Гены банкира Смоленского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Гены банкира Смоленского

Долги TVR - на подставных лицах, торговая марка - у сына

Оригинал этого материала
© SmartMoney, origindate::15.01.2007, Фото: trud.ru,

Ликвидация по-русски. Смоленский-младший спустил £40 млн, зато и англичанам ничего не достанется

Converted 23112.jpg

Николай Смоленский

Два с половиной года назад, когда сын бывшего российского банкира Николай Смоленский купил автомобильный завод TVR на западе Англии, на него смотрели как на спасителя. Но он показал англичанам только одно умение — уходить от долгов. Смоленский думал над покупкой всего две недели. Впрочем, и цена была невысока — £15 млн за завод культовых машин с 60-летней историей. Бэби-олигарх, как его прозвали в Англии, явно увлекся новой игрушкой. Сам гонял на TVR, часами бродил по цехам, беседовал с инженерами. Строил планы — тотальная модернизация, 10-кратный рост выпуска, захват американского рынка. Развлечение было не из дешевых: не считая покупки, Смоленский вложил в TVR около £25 млн. Вообще он всем на заводе нравился — пока не начал действовать.

Фабрика TVR в Блэкпуле — глубоко традиционная. Никакого конвейера. Из металлических труб на верстаках варят каркас и обклеивают его листами пластика. Машинки получались маленькие, неудобные, дорогие — от £35 000. Зато ручной труд и известный бренд. Кажется, только Николай Смоленский решил внести в размеренную жизнь свежую струю. Осенью 2004 г. взамен прежнего слогана The Spirit of Driving на фасаде фабрики растянули гигантский плакат Orgasmic Living. Провисел он всего несколько дней и был снят по просьбе глубоко шокированных покупателей. Ну и ладно, не вышло. Хозяин TVR загорелся другой идеей — выпускать в Блэкпуле лодочные моторы. Эксперты были озадачены. Лодочный мотор не переделаешь из автомобильного. А продавать их надо в больших количествах — непривычное дело для фирмы, чье производство исчисляется сотнями машин в год. Но уже через три месяца, забросив лодки, Смоленский увлекся идеей мотоцикла TVR. Оказалось, разработка его стоит £200-300 млн. Даже у отца, Александра Смоленского, столько нет. Плюнув на мотоциклы, хозяин TVR стал продвигать марку за рубежом. Выбрал российский офис, нанял крутых английских дизайнеров. А потом, говорит бывший глава российского представительства TVR Максим Травин, дизайнеров выгнал, денег не заплатил, от офиса отказался. “Коля просто маленький избалованный ребенок”, — подводит Травин итог совместной работы.

Результат исканий пришел быстро — в 2004 г. убытки TVR составляли лишь £1 млн при обороте £21 млн, а в 2005-м фирма потеряла £12 млн при обороте £17 млн. В 2006 г. продажи сократились больше чем вдвое, и тут Смоленского осенило: нужно строить новый завод. Местные власти выделили территорию. Но, кажется, уже тогда хозяин TVR начал постепенно увлекаться совсем другим планом — прикрыть лавочку с минимальными потерями. И вот тут — сказались гены — у него наконец получилось хорошо.

Наивные англичане долго ни о чем не догадывались. Спохватились только в декабре, когда Смоленский закрыл завод, заявил, что “очень сожалеет”, и уехал к отцу в Вену. Рабочим за декабрь не заплатил. В Блэкпуле ввели внешнее управление, стали разбираться. “Не буду уточнять, зачем мистер Смоленский это сделал, — деликатно говорит представитель профсоюза Transport & General Workers Union Эндрю Робертсон, — но в течение 2006 г. он разделил TVR на несколько независимых фирм, главные из которых — Blackpool Automotive, куда вошел сам завод, и TVR Motors, владеющая брендом”. Робертсон выяснил, что на заводе висят долги в £12 млн, а Смоленский их отдавать не будет, поскольку Blackpool Automotive принадлежит уже не ему, а его помощнику Роджеру Биллингхерсту и еще некоему Ангелко Стаменкову. “Эти подставные фигуры тоже не заплатят, у них нет денег”, — уверен Робертсон. Долги рабочим, £3 млн, Transport & General Workers Union отдаст. Остальные кредиторы ничего не получат. В частности, владелец заводских зданий — Смоленский арендовал их за £400 000 в год и довел до такого состояния, что тот требует компенсации на ремонт. Кредиторы сделали попытку возродить производство, чтобы постепенно вернуть потерянное. И вот тут-то выяснилось, что торговая марка вместе с фирмой TVR Motors — по-прежнему у Смоленского и давать заводу право на бренд он не хочет. Собирать машины TVR под другим названием — нелепость. Это все равно что Ferrari с коровой вместо лошади на капоте, говорит французский дилер TVR Ромен Руссо.

Но Николай Смоленский увез с собой бренд не из вредности. Просто увлекся новым планом: он уже почти договорился, что автомобили TVR будет собирать Bertone в Турине. Остались пустяки: сделать мотор, провести европейскую омологацию, вернуть потерянные рынки. Ну, слоган придумать. Вдруг получится.

Converted 23113.gif