1991 году за него голосовал почти весь народ. Если бы они победили, в Москве и в стране начался бы хаос. Телеграфных столбов бы не хватило, чтоб вешать. Меня бы точно повесили."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации