Генпрокурор Устинов подписал приговор

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::24.04.2003

Генпрокурор подписал приговор

На этот раз – собственной политической карьере

Николай Бояркин

Converted 14328.jpg На следующий день после [page_13012.htm убийства депутата Госдумы Сергея Юшенкова] представители редакции попытались дозвониться до высокопоставленных сотрудников прокуратуры. Не тут-то было. Телефоны ответственных лиц молчали. Мы поставили эксперимент и попытались позвонить в здание на Большой Дмитровки по так называемой "двойке" -- правительственной связи. Поймать кого-либо из надзорного ведомства снова не удалось.

-- А чего тут удивляться. Сейчас в Генпрокуратуре именно так и работают. Приходят на несколько часов, традиционное рукопожатие, чаепитие, а дальше, каждый занят своим делом, -- рассказал один из следователей по особо важным делам. При чем тон такого поведения задает "сам".

В Генпрокуратуре говорят, что глава этого ведомства Владимир Устинов в последнее время совсем не занимается прокурорскими делами. Появляется на пару часов, а потом исчезает на весь день. Злые языки даже намекают: Владимир Васильевич может повторить "сладкий опыт" своего предшественника и стать человеком "похожим на Устинова". Впрочем, не все так просто. Другие прокурорские сотрудники говорят, что Устинову надо отдать должное -- "он по другой части". Если Алексей Илюшенко погорел на джипах (очень уж они ему нравились), а человек похожий на Юрия Ильича на "весенних соблазнах", то у Владимира Васильевича другая "пламенная страсть" -- недвижимость. На Большой Дмитровке (да говорят и в самом Кремле!) недавно припомнили, как и.о. генпрокурора приобрел в свое время в собственность квартиру (ул. Тверская, дом 28/2) площадью 148,2 "квадрата" за 470 тысяч долларов. Правда, все это дело оплатил не сам Устинов, а Управление делами президента, то есть мы с вами, налогоплательщики. Конечно, это квартирная история старая. Но не так давно закончилось строительство роскошной дачи с 25 метровым бассейном неподалёку от сочинской резиденции президента в Бочаровом ручье, стоимостью порядка десяти миллионов долларов - под личным непосредственным контролем прокурора Сочи Владимира Ульянова. А это, согласитесь, уже тенденция.

Практика привлечения своих подчинённых к выполнению разного рода поручений личного плана для Владимира Устинова не нова. Близкие к ведомству на Большой Дмитровке люди утверждают, что докторскую диссертацию вместо Генпрокурора писал директор НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генпрокуратуры РФ Сергей Герасимов. Причем, судя по всему, Устинов умеет быть благодарным - впоследствии Сергей Герасимов был назначен на должность прокурора Приволжского округа, Ульянов тоже пошёл наверх и возглавил прокуратуру Краснодарского края

17 мая Владимир Устинов будет отмечать трёхлетие своего пребывания на посту Генерального Прокурора России. К этому рубежу руководитель ведомства, по определению являющегося «становым хребтом» отечественной правоохранительной системы подходит с незавидным политическим багажом. При Устинове Генеральная Прокуратура приобрела стойкую репутацию одной из самых коррумпированных структур. При этом вмешательство высокопоставленных прокурорских работников в разного рода «споры хозяйствующих субъектов» порой выглядит настолько откровенным, а действия, предпринимаемые для «прикрытия» проворовавшихся чиновников – столь шокирующе - беспардонно, что невольно вызывает сравнение с хрестоматийным поведением слона в посудной лавке.

Достаточно вспомнить хотя бы титанические усилия по спасению от уголовного преследования бывшего заместителя министра финансов Андрея Вавилова, деятельность которого до сих пор вызывает изумление даже у привыкших ничему не удивляться первопроходцев российского капитализма. С его именем связывают множество теневых сделок, в результате которых госбюджет потерял сотни миллионов долларов. Но как только перед Вавиловым замаячила реальная перспектива задушевного разговора со следователем, как дали о себе знать его могущественные покровители. Дошло до того, что [page_11331.htm первый заместитель Генпрокурора Юрий Бирюков] вызвал к себе своих подчинённых, ведущих это дело и дал им строгое распоряжение- не предпринимать в отношении Вавилова никаких следственных действий. В результате на скамье подсудимых [page_12129.htm генерал Олейник], который участвовал в одной из операций Вавилова в качестве рядового исполнителя.

