Генпрокурор РФ обвиняет. Радуев, Устинов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Ваша честь!

Уважаемые судьи!

Завершился многодневный и трудный этап судебного следствия.
Перед участниками процесса, словно кадры из фильма ужасов, вновь ожили кровавые события января 1996 года, которые пришлось пережить жителям Кизляра. Как в калейдоскопе, смешались события и судьбы, людская боль и неизбывное горе.
Теперь настало время за фактами увидеть скрытую истину. Решить вопрос о виновности подсудимых и правовой оценке совершенных ими преступлений.
Многие, а, прежде всего, - сами подсудимые ожидали от нашего процесса политических выводов. Вынужден разочаровать: в преступлениях, в которых они обвиняются, нет и не может быть никакой политики.
Следствием собраны убедительные доказательства того, что ими совершены бандитское нападение, захват заложников, терроризм, убийства и другие преступления. Политическая составляющая в них отсутствует.
Напрасно подсудимые, особенно Радуев и Атгириев, весь процесс делали заявления и утверждали, что они радели за «торжество идей суверенитета». Что своим бандитским походом на Кизляр хотели помочь своему народу обрести свободу и независимость. Разрешить таким способом «чеченский вопрос».
И, хотя этот вопрос выходит за рамки процесса, я хотел бы, Ваша честь, ответить на заявления подсудимых.
Да, «чеченский узел» - это наша общая беда и наша общая боль.
Но пусть Радуев и Атгириев вспомнят, как завязывался этот узел.
Не думаю, что у них короткая память. Надеюсь, они не забыли, что не Россия разрушила конституционный строй. А совсем наоборот, - Чеченская Республика Ичкерия... Путем мятежа и самопровозглашения.
Это Чеченская Республика захотела жить вне правового пространства, - по своим законам.
Надеюсь, что Радуев и Атгиреев не забыли, с чего начали пришедшие во власть под лозунгами независимости республики, заботы о благе чеченского народа Дудаев, потом Масхадов и иже с ними?
Если забыли, - напомню.
Менее всего их заботило благо своего народа. И цель их, и стратегия были совершенно в ином.
Они хотели отторгнуть от России важнейший в геостратегическом отношении регион. Создать там криминальный анклав, где можно было беспрепятственно готовить международных террористов, изготавливать и распространять оружие и наркотики, укрывать похищенных для выкупа людей, организовывать масштабные финансовые аферы.
Ради этой цели можно было пойти на все. Годились любые средства.
А что в сухом остатке?
В конец была разрушена экономика. Родные места были вынуждены покинуть сотни тысяч жителей.
По республике стали рыскать банды вооруженных преступников. Они нападали на поезда, грабили грузы и пассажиров. Ценность человеческой жизни превратилась в ничто.
Незаконные финансовые операции, сделки с нефтью и оружием, наркомания, а чуть позже - работорговля, - далеко неполный перечень того, что творилось тогда в Республике.
Правящий режим делал все для превращения её в законченный криминальный регион. Силой и оружием навязывая волю своему народу.
Я спрашиваю подсудимых: разве в этом заключается суверенитет и независимость?
Разве такой свободы хотел народ Республики? Разве хотел он, чтобы «государственной» политикой стал терроризм?
Не надо заявлять, что в Республике осталось много военной техники, оружия и боеприпасов. Не надо намекать на то, что якобы федеральные структуры вооружили чеченские формирования.
Истинные обстоятельства вывода войск, эвакуации техники и вооружения известны. Известна также зловещая роль и действия тогдашних чеченских руководителей.
К сожалению, эти действия и обстоятельства находятся вне пределов настоящего процесса. Но подсудимым не стоит лукавить и передергивать факты.
Участники чеченских бандформирований были организаторами и исполнителями целого ряда террористических актов за пределами своей Республики. Они угоняли самолеты, захватывали заложников.
Напомню только о некоторых из них.
Захват заложников и угон самолета в 1991-м и 1992-м году в аэропорту «Минеральные Воды».
Захват 16 школьников в 1993 году в Ростове-на-Дону.
Захваты автобусов с пассажирами в Минеральных Водах в 1994-м году.
Захват самолета в Махачкале.
Нападение на Буденовок в 1995-м году.
Не говорю о более поздних преступлениях.
Поэтому всем заявлениям подсудимых о политической мотивации их преступлений и политической природе примененного насилия, - грош цена.
Вторжение в было ничем иным, как логическим следствием реализации преступной «стратегии». Очередной бандитской вылазкой.
Её вдохновителей и исполнителей: Радуева, Атгиреева и других не остановило, что они посягнули на братский народ, на законы единой веры. Что «каждый мусульманин, - как говорится в Коране, - для другого мусульманина - запрет: и кровь его, и его имущество, и честь его».
Специально хочу подчеркнуть.
Законы дружбы и добрососедства были перечеркнуты не чеченским народом. Его с народом связывает многовековая история, единый уклад жизни и единая религия.
Эти законы подло были попраны террористами и бандитами. А у них, как известно, нет ни национальности, ни религии, ни чести, ни достоинства.
Вот они, уважаемые судьи, сейчас перед Вами.
Повторю кратко фабулу дела.
В декабре 1995 года Дудаев, Радуев и другие руководители незаконных вооруженных формирований для того, чтобы понудить органы власти прекратить операцию по восстановлению в Республике конституционного порядка, приняли решение о террористическом нападении на один из российских городов.
На горе им стал Кизляр.
В конце декабря Радуев собрал в поселке Новогрозненский свое формирование, а точнее - банду, и сообщил участникам о принятом решении.
В начале января 1996 года банда переместилась в станицу Шелковская, где в нее влились участники других незаконных вооруженных группировок, в том числе и иностранные наемники.
В «сводную» банду вошла вооруженная группа подсудимого Атгиреева.
Участником банды и ее последующей деятельности стал и подсудимый Гайсумов. Он, как и все, был вооружен.
К 8 января 1996 года численность банды достигла почти 300 боевиков и бандиты переместились к административной границе с около города Кизляр.
В соответствии с «оперативным замыслом» в ночь на 9 января основная часть банды двинулась к городу в пешем порядке, а группа под командованием Атгиреева - на автомашине, груженной оружием и боеприпасами.
Не все складывалось у преступников.
Машина с оружием в пути сломалась.
Тогда Атгириев и его группа, где, применив оружие, а где, угрожая оружием, остановили на дороге два автомобиля и автобус. Перегрузив вооружение, а водителей и пассажиров взяв в заложники, атгиреевские боевики прибыли в Кизляр. Там к тому времени разыгрывалась кровавая драма.
Одна часть банды, по разработанному Радуевым, сценарию, напала на аэродром.
Две других вели бой с военной частью внутренних войск.
Остальные занимались тем, что в захваченный больничный комплекс под автоматами, угрозами и насилием из квартир, домов и с улиц сгоняли жителей в качестве заложников.
В том жутком сценарии Атгирееву и его группе отводилась роль, отнюдь, не статистов. Группа заняла здание роддома, где потом удерживались заложники, захваченные в больнице и на территории города.
В сухих строках обвинительного заключения указывается, что 9 января 1996 года, в 5 утра, Радуев и участники руководимой им банды проникли на территорию Кизляра и напали на военные и гражданские объекты, жилье и мирных жителей.
При этом были взорваны вертолеты, обстреляны жилые строения, учинены иные действия, угрожающие жизни людей.
Было уничтожено государственное, муниципальное и личное имущество граждан. Но самое страшное - убиты жители, военнослужащие, сотрудники органов внутренних дел, захвачены заложники.
Участники банды заняли здание больничного комплекса, где их заложниками оказались медицинский персонал и находившиеся там больные.
А всего во время бандитского налета в заложники были взяты более 2 тысяч человек, из которых свыше 600 - дети и несовершеннолетние. Шестнадцать заложников погибло, а еще сотня - получили различной степени телесные повреждения.
Уничтожено два вертолета стоимостью 18,9 млрд. руб. Военному городку внутренних войск нанесен ущерб на 2,5 млрд. руб. Государственным, муниципальным учреждениям и предприятиям - на 124,5 млрд. руб.
