Генпрокурор в Бермудском треугольнике

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Аргументы и факты", origindate::25.09.2002

Генпрокурор в Бермудском треугольнике

Татьяна Нетреба

Фото ИТАР-ТАССПОСЛЕДНЕЕ десятилетие России не везло на генпрокуроров. Они уходили либо со скандалами, как Степанков, Казанник и Скуратов, либо - прямо на нары, как Ильюшенко. Потому что генпрокурор в нашей стране - это не звание и не должность. Это - Бермудский треугольник между властью, законом и деньгами. Загадочным образом он поглощает всех, кто в нем оказывается. Станет ли В. УСТИНОВ, который вот уже третий год сохраняет за собой главное прокурорское кресло, исключением? В чем секрет его выживания? Мы попытались найти ответы на эти вопросы.

Меч

В ПОСЛЕДНЕЕ время российская политическая элита произносит имя генпрокурора чуть ли не шепотом. В открытую давать характеристику В. Устинову не решается, пожалуй, никто. Оно и понятно. За три года, что он на должности, в здании на Большой Дмитровке пришлось побывать едва ли не половине членов нашего правительства, чиновников и бизнесменов. Руководитель президентской администрации А. Волошин и его внештатный советник В. Аминов, экс-глава Центрального банка В. Геращенко, министры финансов и МЧС А. Кудрин и С. Шойгу и бывший руководитель МПС Н. Аксененко, глава ГТК М. Ванин и сенатор А. Вавилов, самарский губернатор К. Титов, руководители "Аэрофлота", "Газпрома", "Сибура", "Газэкспорта", "Славнефти"... Это далеко не полный перечень "фигурантов". Так что бандита Радуева в этом списке уважаемых людей даже упоминать неудобно. "Нет ли у вас лишней повестки в прокуратуру? Там сейчас самые уважаемые люди собираются" - модный анекдот - зеркало наших дней.

Может показаться, что карающий меч правосудия зависает почему-то над головами лишь тех, кто так или иначе связан с ельцинской эпохой и продолжает контролировать финансовые потоки и политические процессы в стране. Мол, не без ведома прокуратуры в стране идет смена политэлит.

Однако ошибаются те, кто рисует портрет генпрокурора по столь примитивному шаблону. Владимир Васильевич вовсе не так прост и управляем, как это может показаться на первый взгляд. Уже одно то, что до переезда в Москву Устинов несколько лет возглавлял прокуратуру Сочи - города, где отдыхают государственные правители и переплетаются в тугой узел интересы бизнеса и криминала, говорит о многом. Плюшевому простаку на такой должности не выжить. Надзор за Северным Кавказом, которым занимался В. Устинов в должности заместителя генпрокурора, тем более требует не просто железных нервов, а стальных канатов и умения балансировать на грани.

В кресле генерального прокурора он оказался в 1999 году, когда Кремль в пожарном порядке нуждался в человеке, который смог бы погасить скандал вокруг предполагаемых зарубежных счетов "семьи". Дела "Аэрофлота", "Андавы", фирмы "Мабетекс" и "Мерката-трейдинг", имена Б. Ельцина, Т. Дьяченко, Б. Березовского и П. Бородина не сходили со страниц отечественных и зарубежных СМИ.

Это было время, когда больной президент страны курсировал между ЦКБ и загородной дачей и опустевший Кремль казался легкой добычей для отодвинутых от "кормушки" конкурентов. А почуявший запах перемен, отстраненный от исполнения своих обязанностей генпрокурор Скуратов все еще подливал масла в пылающий костер скандала, надеясь пережить Ельцина и остаться в кресле. На этом фоне Кремлю нужен был не просто таран в прокурорском мундире, а солидный, степенный человек. Вопреки воинственному настрою парламента он должен был уметь балансировать не только внутри прокуратуры, но и в среде политической и финансовой элиты.

...и "пламя"

ТОГДА кто-то и шепнул А. Волошину имя скуратовского зама Устинова. По одним слухам, этим "кем-то" был Б. Березовский, по другой версии - нынешний зять Б. Ельцина - В. Юмашев. По третьей - управделами Генпрокуратуры Назир Хапсироков, человек с разветвленными политическими связями и недюжинными пробивными способностями.

Как бы там ни было, но, заняв прокурорский кабинет и сменив и. о. генпрокурора Ю. Чайку, В. Устинов взял быка за рога. Успешно отбивал наскоки швейцарского прокурора Карлы дель Понте и решительно, без излишних рефлексий, наводил порядок в своем ведомстве. Из здания на Большой Дмитровке уходили люди, нелояльные к Кремлю. Так, вскоре после назначения г-на Устинова подал в отставку близкий к Скуратову зам. генпрокурора М. Катышев. Его сменил Ю. Бирюков, с которым новый хозяин прокуратуры был знаком по работе на Северном Кавказе.

