Генсек Владимир Путин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Начальник «Единой России» станет реально первым лицом в государстве?

1196865497-0.jpg Неформальный штаб по формулированию относительно честного способа сохранения Владимира Путина во власти повел президента тропой 6-й статьи брежневской конституции. Парламентские выборы, названные референдумом о доверии, стали первым семимильным шагом к формированию системы власти, в которой позиция Путина будет по своей функции в точности соответствовать понятию «генеральный секретарь».

Согласно отечественной политической традиции, генеральный секретарь не обязательно одновременно является формальным главой государства или председателем правительства. Эта должность абсолютно самодостаточна, и ее скрещивание с другими позициями в истории советской номенклатуры неизменно носило конъюнктурный характер. Столь эффектная историческая цитата из тех времен, когда партия власти выполняла функции руководящей и направляющей силы, а также ядра политической системы, будучи перенесенной в наше время, сулит руководству страны массу преимуществ.

Во-первых, нет никакой необходимости менять Конституцию. Пост генсека в современных обстоятельствах внешне — абсолютно неформальный. При этом руководитель партии становится реально, а не номинально, как какой-нибудь преемник (в этой модели вообще все равно какой, лишь бы лояльный и управляемый), первым лицом в государстве.

Во-вторых, формально — для фасада — сохраняется система разделения властей: никто не отменяет законодательной, исполнительной и судебной ветвей. Они могут до посинения друг друга уравновешивать. А на деле единственным источником власти будет совершенно никем не уравновешиваемый генеральный секретарь. В повседневной политической реальности система разделения властей заменяется на, выражаясь языком Владимира Ильича, систему «приводных ремней». Центр принятия решений в этой схеме переносится из президентского корпуса Кремля в головной офис партии власти, хотя и существующей в условиях формальной многопартийности, но вполне успешно примеряющей на себя размерчик 6-й статьи. В конце концов, в сталинской конституции 1936 г. никакой такой «руководящей роли» не было зафиксировано. Но это де-юре.

Та же самая история номенклатуры подсказывает: в любое удобное время к позиции генсека присовокупляется важный с точки зрения конкретно-исторических обстоятельств пост — и механизм преемственности, где преемник и передатчик власти одно лицо, оформляется юридически.

Удивительно, что готовность жить в такой политической системе выражает тот же самый народ, который всего-то неполные 18 лет тому назад бурно приветствовал отмену 6-й статьи. Что все-таки делает с целой нацией груз усталости от реформ.

Таковы парадоксы истории: когда-то последний генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев в своем естественном стремлении сохранить власть превратился в первого президента страны. Теперь все ровно наоборот: президент Владимир Путин, чтобы остаться у власти, превращается в генерального секретаря.

Андрей Колесников

Автор — заместитель главного редактора журнала The New Times

Оригинал материала

«Ведомости» от origindate::05.12.07