Герой уголовны дел

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Герой уголовных дел

© "Версия", origindate::15.01.2002, Фото: "НГ",Миронов

Спикером Совета Федерации стал бывший десантник, геолог, банкир, депутат и по совместительству герой уголовных дел

Пётр Прянишников, Алексей Федоров

Converted 12530.jpg Спикер Совета Федерации Федерального собрания РФ Сергей Миронов родился 14 февраля 1953 г. в городе Пушкине (Ленинградская область). Проходил службу в советских воздушно-десантных войсках. Говорят, был отличником боевой и политической подготовки, а значит, должен был попасть в поле зрения организации, которая в СССР набирала кадры как раз из таких людей. После армии Миронов поступил в Ленинградский горный институт. Это был весьма полезный период жизни — именно в студенческие годы бывший десантник, вероятно, познакомился с нынешним ректором университета Владимиром Литвиненко. Последний считается человеком, весьма близким к президенту, о чём свидетельствует хотя бы тот факт, что Путин защитил в Горном свою диссертацию. В 1991 г. молодой геолог Миронов начал бурную, хотя и не слишком доходную коммерческую деятельность.

По сведением политолога Владимира Прибыловского, Сергей Михайлович до 1993 г. работал на руководящих должностях в фирмах ТОО «Гарант-Сервис» и АОЗТ «Русская торговая палата». Вскоре Миронов стал исполнительным директором АООТ «Строительная корпорация «Возрождение Санкт-Петербурга». Эту компанию контролировали Юрий Вячеславович Молчанов и его сын Андрей, старший из которых в 1987—1995г.г. был проректором ЛГУ по международным связям (любопытно, что именно Молчанову в 1990 г. по должности подчинялся Путин). Помимо строительства в сфере интересов Молчанова оказалась реклама: сначала Юрий Вячеславович сотрудничал с Procter&Gamble, а потом он стал председателем совета директоров групп и компаний «Бизнес-Линк». Кстати, как нам удалось выяснить, в учредителях одной из молчановских структур значится некий Алексей Артурович Южанов, разумеется, вряд ли имеющий что-то общее с министром по антимонопольной политике Ильёй Артуровичем Южановым.

В 1994 г. Сергей Михайлович решил начать политическую карьеру и зарегистрировался в качестве кандидата в депутаты питерского Законодательного Собрания. По округу его соперником был банкир и будущий олигарх всероссийского масштаба Владимир Коган. Агитационные мероприятия Миронова, как уверяют непосредственные участники тех событий, по масштабам чуть ли не превосходили когановскую кампанию. Это весьма странно, ведь Миронов на момент выборов был всего лишь исполнительным директором Северного инвестиционно-финансового фонда (одного из учредителей «Возрождения Санкт-Петербурга»), а Молчановы вряд ли обладали неограниченными финансовыми ресурсами. Вероятно, проблемы помогли решить в питерской мэрии: говорят, банкир финансировал политических противников мэра города Анатолия Собчака, поэтому в 1994 г. люди из Смольного не были заинтересованы в его победе на выборах. Надо сказать, Миронов со своей задачей справился: Когана потопили, а сам Сергей Михайлович получил депутатский мандат, хотя и со второго захода (на первых выборах явка была недостаточной)

Специалист по кворуму

Прибыловский сообщает достаточно интересные подробности о законодательной работе Сергея Михайловича: например, по инициативе Миронова зарплаты депутатов были в несколько раз увеличены и по суммам превысили даже думские оклады. В 199? г. Сергей Михайлович стал заместителем председателя Собрания Юрия Кравцова. Hа новом посту Миронов постарался укрепить связи с начальством, хотя с Собчаком, как говорили в ЗакСе, познакомился только в начале 1996 года. В июне того года в Санкт-Петербурге должны были состояться выборы главы города, и было решено, что если перенести дату голосования на май, то конкуренты не успеют провести полноценную избирательную кампанию. Пробить законопроект о переносе выборов в Собрании поручили заместителю Собчака Путину. Мэр мог рассчитывать на большинство депутатских голосов, так что задача казалась достаточно простой. Однако противники Собчака нашли выход: всякий раз, когда председатель пытался поставить вопрос о выборах, они срывали кворум.

Весной 1996 г. после очередного такого случая Кравцов сказан, что Собрание переходит к следующему вопросу, а он передает право вести заседание Миронову. Сергей Михайлович попросил депутатов зарегистрироваться. Кворум, естественно, был, так как все считали, что ключевой закон в тот день больше рассматриваться не будет. Однако Миронов сразу же после регистрации сообщил, что ставит на голосование именно вопрос о переносе даты выборов. Депутаты растерялись, кто-то тут же бросился к дверям, кто-то потребовал перерегистрации. В общем, закон был принят, хотя количество голосовавших оказалось меньшим, чем требовалось для принятия решения. Ходят слухи, что потом к Миронову подошёл депутат Щелканов и прямо заявил, что никогда больше не подаст Сергею Михайловичу руки. И всё же Собчак выборы проиграл, уступив во втором туре своему заместителю Владимиру Яковлеву.

Дело спикера боится

Миронову припомнили связи со старыми городскими властями. Дело в том, что ещё 10 апреля 1996 года Сергей Михайлович подписал договор о беспроцентном займе, по которому из городского бюджета ИД «Смена» перечислялись 100 миллионов рублей. Согласно официальной версии, средства понадобились для оплаты издательских работ и покупки бумаги, однако многие тогда посчитали это платой за лояльность к городским властям и лично бывшему мэру

В тексте документа фамилии Миронова не было, в качестве представителя Собрания фигурировал Кравцов, который и стал главным обвиняемым, когда прокуратура возбудила по поводу кредитов уголовное дело № 711872. Миронов первоначально был всего лишь свидетелем, но вскоре следователи выяснили, что подпись под договором поставил именно он. Прокуратуру этот факт весьма заинтересовал, так как Миронов в 1995—96 гг. по своей должности не мог распоряжаться кредитами, хотя и обладал правом финансовой подписи. Если председатель отсутствовал на месте, Сергей Михайлович его замещал, но только по письменному распоряжению и на определённый период времени.

На допросе Миронов заявил, что подписал договор по распоряжению Кравцова, который 10 апреля вроде бы находился в зарубежной командировке или на заседании Совета Федерации (последнее подтверждалось документами). Следователи провели очную ставку Очевидцы утверждают, что Кравцов отвечал на вопросы достаточно уверенно и настаивал на том, что указаний о подписи не давал. Когда Миронова попросили подтвердить или опровергнуть эти показания, он признал, что письменного распоряжения действительно не было. Затем Сергей Михайлович взволнованно и несколько сбивчиво сообщил, что он точно не помнит, когда, в какой форме и кто конкретно говорил ему о подписи. Такая путаница показалась странной, и Миронов осенью 1999 г. превратился из свидетеля в обвиняемого. Вскоре прокурор Санкт-Петербурга Иван Сыдорук направил в Собрание представление о передаче уголовного деда в суд. Иван Иванович заявил, что Миронов С. М. «совершил преступление, предусмотренное частью 1 статьи 171 УК РСФСР, т. е., являясь должностным лицом, умышленно превысил свои служебные полномочия, явно выходящие за пределы прав, предоставленных ему законом, и причинил существенный вред государственным интересам».

Дело продвигалось быстро — вскоре комиссия Законодательного собрания по вопросам правопорядка и законности предложила Миронову добровольно отказаться от права финансовой подписи (решение провёл депутат Крамаров). Однако вмешались московские власти, и Сергей Михайлович начал давать несколько иные показания. Новая версия Миронова сводилась к тому, что 10 апреля Кравцов был не в Москве или за границей, а в Петербурге. К декабрю 1999 года память окончательно вернулась к обвиняемому, и он вспомнил, что четыре года назад Кравцов прилетел вечером 9 апреля 1996 года, и утром с 9 до (ориентировочно) 11—12 часов в здании Собрания отсутствовал. По телефону (видимо, из дома) около 10—11 часов попросил срочно подписать договор займа АОЗТ «Смена», который, со слов Кравцова, уже был согласован с заёмщиком и подписан последним.

Депутат с пистолетом

Московские связи весьма поспособствовали: принципиальный следователь был отстранён, а постановление по обвинению Миронова отменил лично прокурор Колмогоров — герой скандала с НТВ и незадачливый кандидат в лидеры Якутии. По данным правоохранительных органов, формулировки Колмогорова были просты: Миронов назначен и.о. председателя на один день — origindate::09.04.96 — в связи с убытием Кравцова в командировку в Москву, следовательно, он origindate::10.04.96 официально не исполнял обязанности председателя. Не признавая себя виновным, он указал, что подписал документ, уже согласованный Кравцовым по указанию последнего. Где находился в этот день Кравцов и каковы были полномочия Миронова в этот день, по делу не устанавливалось. Поэтому вполне возможно, что председатель был в Совфеде, а Миронов действительно мог подписать злополучный договор. О мотивах тут остаётся только догадываться, но можно предположить, что, когда за подпись пришлось отвечать, сотрудник испугался и попробовал сделать крайним шефа. Это объясняет и путаницу в показаниях, и внезапные потери памяти, и столь же быстрые прозрения. Непонятно только, достойно ли подобное поведение спикера Совета Федерации и почему за действия московских петербуржцев теперь приходится расплачиваться правоохранительным органам (говорят, сейчас решается судьба Ивана Сыдорука, и многие влиятельные люди уверены, что он слишком много знает).

Между тем у самого Сергея Михайловича дела с 1999 г. идут всё лучше и лучше. Сначала взорвали его главного конкурента — депутата Новосёлова, потом во время президентских выборов 2000 г. Миронов получил должность заместителя начальника предвыборного штаба Путина по Санкт-Петербургу (руководителем был Литвиненко). После выборов депутата весьма своеобразно наградили: МВД презентовало ему боевой пистолет Макарова. Как это сочетается с [page_11435.htm аналитической справкой ФСБ], опубликованной газетой Stringer (№14), где чёрным по белому написано, что в Законодательном собрании интересы авторитета Кости Могилы эффективно представляет Сергей Миронов, почему-то имеющий репутацию самого чистого из городских депутатов, нам не совсем ясно.

Смотрящий по Совфеду

История с назначением Миронова спикером Совета Федерации также достаточно запутана. В любом случае всё началось с того, что Сергей Михайлович стал частым гостем в приёмной президента. Злые языки говорят, что Миронов мог сидеть там и по три, и по четыре, и по пять часов, лишь бы только на несколько минут увидеть ВВП и спросить что-то вроде «что же нужно делать, чтобы вас поддержать в Санкт-Петербурге?»... Так это было или нет, мы не знаем, но такой терпеливый посетитель наверняка должен был понравиться начальнику приёмной Игорю Сечину.

В качестве политического трамплина Сергея Михайлович использовал региональное политическое общественное движение «Воля Петербурга», лидером которого Миронов стал ещё в 2000 году Одним из учредителей был сын Юрия Молчанова Андрей, кроме того, ходили упорные слухи, что Сергей Михайлович регулярно советовался с начальником пресс-службы питерского УФСБ Алексеем Вострецовым. Этот человек сейчас уже переехал в Москву и стал помощником Сергея Михайловича, зато среди руководителей «Воли Петербурга» появился его брат Сергей. Какие идеи чекисты предложили будущему спикеру, пока неизвестно. Пока вся их активность ограничилась тем, что однопартийцы Миронова вдруг начали в массовом порядке устанавливать по всему Петербургу деревянных медведей. Тут уж по крайней мере хотя бы уголовным делом не пахнет...