Гипертрофированный ноль. Пимашков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"[../files_full.phtml?id=1123 Справка. В отношении П.Пимашкова и его участия в выборах губернатора Красноярского края]

Пимашков типичный представитель серой комсомольско-партийной номенклатуры времен позднего социализма. Основные черты его характера – это умение приспосабливаться, «не высовываться» и тонко чувствовать «линию партии». С 1973 года он находился в партийно-хозяйственной номенклатурной обойме, в среднем ее звене. Единственное исключение – кратковременное пребывание на должности начальника цеха Красноярского комбайнового завода – это ни что иное, как стандартный для того периода поход за «трудовой строчкой в биографии партийного функционера».

За годы своей работы в партийно-номенклатурной системе Пимашков никогда не демонстрировал ни эрудиции, ни интеллекта. Характерно, что за 17 лет своей комсомольско-партийно-хозяйственной деятельности (с 1973 по 1990 год) карьеры он практически не сделал, все переходы с одного места на другое были попыткой удержаться на той же ступени бюрократической пирамиды. Необходимость участвовать в интригах, чтобы удержаться на плаву, отнимала у него слишком много моральных сил. Уже тогда Пимашков понял, что самостоятельно ему выплыть не удастся и научился в каждой сложной ситуации выдерживать паузу и примыкать к наиболее сильному. Столь долгое пребывание на уровне, значительно превышавшем его интеллектуальный потенциал, с одной стороны, обострило политическое чутье Пимашкова, с другой – нанесло целый ряд неизлечимых психологических травм. Отсюда – психологические срывы, которые Пимашков снимает традиционным русским способом… Злые языки утверждают, что большинство «внезапных командировок» и просто исчезновений мэра Красноярска заканчиваются «отдыхом» в одном из закрытых медицинских учреждений режимного города Железногорска (Красноярск-26).

К 1996 году, когда практически закончилась эпоха головокружительных карьер смутного «демократического» времени, 48-летний Пимашков остался на той же должности, на которой находился и в 1991 году – глава администрации Свердловского района города Красноярска. Те немногие, кому была известна в то время фамилия Пимашков, были уверены, что это пик его карьеры, с которого дорога может вести только вниз. Но к 1996 году достиг своего апогея конфликт губернатора края Валерия Зубова с главой Красноярска Валерием Поздняковым, который к тому времени стал фигурой слишком самостоятельной, злые языки называли его "президентом суверенной республики Красноярск". Это не устраивало Зубова и его окружение - не за горами были выборы 1998 года, Зубову требовалась безоговорочная поддержка горожан. Между тем попытку прямого давления на него строптивый мэр блокировал очень просто - написал прошение об отставке в администрацию Президента России. Скандал удалось замять, но дни Позднякова у власти были сочтены.

В июле 1996 года он внезапно ушел со своего поста по собственному желанию. Правда, знающие люди говорили с достаточной степенью уверенности, что это желание у Позднякова появилось после ознакомления с компрометирующими материалами, в том числе - на его сына Максима, собранными по прямому указанию губернатора Зубова.

Среди всех возможных кандидатур на место и.о. главы города Валерий Зубов выбрал "тихого" хозяйственника средней руки, косноязычного главу Свердловского района Петра Пимашкова. Старательного, послушного, исполнительного.
Такой неожиданный взлет гипертрофировал доминирующие черты характера Пимашкова: осторожность и умение приспосабливаться. С тех пор в любой мало-мальски сложной ситуации Пимашков сначала выдерживает паузу, выбирая отнюдь не самую выгодную, а самую безопасную для себя лично позицию, обычно, под защитой наиболее сильной фигуры, для которой представляет какой-то интерес, и решительно эту позицию занимает. Именно за это умение один из бывших соратников назвал Пимашкова – «решительным трусом».

В декабре 1996 года Петр Иванович, нещадно эксплуатируя предоставленный ему административный ресурс, из исполняющего обязанности превратился в законно избранного мэра. На вопрос журналистов: «Как вы будете отмечать свою победу?», новоиспеченный мэр ответил: «Хочу со своими соратниками максимально прогуляться по набережной». Косноязычность Пимашкова давно стала «притчей во языцех» среди красноярского истеблишмента. Этот недостаток Пимашков за собой знает и очень из-за него комплексует, постоянно устраивая разносы своей PR-службе за появление его же собственных «перлов» в эфире или печати. Во время выступлений по телевидению он практически всегда пользуется «телесуфлером», а более или менее продолжительные публичные выступления даются Пимашкову ценой долгих и мучительных репетиций. Может быть, именно поэтому Пимашков всегда панически боялся любых экспромтов и непредсказуемых ситуаций. Его аппарат возглавил бывший особист Сергей Белехов, основной задачей которого было предотвращение «нежелательных моментов».

Белехов, занявший кабинет «верного поздняковца» Ергунова, был не единственной креатурой нового мэра. Еще будучи и.о. Пимашков основательно проредил ряды чиновников мэрии, всюду насадив своих людей. Убирали «поздняковцев», в основном, тихо, поскольку перед выборами скандалы и суды были совершенно некстати. Директора департамента мэра Петра Ергунова отправили руководить Кировским районом. Вице-мэр Александр Суворов получил престижный Центральный район. И было за что: на посту главного финансиста города Суворов оказал будущему мэру неоценимые услуги, использовав свое детище - "Синто-банк". В приказном порядке в этот коммерческий банк были переведены все дополнительные счета муниципальных учреждений и предприятий, а затем "Синто-банк" немедленно обанкротили.

Директор "социального" департамента (и, как поговаривали, фаворитка Позднякова на протяжении нескольких лет) Нина Ерощенкова переместилась под крыло набирающей обороты «алюминиевой империи» Анатолия Быкова. Второй фаворитке, Наталье Балабиной, повезло меньше. Попав в свое время к Позднякову, она получила от него половину департамента социальных вопросов, а чуть позже - городской комитет по управлению муниципальным имуществом. Пимашков направил ее подальше от финансовых потоков. Доходную должность отдали верному человечку - Геннадию Игнатьеву.

Новые кадры подбирались не столько по своим профессиональным качествам, сколько по степени личной преданности «хозяину». Им была поставлена четкая задача: создать имидж «крепкого хозяйственника», который «пришел и навел порядок». Кроме того, Пимашков никогда не терпел в своем окружении людей, превосходящих его по интеллектуальному развитию. Другими словами, вокруг него собрались такие же «середняки», как и он сам.

Основным направлением внутриведомственной политики был и остается популизм. Например, в мэрии существует традиция регулярных сокращений штата в целях экономии бюджета. Местные СМИ на протяжении десяти дней сообщают об уменьшении затрат на содержание аппарата, который личным приказом мэра «секвестирован» на 20-30%. На самом деле механизм сокращений прост: сначала ликвидируют целые отделы, затем «сокращенных» чиновников немедленно трудоустраивают в другие подразделения. Реально, за годы правления Пимашкова число городских чиновников не только не уменьшилось, а значительно возросло. Только в центральном здании городской администрации работают около полутора тысяч аппаратчиков. В силу своей нерешительности Пимашков никогда не руководил ситуацией в городе. Максимум, на что он был способен – это плыть по течению.

На протяжении всего срока правления Пимашкова, то есть начиная с 1996 года, администрация не предприняла ни единой реальной попытки улучшить работу городского транспорта. Сокращались и разваливались муниципальные транспортные предприятия, закрывались маршруты, увеличивалась стоимость проезда. Гараж муниципального транспортного предприятия №6 горел четыре раза, было уничтожено более ста автобусов. Ходили настойчивые слухи, что «муниципалов» жгут частники, уничтожая конкурентов. Апогеем борьбы между перевозчиками за право господства в отрасли стало убийство директора департамента транспорта и связи Геннадия Кондратьева, которого застрелили в подъезде собственного дома 10 ноября 1998 года. Преступление так и осталось нераскрытым, правоохранительные органы сослались на невозможность доказать обвинение, предъявленное одному из руководителей департамента транспорта и связи Валерию Зайковскому и директору транспортного предприятия Евсею Когану. Однако причина была очевидна: Кондратьев намеревался провести структурную реорганизацию системы «маршруток».

По состоянию муниципального транспорта Красноярск замыкает список городов Урала и Сибири. «Физическое устранение» муниципального автотранспорта позволило коммерсантам установить монополию на пассажирские перевозки. Сегодня они диктуют свои требования городской администрации, которая постоянно идет им на уступки, поскольку на решительные действия ни Пимашков, ни его команда в силу психологических особенностей не способны в принципе.

