Глава Калмыкии вновь дезинформировал общественность

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

4Глава Калмыкии.jpg

«Есть такая категория «wild beef», дикое мясо, и здесь нам равных в стране нет», – хвастливо заявляет в интервью газете «Коммерсант» глава Калмыкии Алексей Орлов (хотя это не сорт говядины, а название зарубежной торговой марки).

Жители республики по этому поводу употребили бы другое выражение – «дикое вранье». Потому как за пять с половиной лет усвоили: изобилие мраморного мяса, чистая питьевая вода, бездефицитный бюджет и т. д. – набившие оскомину байки г-на Орлова.


Подтасовывая факты, глава РК цинично ссылается на президента России. К своим заслугам (!) он относит визит Владимира Путина в Калмыкию, после которого поддержка АПК обрела статус приоритетного национального проекта. Между тем, президиум Госсовета о поддержке отечественного сельхозтоваропроизводителя проходил в Элисте 17 июня 2005 г., во времена Кирсана Илюмжинова. И заседали его участники в построенном тогдашним руководителем региона Сити чесс холле – Шахматном дворце.


Нынешний глава, похоже, страдает комплексом неполноценности, постоянно сравнивая свои ничтожные результаты с достижениями предшественника. Неслучайно интервью «Ъ» начинается с посыла о том, что «калмыцкое мясо» для Орлова «важнее шахмат». Далее идут сентенции о «восстановлении отрасли», ибо к 2010 г., когда он возглавил республику, «не было ни одного крупного мясоперерабатывающего предприятия».


Весь топливно-энергетический комплекс тоже работал до него, как надо понимать, «на серую экономику». Да и в социальной сфере, жалуется Орлов, «пять лет мы наверстывали упущенное и доделывали то, что государство (читай – Илюмжинов) должно было сделать много лет назад». «Горько и больно» ему оттого, что начинать пришлось даже не с нуля, а «с минусов». Которые теперь, благодаря Алексею Маратовичу, якобы превратились в «плюсы».


Упоминаемые плюсы при этом отыскать очень трудно. На прямой вопрос, «какие задачи удалось решить», собеседник «Ъ», что называется, растекся мыслью по древу. Цели, видите ли, у него стратегические и долгосрочные, «требуют ежечасного внимания». Просто так о них, получается, не скажешь. К тому же мы – «уникальный регион по производству мяса уникальных пород», и «неразумно, имея такой потенциал, продавать его сырьем».


«Но этот потенциал пока реализовать до конца не удалось?», – теряет терпение журналист. «Переработку, – опять уходит от ответа Орлов, – восстановить в полном объеме крайне сложно…». Сухой остаток вязкого многословия – запуск в июне 2014 г. одного-единственного частного цеха по убою скота и производству мясных полуфабрикатов. Никакого отношения к этому проекту руководство региона не имеет. Московский предприниматель, имеющий в Калмыкии родственные связи, решил делать бизнес, пользуясь конъюнктурой. Причем, учитывая тот факт, что предприятие зарегистрировано в Москве, налоги тоже остаются в столичной казне.


В свою очередь, мясоперерабатывающий комбинат близ поселка Гашун-Бургуста (в Кетченеровском районе), о скорой сдаче которого Орлов рапортует на всех уровнях, никак не может достроиться с 2011 г. Долгострою, упоминаемому теперь главой в связи с импортозамещением, требуются финансовые вливания.


Его будущая продукция, кстати, предназначена для зарубежного потребителя. По словам управляющего директора группы компаний «Продконтракт» Татьяны Битько, частное предприятие будет иметь статус экспортера: «Мясо полностью будет здесь разделываться, упаковываться в коробочку и уезжать в Арабские Эмираты, Израиль…».


Какое тут, спрашивается, импортозамещение? Наоборот, с запуском перерабатывающих предприятий без мяса могут остаться калмыцкие потребители. Потому как поголовье скота в республике снижается, а обещанные инвесторами откормочные площадки так и остались на бумаге. На бумаге значатся и свыше сотни тысяч голов крупного рогатого скота, выпасаемого якобы в калмыцкой степи. В интервью «Коммерсанту» Орлов говорит, что в зимовку пошло 670 тыс. голов КРС, а на официальном сайте Минсельхоза РК приводится другая цифра: «порядка 535 тыс. голов» (информация за 12 января 2016 г.).


Явно завышены и объемы поставки калмыцкого мяса. «150 тыс. тонн – это реальная наша планка», – доносит до сведения российской общественности Орлов. В то же время, проорловская газета пишет для местного читателя: «Производство КРС на убой в живом весе во всех категориях хозяйств составило 67,3 тыс. т».


Горький смех сквозь слезы вызывает и т. н. бездефицитный бюджет, которым хвалится Орлов. Его «грамотная и четкая финансовая политика» привела 3 марта с. г. к отставке министра финансов РК Надежды Глушкиной. Уволена она была за то, что в казне территории не оказалось средств на коммуникации к земельным участкам, четыре года назад предоставленным многодетным семьям. Вину за свою неспособность обеспечить доходами бюджет Орлов переложил на министра.


При «бездефицитном» бюджете из Калмыкии массово уезжают врачи и учителя, управленцы и финансисты, зарплату которым свели до минимума, а льготники месяцами ждут мизерных компенсаций за ЖКХ, выбивая их с помощью прокуратуры. Обманутыми оказались и ветераны труда, которым накануне выборов-2014 Орлов обещал доплату в 700 руб.


Выход республики в 2013 г. «из сверхдотационной зоны» калмыцкий лидер комментирует на свой лад: «мы стали больше зарабатывать и меньше обращаться за помощью федерального центра». На самом деле, как все знают, Алексея Орлова спасли тогда миллиардные налоговые отчисления друга Илюмжинова – Давида Якобашвили.


И начинать в 2010 г. Орлову довелось вовсе не с минусов, а с очень крепкой базы, заложенной Илюмжиновым. Уже работали проекты «Мясной пояс Калмыкии», пастбищное животноводство, договора с «Лукойлом», КТК. Практически проложен был Левокумский водопровод, возведено здание спорткомплекса, начат ремонт республиканской и детской больниц, газифицированы десятки населенных пунктов.


Из-за финансового кризиса 2008-09 гг. отдельные проекты по объективным причинам были заморожены. О чем бывший вице-премьер правительства Калмыкии, г-н Орлов, 15 лет занимавший высокий пост, осведомлен лучше других, но при этом продолжает нагло врать.


Да и в туризме дальше того, что было наработано при Илюмжинове, Алексей Маратович не продвинулся ни на йоту. Разве что его мать, Светлана Орлова, получает теперь преференции в продуктовом обеспечении туристов на традиционном фестивале «Гимн тюльпану».


Завуалировать отсутствие результатов, что-то присочинить, подтасовать, похвалить себя, а громкие провалы свалить на предшественника. Знакомо все это, убого и мелко…


Алексей ДОРДЖИЕВ

Ссылки

Источник публикации