Повреждены и уничтожены более 230 квартир и частных домовладении, 84 автомобиля. Имущественные потери жителей составили 4,7 млрд. рублей.
[Все, естественно, в ценах 1996 года ]
Обвинительное заключение -документ официальный. В нем не должно быть места эмоциям.
Это из показаний свидетелей и потерпевших, данных ими на следствии и в суде, встает леденящая душу картина преступного разгула боевиков.
Когда они в масках и без масок хватали на улице детей, женщин и стариков. Били их прикладами, стреляли для острастки поверх голов и непосредственно в людей.
Когда они взламывали двери, врывались в дома и квартиры, вытаскивали оттуда испуганных граждан.
Когда они стреляли через дверь, не зная, кто за дверью:
ребенок, женщина или старик?
Считается, что время стирает все, даже - горе. Может быть ...
Но время никогда не сотрет из памяти и тем более, не вернет матерям их сыновей, женам их мужей, детям их родителей, родным - их близких, ставших жертвами террористического налета.
Я склоняю голову перед памятью погибших и восхищаюсь мужеством и мудростью народа. В нелегкий для всех час простые люди сделали почти невозможное, чтобы защитить от террора наше Отечество.
Весь день 9 января Радуевская банда удерживала согнанных людей в больнице. Людей оскорбляли, унижали, причиняли им физические страдания. Ими, как живым щитом, боевики закрывали больничные окна.
На следующий день, после предъявления властями требований о прекращении преступных действий, бандиты не изменили себе.
Они вновь прикрылись живым щитом из захваченных ими заложников. На этот раз беззащитные и измученные люди закрыли собой окна автобусов, на которых боевики направились к границе Чеченской Республики.
Блок-пост у села Первомайское, где несли службу сотрудники сводного отряда милиции УВД Новосибирской области, подвергся нападению банды. Милиционеры, их полный список приведен в обвинительном заключении и оглашался в суде, были взяты в заложники, а их оружие похитили боевики.
[С Вашего позволения, уважаемые судьи, для экономии времени я не стану, приводить перечень похищенного оружия. Он тоже оглашался в судебном заседании]
В этом эпизоде и последующих событиях во всей «красе» проявил себя Атгириев, направляя действия боевиков.
С 10 по 18 января бандиты удерживали в Первомайском заложников, которых привезли из Кизляра и взяли на блок-посту.
Будучи зажатыми в тиски федеральных сил, оказывая отчаянное вооруженное сопротивление, бандиты и здесь не могли обойтись без заложников. Они заставляли их рыть проходы и окопы. А при прорыве, который, к сожалению, им удалось осуществить, угрожая расправой, взгромоздили на заложников своих раненых сообщников.
С Первомайского начал свою преступную деятельность в банде подсудимый Алхазуров. Он получил автомат с двумя снаряженными магазинами и под угрозой его применения стерег заложников - сотрудников УВД Новосибирской области.
При сопротивлении банды Радуева федеральным войскам в Первомайском были ранены и убиты военнослужащие, сотрудники милиции, гражданские лица.
Разрушено и повреждено 331 домовладение, уничтожено и повреждено имущество граждан на общую сумму 82, 7 млрд рублей.
Административным зданиям села и другому имуществу причинен ущерб на сумму 56,7 млрд. рублей.
В Кизляре и Первомайском в период с 9 по 18 января 1996 года бандитами Радуева были убиты десятки, выполнявших свой служебный долг военнослужащих и граждан. Более 100 человек стали жертвами покушения на убийство.
За эти дни от рук бандитов погибло более 20 сотрудников милиции. Свыше 80 получили ранения.
Кроме того, следствием установлено, что 14 декабря 1996 года примерно в 14 часов, Радуев в сопровождении 50 вооруженных бандитов прибыл к блок-посту «Герзельский мост».
Блок-пост располагался на административной границе и Чечни, которую охраняли сотрудники УВД Пензенской области.
Радуеву, видите ли, требовалось прибыть на съезд чеченцев-акинцев в Хасавюрте.
Законный отказ в пропуске вызвал у него негодование и он дал приказ участникам банды разоружить и похитить сотрудников милиции. Видя очевидное превосходство и реальную угрозу гибели, милиционеры выполнили требования бандитов. Милиционеры были увезены на территорию Чеченской Республики.
Полный список похищенных сотрудников и перечень захваченного у них оружия оглашался в судебном заседании.
Далее..,
В феврале 1997 года, в интервью корреспонденту телевизионной передачи «Совершенно секретно», Радуев публично пригрозил взрывом в Воронеже железнодорожного вокзала, уничтожением объектов в других российских городах, совершением иных действий террористического характера.
Будучи последовательным в своих террористических устремлениях, Радуев сделал все, чтобы в начале 1997 года в его банду были вовлечены Дадашева и Таймасханова. Им отводилась роль исполнителей задуманных подсудимым террористических актов.
После этого, через Джафарова, - начальника штаба его банды, Радуев поручил Дадашевой и Таймасхановой осуществить террористический взрыв.
Дескать, - это надо для устрашения населения Российской Федерации. В качестве объектов взрыва были названы аэропорт «Минеральные Воды» или железнодорожный вокзал в Пятигорске.
Дадашева и Таймасханова, получив от Джафарова радиоуправляемое взрывное устройство и 500 тысяч рублей на дорогу, 28 апреля 1997 года взорвали зал ожидания Пятигорского железнодорожного вокзала.
Взрывом были убиты 2 человека: Федоров и Айвазова, еще 30 человек получили ранения различной степени тяжести.
Гражданам и организациям причинен имущественный ущерб на сумму 5,6 млрд. рублей. На 6 суток прекратилось движение поездов.
Уважаемые судьи!
Органами следствия Радуеву предъявлено обвинение в создании и руководстве незаконным вооруженным формированием, терроризме, захвате заложников, организации умышленных убийств и покушений на убийство, посягательстве на жизнь сотрудников милиции в связи с исполнением ими своего служебного долга, хищении оружия и незаконных действиях с оружием.
Допрошенный в судебном заседании подсудимый Радуев своей вины не признал.
Что ж, - это не с больными воевать. Здесь мужество и совесть требуется.
Но и без признания его вина подтверждается совокупностью собранных доказательств, практически по всем эпизодам обвинения.
Радуев отрицает, что он руководил незаконным вооруженным формированием.
А чем же он, простите, руководил?
Он утверждает, что Северо-восточным направлением вооруженных сил Ичкерии.
Думается, ни у кого нет сомнений, что на территории Чеченской Республики были созданы и существовали именно незаконные вооруженные формирования. Таким было и Северо-восточное направление.
Ни одного федерального закона, разрешавшего это направление и все остальные формирования, не было и нет. И, как бы не употребляли подсудимые военную терминологию: «фронт», «направление», «зона ответственности», пытаясь придать им хоть какую-нибудь легитимность, суть не меняется.
Они незаконны !...
Незаконно их существование, противоправна их вооруженность.
О том, что формирования имели отменное вооружение:
автоматы, пулеметы, гранаты и т.п., суду поведали все участники процесса.
Но главное, - цель, для которой создавались, существовали и действовали псевдофронты, псевдонаправления и зоны ответственности.
Как убедились участники процесса, и, надеюсь, Высокий Суд, - для бандитских нападений и террористических актов.
И именно это делает их обыкновенными бандами. С теми классическими признаками, которые присущи этим преступным организациям.
Вот такой организацией, гордо называя себя «командующим», руководил Радуев. В этом качестве его видели подсудимые и другие участники бандитской группировки.
Радуев был задержан 12 марта 2000 года. Следовательно, до последнего дня своей преступной деятельности, он, по его собственному признанию, оставался «командующим» незаконного формирования. То есть банды.
На протяжении всего процесса Радуев утверждал, что он выполнял приказ. Однако, повторись ситуация, он бы сумел отговорить Дудаева от нападения на Кизляр. От бессмысленных и жестоких убийств и издевательств над людьми. Следовательно, он и тогда, и сейчас понимал, что приказ Дудаева преступен.