Чиновники Пимашкова объясняют горожанам, что в других городах общественный транспорт обходится еще дороже: стоимость проезда на маршрутном такси достигает десяти рублей. При этом, естественно, не уточняется, что доля муниципального транспорта в этих городах - от 80 до 100%.
Годовой оборот красноярской транспортной системы, по самым скромным расчетам, составляет около 700 миллионов рублей. Вместе с бюджетными затратами на перевозки и выручкой муниципального транспорта получается почти миллиард. Большая часть этих денег идет мимо бюджета.

Три года назад во время попытки коммерсантов в очередной раз поднять стоимость проезда несколько депутатов городского Совета заявили о необходимости проведения мониторинга и определения фактических затрат на перевозку пассажиров в маршрутных автобусах. Силами инициативной группы мониторинг был произведен. Данные были переданы для анализа в одно из подразделений городской администрации, где и сгинули бесследно. Поясняя ситуацию, сложившуюся в транспортной сфере Красноярска, один из инициаторов «аудита» депутат горсовета Евгений Стригин в частном разговоре заметил: «где уж тут правды доискаться, если «маршрутники» привыкли к рентабельности в несколько сотен процентов, а их интересы на уровне городской администрации лоббируются так сильно, что пробиться с конструктивными инициативами практически невозможно». Фамилий «лоббистов» Стригин, естественно, не назвал, но очень выразительно кивнул головой – «на самом верху».

В самом начале работы Пимашкова на посту главы города в 1996 году группа архитекторов передала городским властям аналитическую записку, в которой говорилось о том, что через 10 лет в результате увеличения автомобильного парка транспортные магистрали и экологическая обстановка центра города перестанут отвечать даже самым минимальным требованиям. В связи с чем был предложен десятилетний план по перенесению делового центра города, как вариант – на Взлетку, стремительно застраивающийся и благоустраивающийся район города, выросший на месте бывшего городского аэропорта «Северный». В этом же плане предусматривалось устранение перекоса в развитии «левобережной» и «правобережной» частей города. Вначале выводы и предложения разработчиков проекта показались городским властям правильными и перспективными, но дальнейший анализ показал, что они не сулят никаких немедленных финансовых или электоральных дивидендов и требуют принятия серьезных и ответственных решений. С группой инициаторов проекта была проведена соответствующая работа, а сам проект как будто бы никогда и не существовал.

Результаты бездействия видны уже сейчас. В течение всего рабочего дня центральная часть города забита автомобильными пробками, личный транспорт сотрудников многочисленных офисов, контор, учреждений и заведений «откусывает» сегменты проезжей части под стоянки, что не способствует улучшению дорожной обстановки, а правобережная часть Красноярска продолжает оставаться своеобразным «гетто».

Взамен реальных действий по развитию городской инфраструктуры была разработана исключительно «пиаровская» программа косметических улучшений. Например, реконструкция «башни с часами». По официальным данным, на строительство было необходимо около двух миллионов рублей. Пимашков даже объявил сбор средств на возведение «красноярского Биг Бэна» и внес в этот фонд собственную зарплату за два месяца. Правда, потом башня перестраивалась, часы реконструировались и ремонтировались. Плюс ко всем расходам добавились счета за ночное освещение циферблатов. В результате окончательная смета превысила официальную цифру в несколько раз.

Еще один миф, раскручиваемый «пиарщиками» Пимашкова: он «умеет договориться» с бизнесменами. Весь город знает, что строительство красноярских фонтанов и укладка фигурной брусчатки на красноярских улицах финансируются не из бюджета города, а за счет предпринимателей. Горожанам вовсе не обязательно знать, что взамен предприниматели, с которыми «договорился» мэр, получают льготы по аренде, налогам и т. д. А бюджет недополучает «живые» деньги взамен построенного и уложенного. Попутно «договорившиеся» отмывают весьма значительные финансы, и, говорят, не без обоюдной выгоды.

