Геродот в стране духов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Геродот в стране духов 20 хамов, 2000 боевиков

" В Камышине Волгоградской области пьяная компания “золотой молодежи” избила офицеров 56-го гвардейского десантно-штурмового полка (см. “МК” от 7 июля 2006 года). Два человека попали в госпиталь. У нападавших есть властные покровители, поэтому милиция не нашла виноватых. Таких жестоких моральных ударов десантники не получали даже на чеченской войне. Хамы и береты Краткое содержание предыдущей заметки. 11 июня на базе отдыха под Камышином 20 хулиганов избили битами офицеров-десантников, отдыхавших с женами и детьми. Среди зачинщиков избиения дети влиятельных людей — хозяина базы отдыха господина Живолупа и чиновника Счетной палаты по Волгоградской области, бывшего замглавы городской администрации. Суть читательских отзывов: “Десантники должны сровнять турбазу с землей, закопать всех уродов, восстановить справедливость и доказать, что они умеют драться не только в фонтанах на день ВДВ”. Характерное заблуждение штатских. Известные широкой публике лишь по ежегодным загулам 2 августа, десантники воспринимаются как разновидность уличных хамов. На примере гвардии майора Романа Герадотовича Демурчиева (позывной Геродот), на днях выписавшегося из госпиталя, где ему залатали пробитый хулиганами череп, я расскажу о других десантниках, которых мало кто видел. Забытый бой Весной 2000-го Геродот заслужил орден Мужества. Копию секретного представления я добыл в одной из пяти инстанций, просеивающих кандидатов на государственную награду: “2 марта 2000 года взвод гвардии лейтенанта Демурчиева в составе десантно-штурмовой роты под командованием гвардии капитана Башарова получил задачу выдвинуться в район высоты 861,7, занятой боевиками с последующим ее овладением. Взвод Демурчиева находился в головном дозоре, когда боевики обстреляли дозор. Демурчиев, оценив обстановку, принял решение занять оборону и затем обходом с левого фланга оттеснить противника, дав возможность основным силам роты пойти в бой. Благодаря грамотным действиям Демурчиева группа выполнила задачу таким образом, что ни один военнослужащий роты не погиб, нанеся одновременно ощутимый урон противнику, уничтожив при этом до десяти боевиков… В завязавшемся бое, который продолжался более шести часов, гвардии лейтенант Демурчиев находился на самых опасных участках, лично принимал решения. В этом бою были захвачены оружие и боеприпасы противника. За личное мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга в сложных условиях боевой обстановки, гвардии лейтенант Демурчиев Роман Герадотович достоин награждения орденом Мужества…” В жизни было масштабнее и трагичней. В феврале 2000-го боевиков выдавили из Грозного и отряды самых мощных полевых командиров — Басаева, Хаттаба и Гелаева — общим числом до шести тысяч штыков сосредоточились на юге в горах, в Шатое. Там их достала Отдельная горная группировка генерала Булгакова и вынудила покинуть Шатой. Хаттаб и Басаев отошли опять же в горы на восток и северо-восток, а Гелаев дерзко и неожиданно направился навстречу нашим войскам на северо-запад к равнине. Дошел до предгорья и стал лагерем в урочище Раздольном близ своего родового села Саади-Хутор, по-нашему Комсомольское. В начале весны и произошли три последних крупных сражения второй чеченской войны. В ночь на 1 марта на рубеже сел Улус-Керт и Сельментаузен отряд Хаттаба уткнулся в заслон 6-й роты 104-го парашютно-десантного полка 76-й воздушно-десантной дивизии. 90 псковских десантников сдержали натиск 2 тысяч боевиков. Почти вся рота и полегла — 71 солдат, 13 офицеров. Боевики потеряли около 700 человек. В память об этом подвиге сняты два игровых фильма — “Честь имею” и “Грозовые ворота”. С 4 по 20 марта шли бои за село Комсомольское. Об этом тоже сняты документальные фильмы и сюжеты, написаны статьи и мемуары. А между 1-м и 4-м числом был бой, о котором мало кто слышал. Он показал, что наши солдаты умеют не только геройски умирать, но и побеждать превосходящего врага, неся минимальные потери. Этот бой предрешил разгром отряда Гелаева в Комсомольском. Атака в урочище Раздольном О бое мне рассказал кадровый офицер, друг Геродота, кавалер того же ордена Мужества Александр Сладков: — 2 марта 2000 года комбат Игорь Тимофеев вел батальон в сторону урочища Раздольного. Впереди батальона шел головной дозор из 13 человек во главе с Геродотом. Дозор наткнулся на противника. Даже непонятно, сколько их там было. Нескончаемый военный лагерь, как в фильме “Гладиатор”. Просто какая-то Страна духов. Дозор откатился назад, но духи заметили десантников и стали их преследовать. Геродот сделал все, как написано в учебнике по тактике. Начал отход, вышел на связь с комбатом. Батальон залег цепью в горном лесу. Геродот с бойцами пробежали сквозь эту цепь, а преследующие их боевики на нее наткнулись и были отброшены кинжальным огнем. Бой шел с 13 до 23 часов. Я вот говорю — батальон, и ты, наверное, представляешь 300 бойцов. Это по понятиям мирной жизни. А у Тимофеева тогда во всем батальоне было 90 человек, чуть больше, чем в парашютно-десантной роте. Из них 15 человек погибли в этом бою. А духов в Раздольном было около двух тысяч. Всю ночь противники стояли друг против друга. А утром десантники нагло пошли в атаку. Я не знаю, что с ними тогда произошло. Это было невероятно. Они просто поперли в атаку. И ударили по урочищу. И опять был бой. Он шел несколько часов. И духи дрогнули. Когда десантники взяли урочище, они увидели, что две горы, составляющие единый хребет, на протяжении трех с половиной тысяч метров покрыты землянками и взводными опорными пунктами. Двухтысячная окопавшаяся гелаевская группировка была сброшена на равнину в село Комсомольское горсткой десантников. И Геродот в этом бою был первым. Я был в Комсомольском. Я шел и смотрел под ноги, чтобы не наступить на труп. Все село было в трупах. Я такого не видел никогда. 