Понимал, но, тем не менее, выполнил его, добавив от себя немало преступлений.
А ведь российское законодательство освобождает от необходимости и, более того, запрещает выполнять преступные приказания.
Знал ли об этом Радуев?
Безусловно. Ведь он же считает себя большим знатоком права.
Это одно.
Другое заключается в том, что он не только не отговорил от нападения, но и принял, (по его же признанию) активное участие в разработке плана террористической операции. Идея с захватом жителей города в заложники принадлежит исключительно ему. Правда, на суде он застенчиво называл это «сбором населения города».
Кроме того, сам план, как бы Радуев не пытался убедить в обратном, объективно предусматривал уничтожение людей, военной техники, захват заложников. То есть изначально планировались бандитское нападение и акт терроризма.
В ходе подготовки бандиты Радуева несколько раз проникали в Кизляр. Изучали обстановку в городе, готовили маршруты.
В судебном заседании Радуев настойчиво подчеркивал, что нападением на город руководили два командира. Ему отводилось «политическое руководство» и поэтому он не может нести ответственность за силовую составляющую террористической акции.
Но доводы только о «политической части», о том, что он «миротворец», а все жертвы террористической операции на совести «ястреба» Хункера Исрапилова не выдерживают никакой критики. Они опровергаются, прежде всего, непосредственными участниками банды.
Участник нападения на Кизляр Дзуев, к которому впоследствии была применена амнистия, показал следующее:
«... входил в Бачиюртовскую группу, которая как и Наурский батальон, подчинялись Исрапилову. А Исрапилову приказы отдавал Радуев.
Именно Радуев разбил боевиков на группы, перед которыми поставил задачи:
- нападение на аэродром и уничтожение вертолетов;
- нападение на войсковую часть;
- захват больницы;
- захват заложников;
- обеспечение боевиков продуктами...»
Аналогичные показания дали впоследствии амнистированные участники банды Абдулхаджиев, Такалашев и Халилов.
Из показаний Атгириева также следует, что руководил бандой Радуев. Атгириев непосредственно подчинялся ему. Радуев для него поставил задачу доставить в Кизляр оружие. А на его прямой вопрос: «Мы едем воевать?», - ответил, - «Только воевать!»
Таким образом, я утверждаю, что руководителем бандитской группы, напавшей в январе 1996 года на Кизляр, был подсудимый Радуев.
Его руководящая роль проявилась и в подборе участников предстоящей террористической акции. Об этом красноречиво свидетельствуют оглашенные в суде показания бывших членов банды.
Так, Абдулхаджиев показал, что 4-5 января 1996 года по их селу прошел слух, что собирают добровольцев. Они с односельчанином Исмаиловым поехали в «Водорайон» Гудермесского района. Туда стянулось более 200 боевиков...
Их собрал Салман Радуев и сказал, что они едут в Россию. С того дня он стал членом его банды. Всю группировку возглавлял Радуев.
Свидетель Такалашев узнал, что Радуев собирает добровольцев в свой отряд в декабре 1995 года. Вместе с другими жителями села он приехал в Новогрозненское. Радуев распорядился, чтобы они жили в помещении школы.
Кроме них, в школе, жили и другие боевики. Всего собралось около трехсот боевиков из разных сел Чечни.
Числа 6 января 1996 года Радуев объявил им, что они едут воевать вглубь России.
Указанные обстоятельства подтвердили в своих показаниях бывшие участники бандитской группировки Алибеков, Хидиров, Горев, Свешников и Гаврилюк.
История не признает сослагательного наклонения. Время не кинопленка: его нельзя открутить назад. Это сейчас бы Радуев нашел аргументы, чтобы отговорить Дудаева от преступной террористической акции.
Это сейчас, - когда он на скамье подсудимых и пытается любым способом уйти от ответственности за террористический акт, за сотни загубленных и искалеченных жизней.
Это сейчас, а не тогда, в трагические дни января 1996 года.
«И получит каждый сполна то, что он заслужил», -говорится в Коране (сура70, глава 40).
Хроника того бандитского нападения и террористического акта дана в показаниях очевидцев. Часть их была непосредственно допрошена. Показания других оглашались в судебном заседании.
Приведу из них некоторые выдержки.
Ершов - командир тактической группы внутренних войск.
Утром 9 января он проснулся, услышав звуки отдаленной стрельбы. Сразу приказал дежурному поднять всех «в ружье». Было понятно, что происходит нападение на часть.
Из аэропорта доложили, что произошло нападение на аэродром. Сгорели две «вертушки». Позже стали поступать доклады о том, что бандиты выгоняют людей из домов на улицах Победы и Махачкалинской. Наиболее интенсивная стрельба шла со стороны рынка и жилого массива.
Личный состав занял круговую оборону, стал вести прицельный огонь. Это не давало возможности бандитам приблизиться к территории части. Обстрел части велся из автоматов, подствольного гранатомета, пулемета, снайперских винтовок. Огонь бандиты вели из здания средней школы № 7, старого клуба, больницы, швейной фабрики, недостроенного частного жилого дома и со стороны малого рынка.
Около 8 часов утра вновь начался обстрел городка. Четыре бандита из автомашины ГАЗ-31 со стороны улицы Багратиона вели огонь из пулемета и автоматов.
В бою были ранены Орлов, Рудягин, Филяев. Последний от полученных ран скончался.
Ванюшкин командир войсковой части.
9 января проснулся от выстрелов. Прибыл в часть, которая с 5 часов утра была блокирована бандитами. По ней со всех сторон велся обстрел. В результате были ранены рядовой Алехин и сержант Жуков. Продвигаясь утром к воинской части, видел, как бандиты разъезжали на автомобилях и вели беспорядочную стрельбу по жителям. Вталкивали в машины, а затем отвозили в больницу.
Афанасьев - командир войсковой части 3693. Проснулся от выстрелов в районе аэродрома. В 5 часов 20 минут раздался первый взрыв. Когда один вертолет загорелся, дал команду тушить его. Но примерно минуты через 2-3 раздался новый взрыв. Это взорвался второй вертолет. После чего он дал команду отойти от вертолетов в укрытие, так как была опасность повторных взрывов...
Агапов - начальник разведки тактической группы. Боевики из домов, расположенных на углу улиц Махачкалинской и Победы, выводили людей группами по 20-30 человек. Каждую группу под конвоем вели к городской больнице. В подъездах домов были слышны автоматные очереди и взрывы гранат.
Таким способом боевики выполняли замысел Радуева, который лицемерно поведал суду, - я цитирую: «Жителей города необходимо было собрать в двух-трех местах, но совсем не для того, чтобы объявить их заложниками... Людей планировалось собрать..., чтобы поведать миру о масштабе (охвате) операции. И тем самым привлечь внимание мировой общественности к проблемам Чечни».
«К мировой общественности», вернее, - к методу, который был избран для привлечения ее внимания, я еще вернусь.
А пока свидетельствует Магомедгаджиев. Ему позвонил Сулейманов, сказал, что городская больница окружена чеченцами. Он подошел окну и увидел: их дом тоже окружен чеченцами. Они поднимались на все этажи, стучались в двери, выводили людей на улицу. Все чеченцы были вооружены автоматами и пулеметами.
Он поднял свою жену и детей, заставил их одеться. В этот момент в дверь стали стучать. После того, как он не открыл дверь, в нее стали ломиться, а потом стали стрелять по двери из автомата. После этого он открыл дверь. Боевики сказали, чтобы он с семьей выходил на улицу. Во дворе находились собранные боевиками другие жители окрестных домов.
Всех погнали в сторону больницы. Заложники и боевики находились на всех этажах здания. В больнице находилось не менее 2500 заложников и 150 боевиков. Боевики заминировали здание, в коридорах лежали большие мины, от которых тянулись провода. Он сам перешагивал через эти мины.
Из других показаний. Майбокунов ...
«Боевики ногой выбили дверь... Один с автоматом.., другой сказал, что через пять минут будет взрыв., быстрее одевайся. Выгнали на улицу, повели в больницу...»