Однако, водоснабжение и энергоснабжение многочисленных фонтанов и их обслуживание осуществляется уже не за счет благотворителей, а из городского бюджета. Фонтанов в Красноярске много. Наиболее успешной из всех реализуемых городской администрацией социальных программ можно назвать программу «превращения Красноярска в город тысячи фонтанов». Что такое фонтан с технической точки зрения? Это насосная станция, выбрасывающая воду в воздух, к которой, соответственно, подведены системы водоснабжения и канализации. Между тем, большинство насосных станций ЖКХ города Красноярска, особенно на правом берегу, оснащены довоенным оборудованием. В результате трехдневных дождей из строя вышли всего лишь две насосных станции и весь правый берег Красноярска (около 400 тысяч жителей) остался без холодной и горячей воды. Но все красноярские фонтаны продолжают работать. Аварийные и плановые отключения то холодной, то горячей воды, а зачастую полное прекращение водоснабжения в Красноярске стало нормой. Только в мае-июне текущего года горожане сидели без горячей воды почти месяц. Примечательно, что Пимашков не счел необходимым объясниться с красноярцами лично, а его заместитель по хозчасти Анатолий Матюшенко переложил ответственность за отсутствие водоснабжения на метеорологов.

Еще одна из основных черт характера Пимашкова – это злопамятность, причем, даже в мелочах. Именно благодаря этой черте характера ему и удалось наилучшим для себя образом построить отношения с красноярскими СМИ. Начиная с момента прихода к власти, любой сюжет по местному ТВ, посвященный, к примеру, неработающему светофору, воспринимался Пимашковым, как личное оскорбление и провокация против его деловой репутации. Ни сил, ни времени на разбирательства подобных фактов «нелояльности» СМИ чиновники Пимашкова и он лично не жалели. Известны случаи, когда по поводу совершенно невинных статей Пимашков обращался напрямую к губернатору Лебедю. Если добавить к этому, что подавляющее большинство красноярских СМИ арендуют помещения у городского комитета по управлению муниципальным имуществом, то становится понятным нынешнее отношение местных газет, ТВ и радиоканалов к мэру Красноярска.

Все местные СМИ призывают бюджетников и пенсионеров, не получающих зарплаты и пенсии уже на протяжении нескольких месяцев, радоваться тому, что городская администрация на бюджетные средства приобретает очередные 200 пальм, которые будут выставлены на центральных улицах города в качестве напоминания о том, что красноярский мэр – «крепкий хозяйственник» и «грамотный управленец».

Нестандартным для Пимашкова, но абсолютно правильным кадровым решением стало привлечение для работы на выборах 2000 года председателя регионального Союза журналистов Василия Нелюбина в качестве начальника избирательного штаба. По результатам выборов Нелюбин был назначен заместителем главы города, руководителем департамента общественных связей администрации Красноярска. При этом Пимашков помог Нелюбину сохранить и его общественный пост, что значительно усилило его позиции на информационном поле Красноярска.

За годы своего пребывания в должности главы Красноярска Пимашков Успешно обеспечил экономическую устойчивость своей семьи и сформировавшегося на ее основе клана.

Одной из самых стабильно преуспевающих фирм Красноярска по праву считается фармацевтическая фирма «Белая Русь», поставляющая в город специфические лекарственные средства для астматиков, диабетиков и т.п., - собственность Людмилы и Валентины Пимашковых. Обе дамы являются близкими родственницами главы города. Они же владеют сетью аптек "36,6". Сеть аптек "Енисеймед", продовольственных магазинов «Каравай» и городских биотуалетов также можно причислить к «семейному бизнесу».

За время пребывания на посту главы Красноярска Пимашков сколотил достаточно сильный клан, состоящий из чиновников и бизнесменов. «Дорожный барон» края, депутат ЗС (получивший мандат при активной поддержке мэра) Александр Многогрешнов, начальник УВД Красноярска, свояк мэра Александр Горовой, главы администраций Центрального и Советского районов краевого центра Александр Суворов и Иван Девяткин, контролирующие весьма значительные капиталы. Полуофициальным «наследником» мэра считается депутат горсовета Николай Глушков.

Губернаторские выборы 1998 года показали, что Пимашков был самой большой кадровой ошибкой Валерия Зубова. В очередной раз оказавшись в критической для него ситуации выбора, Пимашков слабому Зубову предпочел набиравшего силу Александра Лебедя.

