Генпрокурор-оратор

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Генпрокурор-Орато»)
Перейти к: навигация, поиск


Владимиру Устинову проще говорить о духовности, чем о законности

1139229637-0.jpg Оценить по достоинству эмоциональность и растущее ораторское мастерство генпрокурора России Владимира Устинова мешало лишь одно — его признания, что и криминальная обстановка, и качество работы правоохранительных органов год от года только ухудшаются.

«А много ли в России тех, кто готов признать простую истину: большинство наших проблем, какую бы сферу жизни ни взяли, связаны с нравственностью? А точнее — с ее отсутствием», — генпрокурор, судя по всему, эту истину признал, хотя она и не находится в сфере прокурорского надзора. Зато в поле зрения лично Устинова оказались фактически все госорганы, которые, на его взгляд, руководствуются отнюдь не нравственными соображениями.

Общая статистика — «количество зарегистрированных преступлений возросло почти на четверть и достигло 3,5 миллиона». А количество нераскрытых преступлений по сравнению с 2004 годом увеличилось на треть и превысило 1 млн 658 тысяч.

У наркоконтроля — самые низкие показатели качества, а его сотрудники «сами встают в ряды торговцев наркотиками». Таможня недособирает $6 млрд в год — и из-за «ротозейства», и из-за «непосредственного участия должностных лиц в преступных действиях». Подразделения по борьбе с оргпреступностью ловят «бумажного тигра» — из 409 привлеченных к ответственности «наиболее опасных авторитетов преступного мира» осуждены всего 40 человек.

Министра обороны Сергея Иванова в зале не было, но к нему генпрокурор обратился особо. «Пока на офицерских собраниях люди не начнут говорить друг другу правду — серьезных сдвигов в борьбе с преступностью в Вооруженных силах ожидать не приходится!» — взывал Устинов. Армия выглядит так: она ворует («тащат всё — от продовольствия до индивидуальных средств бронезащиты») и убивает («в прошлом году погибли почти 1300 военнослужащих»). Из уст генпрокурора прозвучали и принципиально новые обвинения, направленные непосредственно в адрес руководства Минобороны. Устинов заговорил о двух новых структурах: Едином органе заказов вооружения и Центре заказов и поставок. «К расходованию бюджетных средств вновь и вновь допускаются те, кто уже однажды пустил их на ветер!» — возмущался Устинов. Обе структуры, следовало из его слов, уже успели нанести ущерб госсредствам: первая закупила на 70 млн рублей «негодных» бронежилетов, а вторая — на 60 млн рублей сигарет по «вздутой» цене.

Особый публичный гнев генпрокурора внезапно вызвала работа Роспотребнадзора. «Бюджетное финансирование составило почти 7 млн рублей, а взыскано штрафов только 606 тысяч рублей!» — негодовал Устинов. На принципах самоокупаемости, на его взгляд, должны работать и Федеральная антимонопольная служба (4,8 млн бюджетных рублей принесли 135 тысяч рублей штрафов), и управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости(«съели» 21,5 млн, принесли 209 тысяч рублей). О самой прокуратуре Устинов говорил меньше всего. Один скромный комплимент («прокуратура сегодня обладает наиболее подготовленными кадрами»). И одно тихое предупреждение, которое могло бы оказаться куда более громким, если бы генпрокурор говорил о других структурах: «Далеко не все уяснили для себя, что никаких квартир в виде так называемых подарков не может быть в принципе».

А завершил свою пламенную речь Устинов цитатой. Некрасов, заявил генпрокурор, имел в виду в том числе и прокурорский корпус, когда писал: «Трудись, покамест служат руки,// Не сетуй, не ленись, не трусь,// Спасибо скажут наши внуки,// Когда разбогатеет Русь!» Неточность генпрокурор допустил только одну, когда не стал читать дальше, про «клейменые тела» — как это и следует в некрасовской «Песни преступников».

Наталия Алексеева

Оригинал материала

«Известия» от origindate::06.02.06