Также можно вспомнить неприкрытое противодействие Генпрокуратуры работе Межведомственной группы из сотрудников ГТК и МВД РФ по расследованию контрабандного ввоза «серой мебели» [page_11478.htm компаниями «Гранд» и «Три кита»]. Тогда для верности против следователей, «раскручивающих» нелегальные схемы было сфабриковано уголовное дело. Бывшие [page_10452.htm министр МПС Аксёненко], транспорта Франк, [page_12467.htm чеченский премьер Бабич] также смогли избежать пристального внимания правоохранительных органов, несмотря на имеющиеся сведения об их злоупотреблениях служебным положением. Думская Комиссия по борьбе с коррупцией, проводившая анализ деятельности Генпрокуратуры была вынуждена заявить о «созданной порочной системе, основанной на нарушении требований Закона, необъективности проводимых расследований, принятии заказных решений, укрывательстве преступлений, незаконном освобождении от уголовной ответственности и необоснованном привлечении к ней в угоду интересам частных лиц, а также ненадлежащем отношении к исполнению служебных обязанностей и злоупотреблению должностными полномочиями».

Казалось бы, самого Устинова эти убийственные характеристики если и затрагивают, тол лишь косвенно, в конце концов, вся «грязная работа» выполняется руками людей из его ближайшего окружения. Но и сам Генпрокурор за три года из политического тяжеловеса постепенно превращается в довольно комичную фигуру. Чего стоит хотя бы столь любимый им бело-голубой маршальский китель – говорят, что для того, чтобы главный блюститель российской законности смог появиться на публике в красных лампасах вместо принятых в прокуратуре – голубых, пришлось принимать специальное решение российского правительства.

Понятно, что ведомство Устинова по определению политическое. Но как раз на этом поприще вышел полный провал - единственным эффектным действием можно признать разве что появление Устинова в качестве главного обвинителя на процессе по [page_9568.htm делу Салмана Радуева]. До этого на подобные решался лишь недоброй памяти Вышинский, лично клеймивший «врагов народа». В остальном – конфуз за конфузом. Даже явный пособник чеченских террористов Ахмед Закаев оказался прокуроским работникам не по зубам. Запрос на его экстрадицию был составлен столь небрежно, что привыкшие к европейским нормам судопроизводства правоохранители Дании попросту не смогли «переварить» кое-как сляпанные на Большой Дмитровке документы.

После убийства депутата Госдумы, сопредседателя партии «Либеральная Россия» Сергея Юшенкова, его коллеги-парламентарии пригласили на «правительственный час» в Госдуму главу МВД Грызлова, директора ФСБ Патрушева и генпрокурора Устинова. Вероятно, народные избранники надеялись услышать от руководителей правоохранительных органов, почему в стране одно за другим происходят громкие заказные убийства, которые остаются нераскрытыми и безнаказанными. По-видимому, депутаты запамятовали, что генпрокурор Устинов совсем недавно уже успешно отчитался по этой проблеме за всех силовиков. На мартовском координационном совещании отечественных правоохранителей глава российской прокуратуры фактически расписался в бессилии остановить нашествие криминала. «Правоохранительным органам не удается достичь качественных перемен в практике пресечения тяжких и особо тяжких преступлений. Обществу и простым людям не заметны результаты наших усилий в борьбе с организованной преступностью», - посетовал генпрокурор.

Короче, взял Владимир Васильевич да и развел руками: мол, стараемся, да не удается. Но гораздо любопытнее вторая часть его признания. Помнится, Остап Бендер примерно также пожаловался Шуре Балаганову, потрясая собранной им папочкой - досье на подпольного олигарха Корейко: «Некому по достоинству оценить результатов моего титанического труда!» Но папочка товарища Бендера в конце концов была оценена гражданином Корейко аж в целый миллион. А вот папочки же, которые аккуратно пеленают шелковыми бечевками в ведомстве Устинова, похоже, вообще ничего не стоят.

