Георгий Сатаров: "Ксенофобские группы начали пробу сил"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Век, origindate::28.08.2006

Георгий Сатаров: "Ксенофобские группы начали пробу сил"

Интервью с Георгием Александровичем Сатаровым, помощником президента РФ в 1994-97 гг., президентом фонда "ИНДЕМ", политологом, данное корреспонденту GayNews.RU в июле в Москве во время форума "Другая Россия"

Игорь Петров

- Об отсутствии демократии и несоблюдении прав человека в России говорят здесь все. Как Вы считаете, услышит ли это действующая власть?

- Я думаю, что отношение власти к этому очень простое. Для них "все" воспринимаются чисто количественно, сквозь призму рейтингов, призму массового сознания прежде всего.

Когда вы говорите "все", то имеете в виду небольшую группу людей, которые об этом постоянно рассуждают, но не имеют возможности донести свою позицию до широких кругов граждан и повлиять на их отношение к власти.

Пока это так, власть довольно спокойно к нам относится. Когда было организовано два Всероссийских гражданских конгресса, нам особо не мешали. Какие-то дежурные пикетики организовывали в ответ, осваивали свои бюджеты, но не более того.

В случае с конференцией "Другая Россия" их напугало, что мы выносим сор из избы, поэтому и было организовано такое противодействие.

Однако с внутренней точки зрения власть все это не очень беспокоит: мол, они там соберутся-поговорят, и на общую обстановку это никак не повлияет.

- В последнее время в России наблюдается сильный всплеск организованной ксенофобии: убийства, нападения, акции устрашения со стороны различных группировок. На Ваш взгляд, можно ли говорить о каком-то "заказе" власти, или это все-таки инициатива снизу? 

- У меня нет оснований предполагать, что это сознательно инспирировано и направляется. Вообще-то, ксенофобия всегда присутствует в том или ином количестве в обществе, но если власть не подает каких-то благожелательных сигналов, соответствующие группировки ведут себя смирно.

Так было, например, при Ельцине: были ксенофобы, в большом количестве продавались их газеты, но они не чувствовали себя столь вольготно и безнаказанно, как сейчас. В последние годы изменялась атмосфера, власть, и своим бездействием, своей риторикой подавала соответствующие сигналы, и ксенофобские группы начали пробу сил.

Помните, как это начиналось? Мина, подложенная под ксенофобским лозунгом, – власть не прореагировала должным образом, значит можно попробовать большее. Это не реализация какого-то плана, а стихия, которая не чувствуя сопротивления, развивается и осуществляет экспансию. Но сегодня власть это с удовольствием подхватывает и использует. Это безусловно.

- Также сегодня все чаще поднимается проблема соблюдения прав сексуальных меньшинств в России. Считаете ли Вы разжигание ненависти к геям и лесбиянкам, гомофобию, одним из проявлений ксенофобии? Не пришло ли время, когда государство и гражданское общество должны на это как-то отреагировать?

- Здесь, как и в других аспектах демократии, Россия по отношению к Западу находится в положении ребенка ко взрослому. Западные страны тоже прошли через несколько этапов по отношению к данной проблеме и изменения ее статуса среди других вопросов и т.д.

Россия оказалась в такой ситуации: с одной стороны, есть сексуальные меньшинства, которые во многом копируют поведение аналогичных меньшинств западных стран; с другой – нет общества, правовой системы и сознания власти, которые могли бы относиться к данной проблеме так же, как к ней относятся на Западе. Это проблема и для российской власти, и для нашего общественного мнения.

Я не считаю себя большим специалистом в этой области, чтобы судить о том, как в этой ситуации должны вести себя государство и общество, но правозащитные организации должны защищать права любых меньшинств.

Converted 22088.jpg

Источник: Агентство LINA