Акопова Кристина ...
«Проснулась от выстрелов и взрывов... Увидела людей в масках. С трехлетним ребенком спряталась в подвал. Боевики выломали дверь, забрали мать... Увидев меня с ребенком, боевик приказал присоединиться к людям, всех повели к больнице..» У ребенка после этого начались истерики, потребовалось длительное лечение.
Алиев ...
« Людей избивали... и когда вытаскивали из квартир, и при доставлении в больницу. Много раз бил боевик араб. У меня от ударов из носа и ушей шла кровь. Боевики сняли с него дубленку и шапку... Заставили, угрожая расстрелом, идти собирать трупы ...»
Инигов ...
«Шел искать пропавших овец... Остановили трое вооруженных боевиков, прострелили ногу, ..под дулом автомата погнали в больницу...»
Винников ...
«Ночевал у брата. Услышав выстрелы побежал домой.
Возле больницы люди в масках стали кричать, чтобы я шел к ним.
Я не послушался...
Они стали стрелять и ранили в плечо и легкие...» Замечу, - тогда это был пятнадцатилетний подросток (!).
Сулейманова ...
«Боевики начали стучать, выбили двери. Зашли в масках... Заставили взять с собой больную дочь... Собрали стариков и детей...»
Можно привести показания других жителей Кизляра, испытавших ужасы тех дней. Все они ранним январским утром 1996 года под дулами автоматов, подгоняемые ударами прикладов, бесцеремонно были выдворены из собственных домов и квартир. И, в буквальном смысле, - согнаны в городскую больницу.
Напуганные и униженные женщины, старики и дети переполняли, по их выражению «как сельдь в бочке», все помещения больницы.
Но они еще не знали, что основные ужасы и издевательства от боевиков их ждут впереди.
Вновь приведу несколько свидетельских показаний.
И сделаю это, отнюдь, не для того, чтобы лишний раз подчеркнуть бесчеловечность, цинизм и бессмысленную жестокость радуевских террористов. Хотя сделать это, безусловно, надо. В том числе и для характеристики подсудимых.
Эти показания помогут нам представить полную картину террористического акта Радуева, Атгиреева и сотоварищей.
Итак,..
Врач Гаджиев...
«Боевики ворвались в кабинет... сказали, что я во власти армии Дудаева... Заставили оперировать своих, в том числе раненого араба. Сказали, если с раненым что-то случится, - расстреляем. Больницу охраняли три милиционера. Позже узнал, что их у били...»
Лисицина - потерпевшая.
«Боевики ворвались в роддом. Всех рожениц с новорожденными под автоматами заставили перейти в главный корпус. Там, на 4-ом этаже, все стояли, так как негде было даже присесть. Одна женщина там и родила...»
Султанова Наида...
«В роддоме были тяжелобольные. Лежавшая с ней напарница хотела позвонить, ее ударили... Дали команду спуститься всем: роженицам с детьми и младенцами... Милиционера сожгли...»
Джамалова Айшат...
«Одна женщина была на кресле при родах. И ее боевики заставили идти в главный корпус...» Сама Айшат родила 7 января мальчика. Когда боевики приказали выходить, ребенка забрала другая женщина...
Это, вероятно, помогло сохранить ребенка.
Дальше из ее показаний.
« Муж приехал навестить меня ... Боевики его ранили... Он умер от потери крови, так как медицинской помощи ему не оказали... Надо было спасать боевика - араба...»
Осталось без кормильца пятеро , вы слышите, - пятеро детей.
Магомедова.... Она тоже только родила. «Утром ворвались боевики. Приказали выходить... Одна женщина была в тяжелом состоянии, ее столкнули с кровати...
Собирали новорожденных, не зная даже, чьи они...
Перевели в главный корпус... На 4-м этаже негде было стоять...
Мы были все раздеты.., дети плакали. Боевик сказал, что если они не перестанут плакать, то детей расстреляют... Вынуждены были зажимать детям рты...
Женщин выставили в окна, а боевики стояли сзади...»
Многие женщины, оказавшиеся, на несчастье, в больнице со слезами рассказывали суду, что под угрозой расправы их использовали в качестве живого щита. Выставляли в оконные проемы, заставляли кричать и размахивать белыми тряпками.
Не стану спрашивать Радуева, Атгириева и других подсудимых, как это расценивать. Этому, уважаемые судьи, однажды дано определение, - обыкновенный фашизм.
И как бы не выставлял себя Радуев эдаким милосердным и благородным, этот номер у него не пройдет.
По его ходатайству, 7 декабря суд огласил показания свидетеля Долговой. Она Радуевым была отпущена из больницы. Этот факт он преподнес как пример доброты с его стороны в отношении заложников.
Мол, тех, кто не хотел оставаться, - я отпускал.
Но бросаются в глаза два момента.
Первый...
Долгова, узнав от соседей, что дверь ее квартиры выбили боевики, дошла до самого «старшего» боевика. Им оказался Радуев.
И второй...
Как вообще можно говорить о доброте, милосердии, жалости к людям, когда в это же время по его, Радуева, приказу, тысячи стариков, женщин и детей, больных и инвалидов были насильно согнаны с больницу.
Так, что показания Долговой больше свидетельствуют против Радуева. Они лишний раз подтверждают его вину в организованных бесчинствах, ответственность за которые он все время пытается списать на Исрапилова.
Его рефрен: раз командовал Исрапилов, - ему и отвечать, звучал в суде неоднократно.
Между тем, уважаемые судьи, на одной из видеопленок, которые были просмотрены в зале судебного заседания, Исрапилов сам отвечает на вопрос, кто командовал в действительности.
Приведу ответ дословно: «Командир операции - полковник Радуев. А я его помощник».
Во время процесса Радуев не раз демонстрировал свою правовую осведомленность. Снизойдя до признания факта набега на Кизляр, он тем не менее все время пытался убийства мирных граждан, захват заложников и другие преступления отнести к так называемому эксцессу исполнителей.
Здесь он мол, не причем.
Убивать, захватывать людей команды боевикам не давал.
Они сами, дескать, по своей воле, убивали людей. И ему, видите ли, стыдно, что чеченские бойцы, (а на самом деле - бандиты) так себя вели.
И, вообще, он не знал ничего о происходящем.
Получается, что он «весь в белом», в Кизляр пришел для политических переговоров.
Святая простота, прямо ангел во плоти.
Во-первых, я снова вынужден его огорчить. Организаторы и руководители преступных сообществ (банд) несут в соответствии с законом ответственность за все преступления, совершенные ее членами.
А во-вторых, с террористами и бандитами никто и никогда не собирался вести политических переговоров.
Радуев и Атгириев, их вооруженные до зубов помощники знали, для чего они, в действительности пришли в Кизляр. Знали, что совершат террористический акт. Заранее знали, что будут убивать.
Не надо считать участников процесса наивными людьми. Не надо вводить Высокий Суд в заблуждение.
Об умысле на захват заложников, умышленные убийства и покушения на убийства неопровержимо свидетельствуют исследованные в суде материалы дела. Проанализируем еще раз откровения самого Радуева.
Вот как он в ходе предварительного следствия описывал поставленные перед подчиненными задачи:
«Подразделению» Айдамира Абалаева, - используя стрелковое оружие и гранатометы, напасть на вертолетную базу, физически ликвидировать охрану, захватить находящиеся на ней вертолеты с боеприпасами, часть из них уничтожить.
«Наурскому батальону» под командованием Мусы Чараева - захватить войсковую часть. Для этого уничтожить ее охрану, подавить сопротивление и постараться захватить как можно больше военнослужащих в плен.
«Сводному отряду Северо-восточного направления» под командованием Сулеймана Радуева - захватить авиационный завод. С помощью взрывчатки уничтожить оборудование. Затем, собирая из близлежащих домов заложников, направиться вместе с ними к больнице. По прибытии выдвинуться к железнодорожному вокзалу и взять его под контроль.
Согласитесь, уважаемые судьи, - это разительным образом отличается от утверждений подсудимого, что происходящее в Кизляре творилось без его ведома.