«В Красноярском крае есть два настоящих мужика - Анатолий Петрович Быков и Петр Иванович Пимашков» - так или примерно так сказал Лебедь сразу после прихода к власти. С Быковым генерал поссорился буквально через полгода. В крае началась затяжная алюминиевая война. Красноярская элита приняла сторону «своего». Оппозиция была весьма разнородна - от умеренных критиков губернатора до его непримиримых врагов.

Пимашков «сохранил нейтралитет». При том авторитете, каким он пользовался в городе (во многом благодаря мощному административному ресурсу), главе Красноярска достаточно было четко обозначить свое отношение к некоторым аспектам губернаторской политики, чтобы сплотить разрозненных оппозиционеров. Такие предложения из «патриотического» лагеря делались неоднократно - как-никак, на выборах в Законодательное собрание 1997 года он входил в список регионального движения «Союз дела и порядка», возглавляемого нынешним лидером "патриотов" Александром Уссом. Пимашков предпочел мир с губернатором.

На выборах 2000 года Лебедь поддержал Пимашкова. Правда, «Блок Быкова» (находившегося в этот момент в Лефортово), тоже высказался в поддержку Петра Ивановича. Усс промолчал.

Единственным из представителей краевой элиты Пимашков вошел в состав губернаторского «Союза красноярцев», разделив эту сомнительную честь с председателем местного Союза товаропроизводителей и предпринимателей Валерием Сергиенко. Сергиенко это было простительно - к тому времени он давным-давно сошел с политической арены и мечтал на нее вернуться. А у Пимашкова именно с этого момента начался окончательный раскол с «патриотическим лагерем».

Последний шанс выпал главе города перед выборами в Законодательное собрание 2001 года. Александр Усс сколачивал оппозиционный блок «Наши». Сначала - на базе «Единства», членский билет которого получил в марте 2001 года. Но Лебедя не устраивал главный оппозиционер края Усс во главе избирательного списка «президентской партии». Пролебедевские структуры предприняли титанические усилия, чтобы предвыборный список «Единства» возглавил осторожный и послушный Пимашков. В задачу свежеиспеченного лидера входил раскол единого оппозиционного фронта. Правда, с поставленной задачей красноярский мэр не справился - несмотря на административный ресурс и массированную рекламную кампанию, «Единство» во главе с Пимашковым голосов у «патриотов» оттянуло совсем немного и с трудом перешагнуло пятипроцентный барьер.

Пимашков был послушен Лебедю во всем и до конца. 20 апреля 2002 года за неделю до трагической гибели А.И.Лебедя был подписан трехсторонний протокол, в котором губернатор Лебедь, глава «Красэнерго» Кузичев и мэр Красноярска Пимашков скрепили своими подписями договоренность о повышении уровня оплаты за коммунальные услуги до 70%.

Для подавляющего большинства представителей красноярского истеблишмента выход Пимашкова на губернаторские выборы в качестве самостоятельного кандидата оказался полной неожиданностью. Гораздо более понятным и прогнозируемым был бы его «нейтралитет» в первом туре и решительная поддержка явного фаворита во втором. Практически никому не известный в крае, где проживает две трети избирателей, набравший во главе популярного в Красноярском крае «Единства» около 9% голосов, Пимашков не может всерьез претендовать на пост губернатора края. Однако, учитывая его психологические особенности и анализируя историю его участия в электоральных процессах, становится понятно, что это решение не самостоятельное, оно было навязано Пимашкову очередным «дирижером».

- в 1996 году Пимашковым «дирижировал» губернатор Валерий Зубов, которому мешал чересчур самостоятельный Поздняков;
- в 2000 году на второй срок его заставило баллотироваться ближайшее окружение и «семья», а губернатор Лебедь буквально навязал свою официальную «поддержку»;
- в 2002 году (на выборах в ЗС и после них) Лебедь «дирижировал» уже единолично;

В нынешней губернаторской гонке именно позиция Петра Ивановича не позволила консолидировать краевую элиту и выставить единого местного кандидата. Искать очередного «дирижера» долго не приходится. Анатолий Чубайс при личной встрече пообещал Петру Пимашкову поддержку: «РАО «ЕЭС России» намерено поддержать на выборах губернатора Красноярского края мэра г. Красноярска Петра Пимашкова».

Таким образом, в задачу Пимашкова входит (как и на прошлогодних выборах в Законодательное собрание) отобрать 6-8 процентов у основных претендентов. "