Нынешней весной пойдет четвертый год как Устинов избавился от приставки «и.о.», полноправно возглавив многострадальную Генпрокуратуру. Но с каждым годом при новом руководстве число громких преступлений растет, а кривая раскрываемости падает. Уж на что президент Владимир Путин не сторонник вмешательства в деятельность отраслевых министерств и ведомств – но тут уж лопнуло терпение и у него. На координационном совещании руководителей правоохранительных органов в минувшем марте глава государства резко указал на то, что статистика роста преступности буквально сорвалась в штопор! Если до 2000 года, пока генпрокуратуру не возглавил Владимир Устинов, наблюдался хоть и небольшой, но последовательный рост показателей раскрываемости, то дальше начался настоящий обвал. Например, в прошлом году по сравнению с 2001 годом раскрываемость преступлений сократилась на 25,5 процента, а тяжких и особо тяжких преступлений – на 33,4 процента. Прошлый год выдался особенно урожайным на нераскрытые убийства: общее их количество составило 7158! Еще 39 тысяч граждан страны за этот период числятся пропавшими без вести. Это данные из доклада самого Владимира Устинова, подготовленного для него статистами генпрокуратуры. Полностью ли соответствует официальная цифирь российским реалиям, или же в жизни все намного страшнее, остается только догадываться.

За те три года, что Владимир Устинов руководит прокуратурой, главным государевым оком, не раскрыто практически ни одно громкое политическое убийство. Не раскрыт ни один из тех страшных терактов, что потрясали Россию с начала второй чеченской войны. Всякий раз, когда совершается очередное громкое преступление, генпрокурор спешит заявить о личном контроле над ходом расследования. И что же в итоге? Безнаказанными ходят исполнители и заказчики убийств [page_11245.htm депутата Госдумы Головлева], [page_12354.htm магаданского губернатора Цветкова], депутата Юшенкова… И это только верхняя часть длинного скорбного списка. Отдельная прокурорская история – с расследованием прошлогоднего теракта на Дубровке. Спустя полгода после рейда Бараева в центр Москвы о результатах следственных действий – глухое молчание. Генпрокуратура даже для проформы не вынесла ни одного определения в адрес проспавших теракт руководителей правоохранительных структур. Неудивительно, что на недавний опрос «Эха Москвы» о том, не может или не хочет российская прокуратура раскрывать громкие преступления, 87 процентов респондентов ответили категорично: именно не хочет!

Этому может быть только одно внятное объяснение: устиновская генпрокуратура трансформировалась в орган с совершенно иными стратегическими целями и задачами. В своем первом послании Федеральному собранию президент Владимир Путин, помнится, сказал о том, что органы прокуратуры должны быть на передовом рубеже борьбы за диктатуру закона. Но слова главы государства в ведомстве Устинова, по всей вероятности, были истолкованы превратно. Прокурорское начальство костьми ложится не там, где плохо с законностью и правопорядком, а там, куда дует ветер политической конъюнктуры. Взять историю с Борисом Березовским, криминальные эпизоды по «ЛогоВАЗу» которому Генпрокуратура взялась вменять в вину только сейчас, когда олигарх стал опальным. А между тем бизнес на реэкспорте автомобилей Борис Абрамович сделал уже лет десять как. Выходит, папочка-досье в Генпрокуратуре дожидалась своего заветного политического часа? Но если так, то не означает ли это, что и расследование всех остальных громких преступлений, включая заказные убийства, поставлены в зависимость от политической целесообразности? Или вспомнить ту же историю с попыткой добиться из Дании экстрадиции масхадовского эмиссара Ахмеда Закаева. Подручные Владимира Устинова все уши прожужжали датской юстиции, а заодно и российской общественности, о показаниях православного священника, которого якобы лично пытал Закаев. Но в интервью «Известиям» изумленный священнослужитель развел руками: мол, знать ничего такого не знаю! Так же подпортила свой облик и устиновская Генпрокуратура. Да ладно бы свой, а то ведь тень оказалась брошена и на всю российскую власть, которой по сию пору приходится отвечать на очень неудобные вопросы западных партнеров, почему отечественная прокуратура гнется, словно осиновая ветка, при любом дуновении политического ветерка?

Сейчас Россия столкнулась с необходимостью срочного реформирования отечественной правоохранительной системы. Ясно, что она давно не отвечает требованиям, предъявляемым к ней властью, представителями крупного капитала, рядовыми обывателями. По сути, реформа уже началась - тому свидетельством упразднение налоговой полиции и масштабные перетряски внутри аппарата МВД. Следующим этапом этого «разрулирования», имеющего стратегическую цель несколько отстранить силовиков от контроля над финансовыми потоками, и заставить их наконец, заниматься исполнением своих прямых обязанностей, станет кадровая революция в Генеральной прокуратуре.