Далее Радуев заявил, что ставя конкретные задачи полевым командирам, он понимал: в результате пострадают военнослужащие, сотрудники милиции, мирные жители Кизляра. Будет уничтожено или повреждено государственное, общественное, а также личное имущество граждан.
Более того, отвечая на вопрос следователя, он сказал :
«... Ведь мы не на прогулку собирались в Кизляр, а направлялись туда с целью захвата города...» И потом ... «сама постановка задачи предполагала физическое уничтожение и пленение...».
И уничтожали...
Безжалостно,.. по варварски...
Убивали людей через двери их домов и квартир...
Убивали в упор...
Убивали, выцеливая на улице.
Обратимся к свидетельствам очевидцев.
Алиев - житель Кизляра.
...Примерно в 5 часов утра во дворе началась стрельба. После этого в дверь постучали и сразу раздалось два выстрела. Пуля попала в племянника Мурата. Через 15 минут он скончался...
Баранова - потерпевшая.
...9 января около 6 часов утра к ним домой стали стучать... Мать двери не открыла. Тогда боевики начали стрелять через дверь. Одна из пуль убила мать...
Мать была инвалид. Передвигалась на инвалидной коляске...
Из показаний потерпевшей Мороз.
«... поначалу думали, что воры. Но началась стрельба. Стали кричать: «Сдавайтесь или взорвем». Муж приказал мне спрятаться в комнате и закрыться. Боевик убил мужа...
Взломали дверь и приказали выйти... Толкали автоматами в спину. Повели людей, их заставили бежать... предупредили, если кто отстанет - будет расстрелян...» У свидетеля Косенко тоже убили мать. Она 9 января, утром отправилась на работу. Увидев на улице боевиков, которые собирали заложников, закричала «Спасайтесь!..» и вбежала во двор. Раздалась автоматная очередь и она упала... Скончалась от огнестрельного ранения в живот...
Жительница Калиновки Рамалданова с сестрой и ее мужем утром на машине поехали в Кизляр. Примерно в половине шестого на перекрестке улиц 40 лет и Победы в них стали стрелять боевики. В результате муж сестры был убит, сестра получила ранение в руку и живот.
Саму Рамалданову и раненую сестру боевики взяли в заложники и держали до 10 января в больнице.
Не оставляет сомнений относительно истинных намерений Радуева, прямого умысла на убийства и покушения на убийства характер вооружения боевиков. Это стрелковое оружие, гранатометы, мины, гранаты.
Кто поверит, что такой арсенал требовался для того, чтобы собрать детей, стариков и женщин и объяснить им и миру ситуацию в Чечне?
Может оружие придавало подсудимым силу?
Ведь они хотели вписать в национальную историю легенды собственной доблести, мужества и геройства.
Байрон когда-то сказал: «Чтобы высушить одну слезу, требуется больше доблести, чем пролить целое море крови». Людской крови на подсудимых в огромном количестве. А «геройство» их принесло неисчислимые бедствия и безмерные страдания людям.
Радуев категорически открещивается от своей причастности к посягательствам на жизнь сотрудников милиции.
Более того, он утверждал, что планом операции, якобы, предполагалось договориться с милицией о неприменении оружия.
Однако нет ни одного свидетельства того, что боевиками предпринималась хотя бы малейшая попытка вступить в переговоры с сотрудниками милиции. Скажу больше.
8 ходе судебного заседания установлено, что сотрудники милиции подвергались нападению в первую очередь. По ним открывался огонь на поражение, без каких-либо попыток вступить в переговоры. Попав в заложники, сотрудники милиции чаще всего подвергались избиению и издевательствам.
Подтверждением сказанному служат следующие доказательства.
Бондарев - милиционер Кизлярского ГОВД.
Показал, что 9 января на мосту через реку Терек он обнаружил труп сержанта милиции Егорова Евгения.
Рузанкин - работник Кизлярского ГОВД.
9 января он видел майора милиции Иванова, у которого было множество осколочных ранений в правой стороне тела. От сотрудников слышал, что на мосту через реку Терек, погиб Егоров Евгений, с которым они вместе проходили службу в милиции. 10 января на улице он видел обожженный труп милиционера Ромащенко Павла.
Потерпевшая Богачева показала, что 9 января 1996 года ее муж, заместитель начальника отдела внутренних дел, отправился на работу. В ходе перестрелки с боевиками в районе больницы он был убит. У него была оторвана рука, имелись ранения в области груди и лица.
Потерпевшая Детистова.
Ее сын Детистов, являясь сотрудником милиции, дежурил в больнице с 8 января по 9 января. Когда больницу захватили чеченские боевики, они его расстреляли. У сына были простреляны ноги, грудь, живот и голова.
Потерпевшая Егорова.
8 января ее сын заступил на дежурство по горотделу. 9 января он был убит на мосту чеченскими боевиками.
Потерпевшая Ромащенко рассказала о том, что от работников больницы она узнала, что ее сын - милиционер, защищая больницу от боевиков, одного застрелил, а другого ранил. Боевики захватили его в плен, завели в один из кабинетов и там мучили. После облили спиртом, подожгли и заставили бежать. Потом застрелили. Когда осматривали труп, она видела огнестрельные ранения в затылок, грудь, спину. Руки были обожжены, выломаны. Было выбито левое колено.
Такие показания трудно даже цитировать. А каково это было видеть матери ?..
Потерпевшая Сикачева показала, что с 8 на 9 января 1996 года ее муж Сикачев в качестве стажера-милиционера находился на дежурстве в больнице. 10 января она узнала, что ее муж убит чеченскими боевиками.
Серкеров своего сына милиционера нашел в железнодорожной больнице. У сына имелись пулевые ранения в левую руку и правую ногу, а также три сквозных пулевых ранения нижней части спины и живота. Сын сказал ему, что был ранен, когда находился за рулем автомобиля «Волга». Примерно через два часа сын умер от ран.
Потерпевший Зейналов.
Он был в составе оперативной группы. Около городской больницы группа была обстреляна боевиками из автоматов и ручных пулеметов с двух сторон.
В результате обстрела все они были ранены. Он получил ранение под левую лопатку. Подошедшие боевики захватили их в заложники, отобрали пистолеты. В больнице боевики стали их избивать.
9 января 1996 года в Кизлярской больнице боевики стреляли по солдатам из-за спин заложников, которых при этом заставляли кричать солдатам, чтобы те прекратили стрелять.
Емельянов - сотрудник милиции из Москвы.
После штурма 16 января их отряд выходил из села и попал под сильный обстрел боевиков, при этом были убитые и раненые. Видел, как были убиты Заставный, Туршанский, Бахтияров и ранены Сазонов, Трофимов, Ефремов.
Подобных свидетельств о том, как боевиками были убиты и ранены сотрудники милиции, множество.
О прямом умысле на убийства и покушений на убийства свидетельствуют минирование боевиками помещений больницы и обстоятельства, при которых пострадавшими были получены ранения.
Потерпевший Баачилов рассказал, что после ухода бандитов больница оказалась нашпигованной минами-ловушками. Вдоль стен стояли пакеты, различные коробки, от которых тянулись растяжки. На его глазах сработала одна и подорвался человек. Свидетель Николаев показал.
11 января 1996 года в Кизлярской больнице во время разминирования после боевиков Салмана Радуева он был очевидцем подрыва на мине майора Шахова.
Сам Шахов рассказал не только о том, как он подорвался на мине, но и о том, сколько убийственных ловушек было обнаружено в Кизлярской больнице. При разминировании было изъято 43 взрывных устройства общей массой 220 кг. А на последней 44-ой -он подорвался.
Власенко - военнослужащий войсковой части 7463. Их БТР был обстрелян чеченскими боевиками из гранатометов и автоматов. Один из снарядов попал в башню БТРа, в результате чего его оглушило и он потерял сознание. Когда очнулся и покинул БТР, увидел раненного офицера, которого пытался перенести в укрытие, но в этот момент был ранен в ноги.
Такого же рода показания дали и другие потерпевшие. Их показания, кроме того, подтверждены заключениями экспертиз, медицинскими документами.
Повествуя об обстоятельствах отхода из Кизляра, Радуев не мог удержаться от сарказма. Мол, тогда ему заложники были не нужны. Они добровольно сели в автобус и, добавлю от себя, -закрыли собой окна.
Свидетели Беев и Гусаев показали, что после длительных переговоров Радуев, действительно, согласился отпустить всех зпложников в обмен на добровольцев из числа руководителей Республики. Однако в момент посадки в автобусы утром 10 января боевиками дополнительно было взято из больницы около 160 заложников.
По свидетельству Рамазана Алилова боевики сказали, я цитирую: «Вы хотите, чтобы мы забрали стариков и женщин? Кто пойдет? Поэтому сопровождать боевиков пошли молодежь и мужчины ...»
А как еще, уважаемые судьи, могли поступить настоящие мужчины, горцы, которые ценят свои традиции, свой народ, свою Родину.
«Если ты человек, - говорил Алишер Навои, - не называй человеком того, кто не заботится о судьбе своего народа».
Вряд ли подсудимым, особенно Радуеву, это дано понять. Им, с претензией именующими себя «тиграми Кавказа», важны другие ценности. У них свои понятия.
Но по этому эпизоду мы еще раз убедились в неискренности Радуева.
Он все время говорил, что при выезде из Кизляра заложников, кроме руководителей, брать не планировалось. О том, что заложников все-таки взяли, он узнал уже в автобусе. Решение было принято без него.
Между тем, это утверждение опровергается видеокадром, на котором Радуев запечатлен еще в больнице. На записи он говорит, что кроме десяти представителей дагестанского правительства, решено взять с собой часть заложников.
Обстоятельства нападения на Кизляр и удержания бандой заложников полностью подтверждается показаниями участников захвата. Они, в отличие от своего главаря, не лукавили на допросах.
И, как Вы помните, уважаемые судьи, все заявили, что имели приказ Радуева на захват заложников и водворение их в больницу.
А Исмаилов и Такалашев, кроме того, показали, что участвовали в захвате заложниками на блок-посту у села Первомайское милиционеров Новосибирского УВД.
На мой взгляд, более чем достаточно доказательств насильственного удержания заложников в Первомайском.
Можно было бы привести показания всех заложников, но приведу, выдержку из показаний одного.
Житель Кизляра потерпевший Магомедов. Он 9 января был захвачен боевиками и до утра следующего дня находился в больнице.
Далее свидетельствует сам Магомедов
«... В 6 часов утра 10 января он вместе с другими 5-тью заложниками, отобранными боевиками, поехал в Первомайское. В Первомайском видел, как разоружили милиционеров на блок-посту.
В этом селе заложников разместили группами по разным домам. Захваченных на блок-посту милиционеров боевики держали где-то отдельно. С 11 по 15 января ночью их выводили рыть окопы. Такие же показания дали Цымпаев, Алисултанов, Иванов и другие, кому кроме страданий и издевательств в Кизляре пришлось вынести новые мучения в Первомайском.
Пытаясь на процессе оставаться, как я уже сказал, «весь в белом», Радуев не признал своей вины в отношении сотрудников милиции Новосибирского УВД и хищении у них оружия путем разбойного нападения.
Между тем на следствии он показал, что после того, как вся колонна въехала в Первомайское, замыкающее ее подразделение Атгириева вошло на блок-пост и разоружило новосибирцев. Разоружение прошло без эксцессов.
Первоначально все изъятое вооружение милиционеров было складировано в одном из находившихся на блок-посту вагончиков.
В ходе переговоров он (Радуев) планировал использовать предложение о возвращении изъятого у милиционеров вооружения в качестве одного из условий выхода из окружения. Однако, к концу дня он приказал распределить изъятое вооружение между подразделениями своего отряда, а новосибирцев взять в заложники.
Подчеркиваю, - именно в заложники.
Отрицая свои прежние показания, Радуев, видимо, забыл, что к уголовному делу приобщена видеокассета. На ней записано его выступление в Первомайском. Там он говорит о том, что ими разоружен блок-пост, захвачено много оружия и целый склад боеприпасов, которые будут использованы во время боя.
Доказательством его вины частично являются и показания подсудимого Атгириева.
Хотя в захвате новосибирских милиционеров и их оружия превалирует роль самого Атгириева, он тем не менее показал следующее.
Когда его требование о сдаче оружия было выполнено, он дал указание сложить оружие и боеприпасы в одном месте. Выставил охрану из числа подчиненных ему боевиков. В дальнейшем, в его отсутствие, выставленная охрана была снята, а оружие роздано боевикам. 37 милиционеров были пленены и уведены в село.
Факт хищения оружия путем разбойного нападения подтверждается и другими доказательствами.
Свидетель Гончаров показал, что к нему подошел подполковник милиции Умаханов и сказал, что блок-пост разоружен бандитами, оружие похищено, а находившиеся на блок-посту милиционеры взяты в заложники.
Сам Умаханов - сотрудник МВД Республики рассказал, что 10 января 1996 года, подойдя к посту, он увидел оружие милиционеров, кучей лежавшее на земле. Сами милиционеры стояли в стороне под прицелом боевиков.
Он переговорил с Радуевым по этому поводу, а затем отлучился. Когда вернулся, блок-пост был полностью занят боевиками, ни милиционеров, ни оружия там не было.
Он вновь переговорил с Радуевым. Тот сказал, что их собираются атаковать. Поэтому они оружие забрали себе, а новосибирцев - в заложники.
Старший инспектор дорожно-патрульной службы Хасавюрта Атавов нес службу на блок-посту вместе с новосибирскими милиционерами. Он видел, как боевики двинулись в сторону блок- поста, заняли его и начали отнимать оружие. Слышал, как Радуев дал команду одному из боевиков о разоружении милиционеров и сам отобрал у одного из них автомат.
Об обстоятельствах захвата блок-поста показал и свидетель Байтемиров.
Помимо этого, Радуеву, вменено похищение сотрудников Пензенского УВД и их оружия.
И вина его в совершении данного преступления подтверждается следующим.
Свидетель Хизриев - сотрудник Хасавюртовского РОВД пояснил, что 14 декабря 1996 года, примерно в 2 часа 30 минут, со стороны Чечни подъехала колонна автомашин с вооруженными людьми в камуфлированной форме. Выяснилось, что это группа под командованием Салмана Радуева движется в Хасавюрт на съезд чеченцев-акинцев. В связи с тем, что вооруженными этих людей на территорию не пропустили, они окружили сотрудников Пензенской милиции, разоружили и увезли на территорию Чечни.
Об этом же рассказали сотрудники Хасавюртовского райотдела - Шушаев, Батыргиреев, Джакавов, Баймурадов.
Командир отряда милиции Зотов, признанный по этому эпизоду потерпевшим, пояснил об обстоятельствах похищения более подробно.
Отряд, которым он командовал, был вооружен двадцатью автоматами и пулеметом. Когда прибыла вооруженная группа вместе Радуевым, он отказался пропустить их на территорию. На это было специальное указание штаба оперативной зоны. После длительных переговоров Радуев согласился ехать на двух машинах с небольшой вооруженной охраной. Увидев в небе вертолеты федеральных сил, он уехал. Но перед этим передал на чеченском языке какой-то приказ Руслану - своему подчиненному.
Со слов Руслана, Радуев приказал напасть и перестрелять всех милиционеров на посту, а от самого поста не оставить «камня на камне».
Отдавал ли он такой приказ ?
Да, отдавал.
Он сам об этом убедительно свидетельствует в телеинтервью.
Перед камерой, как Вы помните, он заявил, что служба собственной безопасности «армии генерала Дудаева» выполнила поставленную перед ней задачу. Без единого выстрела пленены 21 сотрудник милиции. Оружие захвачено в качестве трофеев.
Выходит, задача перед «службой безопасности» стояла.
А ставить ее мог только Радуев.
Приведу дальнейшие показания потерпевшего.
Выполняя приказ Радуева, Руслан предложил Зотову два варианта. Первый - война, то есть не оставить от поста камня на камне. Второй - сдача оружия без боя и захват в заложники.
Принимая решение о сдаче оружия, он учитывал следующее. К посту в это время подтянулись еще боевики. Их стало 150, а милиционеров вместе с ним - 21. Но самое главное - у поста накопилось приблизительно 50-60 человек гражданского населения. Могли пострадать люди. После этого все подчиненные вместе с похищенным оружием и военным имуществом были увезены на территорию Чечни. Освобождены они были 18 декабря 1996 года. Оружие им не отдали.
О том, как были освобождены милиционеры, поведал Радуев, в очередной раз красуясь перед телеобъективом.
С его слов, 11 милиционеров были обменены им на столько же моджахедов, - термин самого Радуева.
И здесь же он подчеркнул: не будь договоренности об обмене, - заложники были бы расстреляны.
Допрошенные сотрудники Пензенского УВД подтвердили показания Зотова.
Не стоить упрекать командира.
Любой, окажись он на его месте, вероятно поступил бы также. Пусть без подвига, но живы подчиненные, не пострадали мирные жители. Крови и так пролилось немало.
Доказательствами похищения оружия служат и оглашенные в ходе судебного следствия документы.
Среди них книги выдачи и приема вооружения, список табельного оружия и боеприпасов личного состава сводного отряда, протокол осмотра блок-поста от 15 декабря 1996 года, согласно которому вооружение, имущество и люди на блок-посту отсутствуют.
Да, и сам Радуев, как Вы помните, не отрицает, что оружие сотрудников пензенской милиции осталось у них. Правда, объясняет он это тем, что никто у него возвращения оружия не требовал, а сам он инициативы не проявил.
Таким образом, факт открытого похищения оружия у сотрудников Пензенского УВД сомнения не вызывает.
Несмотря на отрицание Радуевым своей причастности к этому, его действия необходимо оценивать исходя из того, что он является руководителем банды. Следовательно, несет ответственность за все ее преступления.
Относительно обвинения Радуева в угрозе совершения террористических актов в российских городах.
Оно основывается на показаниях самого Радуева. Он не отрицает, что в средствах массовой информации неоднократно делал заявления о своей причастности к взрывам в российских городах. Угрожал совершить иные акты терроризма. Все эти заявления им были сделаны для привлечения внимания общественности к ситуации в Чечне и собственной персоне. Правда, он считает их едва ли не баловством и полагает, что реально его угрозы никто не воспринимал.
Однако о том, что это было далеко не так поведал суду корреспондент газеты «Сельская жизнь» Ефремов. Он расценил подобные заявления как психологический терроризм.
Понятно, что Ефремов, как и каждый из нас в своем восприятии реакции населения субъективен. Но после прозвучавших заявлений в Воронеже был психоз. Люди по-настоящему восприняли угрозу. В подъездах и квартирах устанавливали железные двери, вводили дежурства. Месяц горожане жили в состоянии страха.
Другой свидетель - сотрудник телекомпании «Совершенно секретно» Маркелов. Он пояснил обстоятельства заявления Радуева «по Воронежу». Речь идет об интервью телекомпании в середине февраля 1997 года.
В нем Радуев не скрывал своих планов. Заявил, что он и его боевики взорвут железнодорожный вокзал в Воронеже, поскольку тот является военно-стратегическим объектом. Мотив террористических актов - месть за войну и погибших чеченцев. Продолжение воины с Россией выгодно Чечне. Исламские партии и страны в этом случае будут его финансировать и поставлять оружие.
В ходе следствия были изъяты и приобщены к уголовному делу две кассеты с интервью Радуева. Просмотр их производился в зале судебного заседания.
На одной пленке зафиксировано выступление Радуева на фоне флага так называемой Чеченской Республики Ичкерия. Он одет в военную форму, берёт очки и говорит. Разрешите процитировать.
«Мы начали широкомасштабную войну против России. Несостоявшийся взрыв в Воронеже. Это было на второй день после нашей встречи. Я беру на себя ответственность. Это была моя команда. То, что взрыв не состоялся. Это еще раз говорит, что Аллах еще раз пожалел этот железнодорожный вокзал. Пусть нас не объявляют террористами. Железнодорожные вокзалы России-это военные объекты. Да, военные объекты потому, что через них продвигаются военные эшелоны. Я предлагаю отказаться от услуг железнодорожных вокзалов. Мы будем наносить удары по всем железнодорожным вокзалам России».
На другой пленке не менее грозная речь.
Привожу ее тоже:
«Надо по-рыцарски вести себя... Поэтому я предупреждаю. Я буду наносить удары, как я подготовлюсь. Я буду взрывать российские железнодорожные вокзалы, потому что это военные объекты. Я предупреждаю население, что в любое время может взорваться воронежский железнодорожный вокзал. Я за это не несу ответственности за человеческие жертвы».
Документальным подтверждением виновности Радуева в террористических угрозах служит приобщенная к делу копия статьи «Мне не стыдно за терроризм» в журнале «Тыден» (Чехия) №13 от 24 марта 1997 года. В ней содержится угроза Радуева захватить три российских города, в частности, Воронеж и Моздок.
Органами предварительного следствия Радуеву предъявлено обвинение в организации акта терроризма - взрыва на железнодорожной станции города Пятигорска и убийства двух человек.
Верный избранной им тактике он и здесь напрочь все отрицает. Дрожит, видно, душонка.
Впрочем, от него и не требуется признания. Следствие и суд располагает многочисленными доказательствами его виновности.
Прежде всего, подробными показаниями непосредственных исполнителей взрыва.
Отрицая свое участие в организации взрыва, Радуев сослался на то, что в начале апреля был ранен и находился на излечении в Баку. Поэтому физически он не мог осуществить руководство этой террористической акцией. Уважаемый Суд!
Хотел бы напомнить, что в целях установления истины, проверки объективности приведенных доводов я предложил Радуеву назвать конкретных лиц, которые могли бы подтвердить его утверждение.
Радуев обещал посоветоваться с адвокатом и представить суду необходимые доказательства. Наш процесс подошел к своему завершению, а искомых доказательств как не было, так и нет.
Взрыв на вокзале в Пятигорске, в результате которого погибли два человека и 30 получили телесные повреждения, был произведен Таймасхановой и Дадашевой 28 апреля 1997 года. Этот факт никем не оспаривается. Он установлен вступившим в законную силу приговором суда.
На следствии и в суде Таймасханова и Дадашева подтвердили, что именно они произвели взрыв. Сделали это по указанию так называемого начальника штаба Джафарова, который действовал по приказанию Радуева.
Здесь, в зале судебного заседания, обе осужденные, а по этому делу свидетели рассказали об обстоятельствах организации и подготовки к взрыву.
Из показаний Таймасхановой видно, что в феврале 1997 года Ваха Джафаров познакомил ее с Салманом Радуевым . В ходе разговора Радуев сказал, что в ближайшее время планирует провести боевые операции в российских городах. В частности, захватить войсковую часть в, произвести взрывы в российских городах. Все это он хотел приурочить к 21 апреля - годовщине смерти Джохара Дудаева. Он говорил, что для проведения этих операций ему необходимо участие женщин. На них, дескать, меньше обращают внимание. После этого Радуев предложил ей работать в «разведке» его «армии». Пообещал, что в случае участия в «боевых операциях», он решит ее материальные проблемы и семья не будет ни в чем нуждаться.
Обратите внимание на методы Радуева и его приспешников, которые использованы для того, чтобы привлечь Таймасханову, а затем Дадашеву к преступной деятельности.
Они воспользовались тем, что эти женщины были в большой материальной нужде, обе задолжали значительную сумму денег. Им обещали решить жилищные проблемы, а в будущем обеспечить безбедную жизнь.
В начале марта 1997 года при очередной встрече Радуев выдал документ, в котором шла речь о том, что Таймасханова выполняет задание Радуева по установлению местонахождения объектов для операции «Пепел» или «Пепел-1». Документ был подписан самим Радуевым.