1800 убитых боевиков. И все они были сброшены сюда одним неполным батальоном. Про 6-ю роту, стоявшую насмерть, знают все, а эти не просто стояли насмерть, они еще и в атаку пошли. И победили в этой атаке. Просто надо знать чеченцев. Их нельзя напугать ни оружием, ни количеством народа. Их окружают, они гибнут под танками, под развалинами, но не сдаются. Боевика-чеченца можно напугать только силой духа. И об этом бое никто не знает. И никому Героя не дали. Такое жлобство. Одному из бойцов Героя все-таки дали. Пулеметчику Варнавскому из разведвзвода Геродота. — Варнавской был в крайней четверке, прикрывал отход, — говорит майор Николай Яранский. — Мы отошли, оглянулись, увидели, как Варнавской поднялся и упал. И сразу духи толпой поперли. Благодаря Варнавскому мы отошли без потерь. Тело его только утром забрали, когда урочище заняли, пуля попала в солнечное сплетение, сразу погиб. А перед этим боем Варнавской где-то вещи свои теплые потерял. А погода испортилась: ветер поднялся, снег пошел. Геродот видит — боец замерзает, отдал ему свой свитер. Такие у десантников отношения. Ты мне свитер, я тебе жизнь. Игорь Борисович Тимофеев, поднявший тогда батальон в атаку, сейчас командует 56-м полком. К нему подкатываются, чтобы замять избиение на турбазе. Бывший ротный Алик Башаров теперь пенсионер, его избивали битами вместе с Геродотом. Десантника, как и боевика, напугать трудно. Есть один способ подавить его дух — продемонстрировать, что Родине он больше не нужен. Что он вроде бомжа в метро, на котором пьяная шпана может отрабатывать удары. 20 камышинских хулиганов оказались страшнее 2000 гелаевских боевиков. “Патроны — единственные игрушки…” Я обещал рассказать, за что Геродота выгнали из Рязанского десантного училища. Он после стрельб стащил с полигона патроны. Бывшие однокурсники до сих пор не могут объяснить его проступка. — На третьем курсе мы стреляли почти каждый день, — вспоминает один из его товарищей. — Как его вообще не тошнило от этих патронов? Детская какая-то глупость. Человек, увлеченный армией. Патроны — единственные игрушки. Очень характерный эпизод. Для Геродота, похоже, эти “игрушки” до сих пор остаются любимыми. Когда закончилась вторая война, из 56-го полка уволилось сразу несколько офицеров, прошедших с полком две кампании и участвовавших во всех боевых операциях. На войне хорошо — чувствуешь себя нужным, Родину защищаешь, время проходит не зря. Куда тяжелей безо всякой войны каждый день торчать на полигоне, не видя семьи и получая скромное жалованье. Не каждый выдержит. А Геродоту все это нравится. И личную жизнь он устраивал так, чтоб не повредить службе. Женился 28 августа 2003 года, отложив свадьбу до конца больших дивизионных учений. Свадьба — мероприятие судьбоносное, но и большие учения с десантированием полка по нынешним временам тоже не часто случаются. Раз в два, а то и в четыре года. Ровно через год боевики захватили школу в Беслане. Мобильный резерв 56-го полка подняли по тревоге. Накануне Беслана Геродот с женой Александрой уехал в отпуск. Отозвать офицера из отпуска может лишь командующий округом. Геродота не отзывали. Он отозвался сам, с полдороги вернулся в полк и уехал в Осетию. Не такой это частый случай, когда офицер, пройдя войну, не оставляет на ней все свои силы. Когда у него еще остается энергия каждый день ездить то на стрельбы, то на прыжки, возиться с пополнением, передавать ему боевой опыт. В нынешней армии куда больше спившихся, проворовавшихся, равнодушных офицеров, которых держат только за то, что они действительно воевали и действительно совершали подвиги. Прикрыты со всех сторон Скоро 2 августа — День ВДВ. На улицах, площадях и в фонтанах появятся пьяные десантники, будут ругаться, петь и орать свой десантный девиз: “Никто, кроме нас!” Отвратительное зрелище. Поделом бы их всех отметелить, рассеять, пересажать… Но иногда возникает необходимость сдержать отряд Хаттаба у селения Улус-Керт или сбросить армию Гелаева с урочища Раздольного. И оказывается, что, кроме десантников, на это и вправду никто не способен. Те, кто избивал Геродота, в урочище не пойдут. Нападавшим по 20 лет, от армии их уже откупили. Теперь откупают от зоны. Избивая офицеров, эти ребята орали то же, что и духи в Раздольном: “Бей десантников!” — Они гораздо хуже духов, — поправляет меня Гриша Кэн, пострадавший в драке вместе с Геродотом. — Духи хотя бы жизнью рискуют, а эти прикрыты со всех сторон. Перед самой выпиской в госпиталь к Геродоту заявился парламентер. Он попенял майору за поданное в милицию заявление и предложил “найти какой-нибудь компромисс”. Геродот отказался. — Как знаете, — сказал посетитель. — Но имейте в виду, что мы будем биться до конца. Человек, навещавший Геродота по поручению местной шпаны, — депутат Камышинской городской думы, глава Комитета по делам молодежи."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации