Гечмен-Вальдек выживают из бизнеса

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский комсомолец", origindate::23.03.2005

"Ромео и Джульетта" в опасности

Баронессу выживают из бизнеса

Ольга Сапрыкина

Converted 18513.jpg Судьба мюзикла “Ромео и Джульетта” в опасности! Продюсер мюзиклов “Метро”, “Нотр-Дам де Пари”, “Ромео и Джульетта” Катерина фон Гечмен-Вальдек вместо денег получила от партнеров обвинения в клевете. Год назад баронесса вложила в проект 1,2 миллиона долларов. И с тех пор не может получить от партнеров ни денег, ни финансовых документов. Такого накала страстей российский шоу-бизнес еще не видывал. Катерина Гечмен-Вальдек приехала в Москву в 1998 году с благой целью — привить в России любовь к мюзиклу.

Увы, спустя шесть лет люди, в команде с которыми она делала свои проекты, оттеснили ее от управления компанией, закрыли доступ к финансовым средствам и документам, лишили контроля над мюзиклом “Ромео и Джульетта”, и плюс ко всему бывшие партнеры пытаются бросить тень на ее безупречную деловую репутацию. Баронесса обескуражена: все эти годы она считала этих людей своими единомышленниками.

Тем временем спектаклем сегодня уже практически никто не занимается. Когда Катерина, как “правительство в изгнании”, несмотря ни на что, снимала для “Ромео и Джульетты” новый клип, то столкнулась... с ярым сопротивлением бывших партнеров, продолжающих получать от мюзикла деньги! Директор Театра оперетты, несмотря на вмешательство в дело самого Михаила Швыдкого, не дал для съемок артистам даже костюмы из спектакля! Катерина была вынуждена изготовить их копии, заплатив за это несколько тысяч долларов из своего кармана. Почему же Вайнштейн и Ко режут курицу, которая несет золотые яйца? Судя по всему, считает Катерина, свои деньги они уже вернули и не заинтересованы поддерживать мюзикл. Здесь главное — спрятать концы в воду.

А как замечательно все начиналось! Шесть лет назад, когда баронесса Катерина фон Гечмен-Вальдек пожаловала в Россию с высокой миссией привить столичной публике любовь к мюзиклам, один из российских бизнесменов даже вызвался помочь в столь трудном деле: условия игры на российском рынке сложны и запутанны, а баронесса, даром что “бывшая советская девушка”, с этим суровым миром знакома мало. Бизнесменом, внезапно возлюбившим мюзиклы, и был Александр Вайнштейн.

“Многие предупреждали меня, что у будущего партнера неоднозначная репутация, но я привыкла доверять лишь собственным впечатлениям о человеке, — вспоминает Катерина. — И хотя финансово я была независима и с самого начала финансировала наши проекты наравне с Вайнштейном, пятьдесят на пятьдесят, я рассудила, что, поскольку мы с мужем часто находимся вне России, в Москве мне нужен партнер “равной весовой категории”.

В 1999 году они с Александром Вайнштейном учредили компанию Metro Entertaiment. И закипела работа. Сначала был суперуспешный мюзикл “Метро”. Потом народ ломился на Вячеслава Петкуна в “Нотр-Дам”. Кстати, говорят, что Петкун, человек с деловой хваткой, уже тогда намекал Катерине, что она, возможно, получает не все деньги со своих проектов, и советовал присмотреться к партнерам и топ-менеджеру. Но баронесса паниковать не стала: деньги исправно поступали на ее счет, а “менять людей — делу вредить, считала она. “Мне было важно сохранить нашу легендарную команду”, — говорит Катерина.

Новый проект партнеров грозил стать очередным финансовым и культурным прорывом. Премьера мюзикла “Ромео и Джульетта” была назначена на май 2004 года. Гечмен-Вальдек и Вайнштейн при запуске нового спектакля действовали по опробованной схеме. На мюзикл были приобретены права и по лицензионному договору переданы Театру оперетты, а театр ежемесячно платил обоим партнерам авторские отчисления. Позже, когда возникнут проблемы, станет ясно: учредительные документы и контракты составлены так, что официально никаких претензий Катерина предъявить не может — все основано на взаимном доверии. “Конечно, было огромной ошибкой брать его в бизнес в равных долях, — говорит Катерина. — Но, согласитесь, невозможно начинать дело с человеком, исходя из того, что он собирается тебя обмануть. Хотя известно, что настоящие шулеры первый раз всегда дают выиграть”. В “Ромео и Джульетту” Катерина инвестировала 1,2 миллиона долларов, не думая, что надежно работающая машина может дать сбой. Первый тревожный звоночек, что не все ладно в музыкальном королевстве, прозвенел в сентябре прошлого года. За несколько месяцев, прошедших после премьеры в мае 2004 года она не получила ни копейки. Сначала этот вопрос как-то не поднимался. Оно и понятно — все суетились вокруг первых спектаклей, потом Катерина руководила съемками масштабного клипа (в Верону вывезли почти всех артистов труппы), потом в мюзикл вводился Цискаридзе. И только осенью, когда страсти улеглись, Катерина поинтересовалась: а что там с моими деньгами? И получила ответ, что в компьютере “полетел” жесткий диск со всей финансовой информацией. Самое поразительное, что и тогда она ничего не заподозрила. Глаза на происходящее ей открыл человек, далекий от деловых кругов. Один из сотрудников компании Metro Entertainment пришел к Катерине и покаялся: мол, совесть замучила, не могу молчать, вас уже целый год обманывают и ведут за вашей спиной двойную игру. Тогда и выяснилось, что Александр Вайнштейн параллельно с “Ромео и Джульеттой” на базе их общего с Катериной офиса тайно занимался подготовкой шоу De la Guarda. Причем партнеры у него надежные — директор Театра оперетты Тартаковский и генеральный директор их компании Metro Ent. Болонин. Именно они оказались владельцами нового шоу. “Сразу возник вопрос, раз мне не дают финансовых отчетов, не тратились ли мои деньги в том числе и на De la Guarda, ведь деньги не пахнут, а оба проекта делались одновременно. Я потребовала объяснений от своего партнера. И столкнулась... с полным молчанием”. Игра в молчанку идет вот уже полгода. На все вопросы Катерины, куда же, в конце концов, ушли ее 1,2 миллиона долларов, ответа нет — с ней просто не разговаривают. Более того, за все это время она не получила ни копейки авторских отчислений. А ведь всю прошедшую осень и зиму мюзикл “Ромео и Джульетта” собирал неизменные аншлаги. Вместо ответа Катерине за ее спиной бывшие партнеры щедро раздают комментарии в московской тусовке. Их слова поражают своей логикой: мол, не обращайте внимания, баронесса просто обиделась, что мы не хотим с ней работать, а что взять с обиженной женщины?

Но взять, видимо, действительно уже больше нечего. О том, что “обиженная женщина” просит “всего лишь” вернуть ее же деньги, почему-то умалчивают. Видимо, порядком поднадоев партнерам своими требованиями, Катерина получила от них к 8 Марта милый подарок — ее саму обвинили в клевете! Спасибо, что не убили! В народе говорят, что убивают и за гораздо меньшие суммы. “Не хотите работать со мной — ради бога, но делайте это на свои собственные деньги. И не надо валить с больной головы на здоровую, — говорит Катерина. — Еще не поздно вернуть мне деньги и прекратить конфликт, который бросает тень на наш проект в целом. Мне очень неприятно быть в это втянутой, но на сегодняшний день ситуация такова: компания, учредителем которой я была, исчезла. Спектакль, продюсером которого я была, юридически принадлежит театру. А мои авторские отчисления переводятся офшорной компании, все документы и контроль над которой — у Вайнштейна. Меня же они пытаются выставить “унтер-офицерской вдовой, которая сама себя высекла”, что недостойно двух взрослых мужчин. Но бывшим партнером выбрана железобетонная линия защиты: якобы в компании Metro Ent. проводилась инициированная Гечмен-Вальдек проверка, и никаких нарушений правохранительные органы не нашли. Так стоит ли слушать баронессу? Вся эта ситуация напоминает мне комедию абсурда. Ведь проверка, на которую постоянно ссылается Вайнштейн, не могла найти этих нарушений. Просто потому, что деньги, которые мне должны, через эту компанию никогда не ПРОХОДИЛИ. Это все равно что, когда речь идет о гриппе, размахивать справкой, что у вас нет плоскостопия”. Ситуация, с которой сегодня столкнулась Катерина Гечмен-Вальдек, может показаться дикой лишь человеку, не знакомому с реалиями российского бизнеса. На самом деле этот метод, которым воспользовался Александр Вайнштейн, был изобретен в свое время Березовским и имеет устоявшееся название — “вытеснение партнера из бизнеса”. И пользуются им на территории бывшего великого и могучего государства довольно часто. Вот только одного не учли Вайнштейн со товарищи. Хорошо, если обманутая баронесса просто уедет обратно в Австрию, бросив российский мюзикл на произвол судьбы. А вдруг доведенная до крайности Катерина, чтобы вернуть свои деньги, раскроет такие тайны, о которых посторонним лучше не знать? Кажется, баронесса уже близка к этому.