Генпрокуратура трясет Горный Алтай

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Поставками занималась фирма, где соучредителем - некто Лапшин. Видимо, младший. "Если это правда, то я скажу сыну, что он молодец. Это не просто сын, а сын, который воспринял боль народа", - заявляет Лапшин

Оригинал этого материала
© "Вести недели", origindate::20.02.2005

Горный Алтай опять трясет. Теперь - Генпрокуратура

Борис Соболев

Converted 18283.jpg Как себя чувствуют пострадавшие от землетрясения в Горном Алтае? Руководство республики чувствует себя прекрасно. Или чувствовало - до тех пор, пока не приехала бригада Генеральной прокуратуры.

Сильнейшее землетрясение на Алтае. Сила толчков - до 8 баллов. Сотни домов разрушены, более полутора тысяч человек остались без крова. Это землетрясение было в 2003-м году, но республику трясет до сих пор. Всё из-за денег, выделенных федеральным центром. Первоначально предлагалось разделить их между потерпевшими, чтобы каждый сам строил себе новый дом и сам отвечал за результат. Но власти Горного Алтая рассудили иначе: провели нечто именуемое тендером, выбрали подрядчиков, сами назвались заказчиками.

Первую встряску за отсутствие финансовой дисциплины и затягивание работ они получили еще прошлой весной. "Объясните мне, не могу этого понять, как за 7 месяцев невозможно построить 400 домов, имея деньги, имея сумасшедший рынок строителей?" – спрашивал в апреле 2004 года глава МЧС Сергей Шойгу.

Тогда, вопреки клятвенным заверениям местных властей, более тысячи человек провели зиму где попало - кто в бане, кто в сарае, кто в коровнике. Иные пытались как-то подлатать свои не подлежащие восстановлению жилища. А срок сдачи нового жилья меж тем все сдвигался - сначала на апрель, потом на июль, затем на ноябрь. И вот у людей уже вторая экстремальная зимовка, а у местных властей - очередная привычная встряска. "Я по-русски говорю: не врать! Если ты сказал, что переселишь к такому-то сроку – значит, сделай, выполни! Если не можешь - зачем обещать? Прошло уже столько времени, а это село все еще не переселено", - возмущается полпред президента в Сибирском федеральном округе Анатолий Квашнин.

Высокогорное село Бельтир, наиболее пострадавшее от землетрясения, - теперь Старый Бельтир. Новый строится в 12-ти километрах. Но переезжать туда, во-первых, не разрешает прокуратура, а во-вторых, не спешат сами жители. По выражению обитателя летней душевой, лучше зимовать среди банных шаек, чем среди шаек строителей. "Конечно, воруют. Там, в Новом Бельтире, всё на соплях построили", - говорит пострадавший.

Дело, похоже, зашло слишком далеко. Граница с Монголией, две тысячи метров над уровнем моря, средняя температура зимой - минус 42 градуса. На днях в Новый Бельтир нагрянула следственная бригада Генпрокуратуры. Подрядчики в трансе. "В стенах - щели в 0,5-1 см. Очень низкое качество бетона, он крошится. Значит, фундамент надо переделывать, иначе здание рухнет", - говорит эксперт.

В одном из домов обнаружился одинокий житель, некто Володя. Он повздорил с женой, ушел из котельной, где та временно проживает, и сам с собой готовится справлять новоселье. Продукты к праздничному столу у Володи лежат в углу. Что интересно - не портятся. Это такая "специальная" конструкция пола - печка топится, а лед не тает. Согласно проекту, под досками должно быть три слоя стекловаты. На деле – хорошо, если найдется один. "Вместо стекловаты идет мусор, даже не опилки. Все это нельзя признать утеплителем. Пол надо вскрывать и переделывать", - заявляет эксперт предприятия "Алтайстройзаказчик" Станислав Найманов.

Уже построен 431 дом. Каждый, по версии местных властей, прошел дорогостоящую проектную разработку, имеет оригинальное конструкторско-дизайнерское решение, рассчитан на полярные зимы и сейсмоустойчив сверх всякой меры. Отсюда, видимо, и цена. Бюджету каждое строение обошлось в без малого 750 тысяч рублей. По меркам местного строительного рынка, цифра удивительная. "По нашим подсчетам, по максимуму вот такой простенький домик может стоить 150 тысяч, не больше", - говорит мастер строительной фирмы Виктор Печерин.

Глава республики Алтай Михаил Лапшин возмущен происходящим. Он даже подал на прокуратуру в суд - требует прекратить следствие, ибо оно "угрожает экономической безопасности и наносит республике удар огромной разрушительной силы". Еще Михаил Иванович обвиняет прокуроров в оскорблении, клевете и злонамеренном очернении действительности.

"Вот это - улица нового села Бельтир. Прекрасные дома с хорошей планировкой, с отоплением", – утверждает Лапшин.

"Отсутствует наружное утепление стен. Не выполнена первичная конопатка стен. Вместо половой рейки пол застелен ДСП. Вместо тройного стеклопакета стоят простые окна с двумя рамами", - говорит руководитель следственной группы, следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Владимир Ануфриев.

По словам Михаила Лапшина, "люди получили великолепные, прекрасно отстроенные дома, с печами, батареями. В квартирах тепло". У следователей другая точка зрения: "Понятые видят? Температура в комнате – минус 9-10 градусов".

Здание Горно-Алтайской прокуратуры. Размах поражает. 20 прокуроров, собранных со всей Сибири, во главе со следователем по особо важным делам Генпрокуратуры, плюс десятки приглашенных экспертов, бухгалтеров, аудиторов проверяют каждую бумагу. Выясняют, в частности, что за строительные фирмы выиграли так называемый тендер на застройку поселка для пострадавших?

У большинства победителей не было строительного оборудования, у иных даже строительных лицензий. У всех - ничего не говорящие названия, зато фамилии говорят о многом. Так, поставками бруса на стройки занималась фирма, где соучредителем - некто Лапшин. Видимо, младший. "Если это правда, то я скажу сыну, что он молодец. Это не просто сын, а сын, который воспринял боль народа", - заявляет Лапшин.

События развиваются стремительно. В среду Лапшин-старший подал в суд на прокуратуру, в четверг этот суд проиграл, в пятницу вновь перенес срок сдачи домов - с конца зимы на конец лета. А в субботу республиканский прокурор обозначил другой срок: в случае, если вина местных должностных лиц во всем происходящем будет доказана, им может грозить до 7 лет тюрьмы.