Генпрокуратура просит пересмотреть уголовное дело о покушении в Башкирии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Оправдательный приговор по громкому уголовному делу о покушении на начальника финансово-сбытового отдела ОАО "Уфимский электроламповый завод "Свет"" (УЭЛЗ) Татьяну Огородникову в 1998 году может быть пересмотрен. С соответствующим представлением в президиум Верховного суда (ВС) России обратился заместитель генерального прокурора России Сабир Кехлеров. В феврале 2013 года суд присяжных оправдал предполагаемого заказчика и исполнителя преступления, а в октябре судебная коллегия ВС оставила приговор в силе. Адвокаты бывших обвиняемых уверены, что оснований для пересмотра решения суда присяжных нет.

Как стало известно "Ъ", заместитель генерального прокурора России Сабир Кехлеров подал представление в президиум ВС России, в котором просит пересмотреть решение Верховного суда Башкирии по уголовному делу о покушении на жизнь начальника финансово-сбытового отдела ОАО "Уфимский электроламповый завод "Свет"" Татьяны Огородниковой. В феврале 2013 года суд присяжных признал невиновными уфимского бизнесмена Станислава Борисова, обвинявшегося в организации покушения, и безработного Владимира Васильева, которого следствие называло исполнителем преступления. Покушение на госпожу Огородникову было совершено в марте 1998 года. В подъезде своего дома она получила пять пулевых ранений. Экспертиза установила, что стреляли из пистолета ТТ. Пострадавшая выжила, но осталась инвалидом.

По мнению следствия, заказчиком преступления был Станислав Борисов, занимавший в то время должность заместителя генерального директора предприятия. Госпожа Огородникова якобы мешала ему выводить активы УЭЛЗа, что стало поводом для покушения на ее жизнь. Владимир Васильев, говорилось в материалах дела, согласился совершить убийство за $10 тыс. О заказчике и исполнителе преступления следствию рассказал бывший водитель Станислава Борисова Вадим Филиппов. Он был задержан сотрудниками УФСБ по Башкирии в 2009 году по обвинению в подстрекательстве на убийство. Следствие считало, что именно он ангажировал Владимира Васильева. Вадим Филиппов пошел на сделку со следствием. Суд рассматривал его дело в особом порядке и приговорил к трем с половиной годам лишения свободы — минимум, предусмотренный соответствующей статьей УК.

Рассмотреть в суде громкое уголовное дело удалось лишь с третьей попытки. В 2010 и 2011 годах его материалы возвращались в прокуратуру. Адвокаты находили в действиях следствия и надзора различные процессуальные нарушения. Ни Станислав Борисов, ни его предполагаемый подельник в ходе следствия и в суде вины не признали и настаивали на рассмотрении дела судом присяжных. В итоге их ходатайство было удовлетворено, а потом они были оправданы. Впрочем, Владимир Васильев получил 3,5 года за хранение взрывного устройства. Его обнаружили сотрудники УФСБ после задержания предполагаемого киллера. На день вынесения приговора большую часть срока он уже отсидел под арестом.

Гособвинение и защита Татьяны Огородниковой обжаловали решение суда присяжных в Верховном суде России. В октябре 2013 года ВС не нашел причин для отмены оправдательного приговора.

Адвокат Айрат Латыпов, представляющий интересы потерпевшей, не уверен, что представление замгенпрокурора будет рассмотрено в надзоре. "Я уже обращался с аналогичной жалобой. Весной мне прислали отказ в рассмотрении дела президиумом. Еще остается возможность обратиться к председателю Верховного суда, но подождем, что ответят Генпрокуратуре",— отметил он. На сайте Верховного суда России указано, что представление поступило 26 августа, а дело "истребовано" для изучения.

Адвокат Владимира Васильева Владимир Панфилов, узнавший о представлении от "Ъ", уверен: "Присяжные в суде первой инстанции и судебная коллегия Верховного суда вынесли решения. Оснований для их пересмотра нет". Адвокат Алексей Зеликман, представляющий Станислава Борисова, тоже не видит перспектив для пересмотра приговора. "То, что представление поступило — это одно, а будет ли возбуждено по нему производство — совершенно другое. Для этого необходимо, чтобы в нижестоящих судах был нарушен принцип правосудия — законность и обоснованность приговора. На мой взгляд, нарушений не было. Если бы было иначе, прокуратура подала бы протест давно, а не только сейчас", — отмечает адвокат.

Источник

© Коммерсантъ