Политическое руководство оценило способности и. о. генпрокурора, ему уже готовились главные прокурорские погоны. Но процесс несколько затянулся, и к власти в России пришел В. Путин. Новый президент, естественно, привел за собой целую когорту своих людей. Одним из них был нынешний заместитель главы президентской администрации, автор судебной реформы Д. Козак. Этот человек и мог стать новым хозяином прокурорского кресла. Но тогда-то и возникла щекотливая аппаратная коллизия, в которую, по некоторым данным, пришлось лично вмешаться ушедшему на покой Б. Ельцину. Якобы под письмом в Совет Федерации с именем президентского кандидата на пост генпрокурора Д. Козака уже стояла подпись В. Путина. Но за несколько часов до голосования в главном кабинете Кремля раздался телефонный звонок из Барвихи. В итоге сенаторам предложили голосовать за В. Устинова.

Но не успел Владимир Васильевич развесить портреты в прокурорском кабинете, возникла первая проблема новой политической власти. Кремль бросил его утихомиривать политических интриганов - Березовского и Гусинского. Революция, как и положено, пожирала своих героев. Интеллигенция тем временем охала и изумлялась тому, как последовательно прокурорская машина "сдирает кожу" с былых хозяев жизни. О преобразованиях в правоохранительной и судебной системах задумались немного позже.

Но до этого, когда в администрации президента зашла речь о реформах, генпрокурор вступил в открытую полемику с их автором Д. Козаком. При этом он едва ли не отдавал себе отчета в том, с кем, собственно, спорит. Не мог не знать, что за кремлевским юристом стоит другой кремлевский юрист, и имя его В. В. Путин. Но Устинов до последнего отстаивал интересы прокурорского войска. Дискуссия на этом, как и положено, закончилась.

Вскоре уголовные дела засвистели, как пули, над головами сильных мира сего. Но было бы ошибкой думать, что кто-то отдавал В. Устинову приказы, а он брал под козырек. Верховная власть не Генштаб - прямых указаний здесь давать не принято. То, чего от тебя ждут, нужно читать во взгляде, в полужестах, понимать намеки, улавливать высказывания. Но В. Устинов, тонко чувствуя, чего от него ждут, прекрасно знает - в случае чего крайним окажется он. Одним из способов страховки стало использование для прикрытия, точнее, для открытия уголовных дел, материалов Счетной палаты.

Между тем фигуранты этих "дел", как правило, попадают лишь на больничные койки или отделываются нервотрепкой. "Дела" частенько зависают. Хотя и занесенный меч иногда пострашнее приговора. Впрочем, представители прокуратуры подчеркивают: многие материалы по "громким делам" уже находятся в судах или по ним оглашен приговор. Всем остальным фигурантам рано или поздно придется сесть на судебную скамью. Например, на днях московский суд вынес приговор Аминову, обвиняемому в попытке дать взятку директору ФСБ. Он приговорен к полутора годам лишения свободы условно.

"Взрывоопасное кресло"

ЗНАЮЩИЕ люди утверждают, что Владимир Васильевич слишком осторожен, чтобы рвать все нити, связывающие его с прежней командой. Принимать сильную сторону и не ссориться окончательно ни с кем - это всего лишь принцип выживания на его "взрывоопасной должности". Но блюсти паритет непросто. Не так давно и сам генпрокурор оказался с гипертоническим кризом в ЦКБ.

Понятно, что прокурорское кресло не для донкихотов. Слишком много групповых интересов переплетается вокруг него. Случается задеть и людей из новой команды, как это было в случае с министром финансов А. Кудриным. Это вызвало, как говорят, недовольство президента. Но едва ли для Владимира Васильевича является тайной, что в последнее время В. Путин бывает от прокуратуры, мягко говоря, не в восторге.

Между тем это не означает, что кресло под генпрокурором начинает качаться. Слухи об его отставке, пожалуй, не что иное, как попытка выдать желаемое за действительное. Серьезные люди о таких вещах вслух не говорят.

Пару недель назад, когда Владимир Васильевич представлял на книжной ярмарке свою книгу о терроризме, на презентацию собрался едва ли не весь политический бомонд. Списанных со счетов так не чествуют. Да и В. Устинов слишком искусный аппаратный игрок, чтоб не найти тропинки к президенту и не суметь рассеять "темные наветы" вокруг своего имени. К тому же менять генпрокурора на фоне продолжающегося передела политического и финансового наследства да еще на стыке сразу двух предвыборных кампаний вряд ли было бы логичным. Но рано или поздно политические страсти поутихнут. И президент, который с самого начала хотел видеть в главном прокурорском кресле другого человека, найдет повод "поблагодарить" Устинова за все сделанное. Говорят, им уже подготовлен указ о присвоении В. Устинову звания Героя России. При этом можно не сомневаться: если генпрокурору когда-то и предложат поменять работу, это будет достойная должность. А нынешний хозяин прокуратуры не будет потрясать вынутыми из кабинетных шкафов "скелетами" и устраивать политические шоу. А это и есть его политический капитал.

Converted 13530.gif

Рис. Игоря Кийко