В один из дней конца марта - начала апреля 1997 года она вновь посетила штаб и зашла к Салману Радуеву. В это время Радуев разговаривал с мужчинами. Она слышала, как он говорил им, что ему привезли новую партию взрывных устройств или их новую модель. Увидела лежащие на столе два предмета кубической формы черного цвета.
В ее присутствии Радуев объяснил, как ими пользоваться.
Через несколько дней после этого Ваха Джафаров предложил за материальное вознаграждение произвести взрыв на железнодорожном вокзале города Пятигорска или в аэропорту Минеральные Воды. При этом Джафаров говорил, что Радуев приказал осуществить взрыв именно на железнодорожном вокзале или в аэропорту. Цель этого взрыва - напугать людей, создать панику, а человеческие жертвы и разрушения Радуева не интересуют. Таймасханова выбрала город Пятигорск, который хорошо знала.
23 апреля 1997 года в кабинете Салмана Радуева Джафаров сообщил, что вместе с ней взрыв в городе Пятигорске будет осуществлять Дадашева.
Выполняя указание Радуева и Джафарова, они с Дадашевой 28 апреля 1997 года произвели взрыв на втором этаже зала ожидания.
Свидетель Дадашева показала, что задание на совершение взрыва на железнодорожном вокзале Пятигорска она получила от В ахи Джафарова. Но он ссылался на приказ Радуева
Чрезвычайно важная деталь.
На суде Радуев, желая скрыть свою роль в организации взрыва, не менее пяти раз спрашивал Дадашеву: давал ли он лично приказ на совершение взрыва?
И каждый раз получал твердый ответ. Несмотря на то, что непосредственное указание они получили от Джафарова, тот действовал по приказу Радуева.
Тогда, как Вы помните, уважаемые судьи, Радуев использовал последний аргумент. Он заявил, что на свидетельниц Дадашеву и Таймасханову оказано давление.
На мой прямой вопрос: «Какие у него есть доказательства.., может ли он подтвердить свое заявление фактами?.», - Радуев вынужден был от заявления отказаться.
А как он мог поступить по-другому, если никакого давления на свидетелей не было.
В судебном заседании были оглашены показания матери осужденной Таймасхановой. По ним следует, что Радуев подтвердил факт организации им террористического взрыва на вокзале. Но сообщил, что это сделали, якобы, другие лица, и обещал обменять Таймасханову и Дадашеву на военнослужащих.
На мой вопрос: был ли такой разговор?., - Радуев ответил, что такой разговор, действительно, был.
Дословно он заявил следующее: « Я не отрицаю, что такой разговор с матерью Таймасхановой состоялся. Я подтвердил ей, что именно я послал людей для взрыва вокзала Пятигорска. Но других».
И далее... Таким признанием, по его словам, он хотел утешить мать.
Очень странная, согласитесь, форма утешения.
Наконец, я утверждаю, что в момент взрыва вокзала в Пятигорске 28 апреля 1997 года Радуев был здоров и находился в Грозном.
Что дает мне основание это утверждать? Отнюдь, не то, что совет Радуева с адвокатом затянулся, и он не представил обещанных суду доказательств.
Радуев за два дня до взрыва встречался в своей квартире в Грозном с обозревателем «Литературной газеты» Беловецким.
Допрошенный в суде свидетель Беловецкий показал, что, будучи в командировке, он 26 апреля 1997 года во второй половине дня встретился с Радуевым на его квартире в Грозном.
Достоверность показаний свидетеля относительно указанной даты подтверждена собственноручно исполненной записью: «Ответственному редактору «Огонька» Диме. В знак уважения. Бригадный генерал Радуев. origindate::26.04.97 года».
Одной из тем разговора были террористические акты в российских городах. Радуев клялся на Коране, что все взрывы, прогремевшие за последний месяц в России, организовал и разработал он. Что их осуществили по его приказу специально подготовленные для террористической деятельности люди. Немного отвлекусь ...
Подчеркивая свою набожность, Радуев на суде и в том видеокадре, который демонстрировался участникам процесса, заявлял: « Если Аллаху угодно, он готов умереть...»
Может, хоть в этом его показания соответствуют действительности?
Или клятва на Коране, о которой рассказывал свидетель, для него пустой звук?
Такой же заезженный довод, как все остальное?... Пусть понесет, если святотатствует, еще и небесную кару.
Но вернусь к показаниям Беловецкого.
В ходе разговора Радуев передал Беловецкому заявление «командования армии генерала Дудаева для средств массовой информации». В Заявлении шла речь о том, что в знак возмездия, к годовщине покушения на Джохара Дудаева, руководимой Радуевым «армией» начинается нанесение ударов по всей территории России. Особенно по железнодорожным вокзалам и военным объектам. До полного признания политической независимости чеченского государства Ичкерия.
Кроме того, Радуев сказал, что купил сто взрывных устройств с дистанционным управлением. Поэтому должно прозвучать сто взрывов в городах России. При этом он достал из стола две серые пластмассовые коробочки и два пульта управления. На одном из пультов Радуев нажал какую-то кнопку и прозвучал пронзительный звуковой сигнал. Беловецкий не исключил, что именно такой пульт дистанционного управления был использован Таймасхановой и Дадашевой.
Маркелов - сотрудник телекомпании «Совершенно секретно» показал, что в середине ноября 1997 года он с журналистом Сердюковым брал интервью у Салмана Радуева. Тот заявил ему, что террористические акты, в том числе и в Пятигорске, организованы им. И что этим он осуществляет национально-освободительную борьбу за независимость Чечни.
Допрошенный в суде Сердюков- журналист телекомпании «Совершенно секретно» подтвердил содержание интервью.
Радуев в ходе интервью заявил, что возглавляемая им «армия» постоянно готовится к освободительной войне. Акты терроризма, в том числе в Пятигорске совершили его люди и по его заданию.
Сейчас, панически боясь ответственности, Радуев не признается, что давал приказания взрывать вокзал в Пятигорске.
А в записи на видеокассете (она просматривалась в суде) он красуется со словами:
«Взрывы в Армавире, Пятигорске произведены по моему приказу. Сейчас введен новый термин - удары военного терроризма. Эти девочки виновны они или невиновны, они задержаны из-за меня. Потому, что я отдал приказ. Поэтому я предупредил Россию официально, если с головы этих двух девочек упадет хоть один волос, клянусь Аллахом, Россия пожалеет. Я применю химическое оружие в возмездие за них».
Из приобщенной к делу видеокассеты с записью интервью Салмана Радуева, изъятой в телекомпании, также усматривается, что он заявляет о себе, как об организаторе террористических актов. В том числе взрыва на железнодорожном вокзале в Пятигорске.
Скорбный факт гибели своих детей Елены и Олега в результате взрыва на вокзале подтвержден их матерями Рыбасовой и Федоровой.
Обе потерпевшие принимали участие в рассмотрении дела по обвинению Дадашевой и Таймасхановой. И обе свидетельствуют о том, что в судебном заседании подсудимые указывали на Радуева, как на организатора этого взрыва.
Жительница города Пятигорска Ющенко показала, что от взрыва на вокзале 28 апреля 1997 года она получила рваные раны обеих голеней, поражение левой нижней конечности и открытый перелом сустава нижней части тазо-берцовой кости.
Оглашенным в судебном заседании приговором в отношении Дадашевой и Таймасхановой установлено, что при взрыве телесные повреждения различной степени тяжести получили еще 29 человек.
Согласно справки № 4 от 06.09. 97 начальника отдела перевозок Минераловодского отделения Северо-Кавказской железной дороги в связи с происшедшим 28 апреля 1997 года взрывом на железнодорожном вокзале Пятигорска на шесть суток было нарушено движение поездов.
Уважаемые судьи!
Я намерено опустил часть доказательств виновности Радуева, чтобы проанализировать их в совокупности с доказательствами виновности подсудимого Атгириева. Ему предъявлено обвинение в участии в вооруженной банде и совершенных ею преступлениях, терроризме, захвате заложников, разбойном завладении чужим имуществом.
Атгириев, как известно, тоже вину не признал и весьма категорично заявил, что себя бандитом не считает. Он, если чем и руководил, то Шелковской зоной ответ"