Глава "Газпрома" предпочитает юношей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Об особенностях кадровой политики Миллера

1044022089-0.jpg До недавних пор понятие «дети «Газпрома» расшифровывалось самым банальным образом: так называли отпрысков бывших руководителей концерна, прежде всего — Черномырдина и Вяхирева, которым папы помогли обзавестись газовыми акциями, занять хорошие управленческие должности. По-научному это называется непотизмом, а по-русски — несколько хуже. Высокое государственное начальство вынуждено было терпеть газпромовское чадолюбие, доверяя профессионализму и ответственности отцов: они, если что, присмотрят за своими детками. Во всяком случае, есть с кого за эту поросль спросить. К тому же и дети не с улицы забрели — как правило, все они уже поработали в газовой отрасли, прошли начальный курс менеджмента.

С уходом отцов система «семейной поруки» рухнула. Новый председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер довольно быстро выпроводил чужих детей за порог. Своих сыновей и дочерей, способных по возрасту руководить департаментами и производственными подразделениями газовой монополии, у молодого председателя еще нет. Поэтому казалось, что с непотизмом в «Газпроме» покончено если не навсегда, то надолго.

Оптимисты, однако, поспешили. Как утверждают кадровые газпромовцы, компания снова превращается в «детприемник». Только теперь правила приема в этот мальчишник решительно изменились, причем никто из газпромовских старожилов не в силах понять, что это за правила. Совсем недавно, например, все были озадачены, почему Миллер бросил на руководство НТВ врача-пульмонолога Николая Сенкевича. Только потому, что не нашлось под рукой ихтиолога или ветеринара? Да, у Сенкевича тоже есть отец — довольно известное лицо. Но какое отношение имеет это лицо к медиабизнесу, чем оно может подстраховать сына, взявшегося не за свое дело?

Несколько ранее, в конце прошлого года, на должность руководителя департамента маркетинга, переработки газа и жидких углеводородов (речь идет о рынке с оборотом в миллиарды долларов) назначили 28-летнего Кирилла Геннадьевича Селезнева. В «Газпроме» по привычке подумали: сын. Других причин для назначения этого молодого человека не было. Но вскоре оказалось, что «отцовская» версия неверна: к председателю Госдумы Кирилл Селезнев никакого отношения не имеет. Как, впрочем, и к маркетингу, и к переработке жидких углеводородов. Правда, он имеет отношение к Питеру и, говорят, где-то как-то «пересекался» с Алексеем Миллером. Однако в городе на Неве можно было бы подыскать менеджера и поопытнее этого неофита.

Еще одно свежее назначение, изумившее коренных газпромовцев: по словам очевидцев, на прошлой неделе Миллер представил президенту СИБУРа (крупнейшая дочерняя компания «Газпрома») Дмитрию Мазепину его нового заместителя — Дамира Шавалеева. Этому кадру, по некоторым данным, 23 года (точные сведения о Шавалееве пресс-служба СИБУРа предоставлять отказывается). С его слов известно, что ранее он работал на рядовой должности в мелкой петербургской фирме «Невка-СПб». Чем занималась фирма, мало кто знает, известно только, что в 2000 году она получила странноватый приз — «Индекс прокачиваемости». В Питере говорят, что с прокачкой газа это никоим образом не связано.

Глава «Газпрома» презентовал Шавалеева Мазепину по телефону. Вскоре состоялось очное знакомство президента СИБУРа со своим новым «вице», в подробностях описанное «НГ» свидетелем этого события. Сначала Мазепин увидел в проеме двери застенчивое юношеское лицо с нежным пушком над верхней губой, потом молодое создание вошло целиком и стеснительно опустилось на краешек стула. Президент, переведя дух, стал рассказывать, что такое СИБУР, нефтехимия, углеводороды и прочее. Юноша, выслушав, поинтересовался:

- А «мобильник» мне выдадут?

- Конечно, выдадут, — успокоил Мазепин.

- А машина у меня будет?

- Естественно. Вы же — вице-президент.

Профессиональное любопытство нового топ-менеджера было удовлетворено. На радостях он, как рассказывают, даже забыл спросить, какой круг обязанностей ему поручается. А между прочим, Дамиру предстоит курировать продажи СИБУРа на внутреннем рынке — это огромный оборот.

Привязанность Алексея Миллера к молодым людям неопределенной профориентации, естественно, будоражит корпоративный разум. Говорят всякое и разное. Николай Сенкевич якобы оказывал председателю правления неоценимые медицинские услуги и тем внушил ему неограниченное доверие. Конечно, соглашаются пожилые газпромовцы, менеджмент надо омолаживать, компании нужна свежая кровь. Однако у новых назначенцев по логике вещей должны быть какие-то достоинства кроме молодости. «Газпром» — это ведь не пункт приема стеклотары, это компания мирового уровня, становой хребет отечественной экономики, руководить такой махиной должны управленцы экстракласса, а не мальчишки из подворотни. Те, черномырдинско-вяхиревские детки по крайней мере знали, как выглядит буровая, а эти, миллеровские, ничего ведь не знают. Страшно подумать, куда они приведут «Газпром».

С 30 декабря 2002 года приказом Алексея Миллера вся внутренняя торговля газом передана от «Межрегионгаза» департаменту, которым руководит тот самый Кирилл Селезнев. Для этого к 15 февраля приказано перезаключить договоры между «Газпромом» и потребителями. Бывалые газпромовцы схватились за голову: этих контрактов подписано 60 тысяч, мыслимое ли дело — перезаключить их за полтора месяца! Профессионалам понятно: развалить старую систему продаж за это время можно, а выстроить новую — нет. А что значит развалить систему? Это значит, что страна — от Владивостока до Калининграда — останется без газа. А на календаре — середина зимы, между прочим.

Решений аналогичного уровня профессионализма обновленное руководство «Газпрома» напринимало более чем достаточно. «НГ» уже писала: самая крупная компания страны неуклонно превращается в пузырь, который рано или поздно лопнет, а вслед за ним «сдуются» и все другие секторы российской экономики — в стране ведь нет отраслей и производств, независимых от газовой трубы. То, что дело идет к краху, уже почувствовали многие правительственные чиновники. Есть сведения, что представители государства в совете директоров «Газпрома» Герман Греф, Виктор Христенко, Фарид Газизулин уже не раз порывались покинуть этот орган. Причина не скрывается: они не хотят отвечать за действия Миллера и его юных топ-менеджеров. И повлиять на председателя правления они тоже не могут, поскольку он в их советах не нуждается. Говорят, что они, как люди государственные, докладывали «куда надо», но из-за высоких зубчатых стен ничего им в ответ пока не прозвучало. По-видимому, там ждут, когда пузырь все-таки лопнет.

Независимая газета

Андрей Савицкий