Глава МНБ Ашот Егиазарян знал, где деньги лежат

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Глава МНБ Ашот Егиазарян знал, где деньги лежат

По делу о хищении из Моснацбанка $120 млн осужден только бизнесмен-исполнитель Колоян, банкиры-организаторы — на свободе

Оригинал этого материала
© "Росбалт", origindate::01.08.2011, Деньги "Росвооружения" уже не вернуть

Александр Шварев

Вступил в законную силу приговор по делу об одной из самых громких афер 1990-х годов — хищению у «Росвооружения» $120 млн. Деньги, принадлежавшие госкомпании, были переведены со счетов «Моснацбанка» двум офшорным фирмам. Один из участников преступления — Константин Колоян — получил четыре года тюрьмы. Сам он приговором остался недоволен. В первую очередь потому, что организаторы мошенничества остаются на свободе.

Басманный суд по просьбе самого Колояна рассматривал дело в особом порядке. Бизнесмен был признан виновным по статьям УК РФ 33 и 160 (соучастие в крупной растрате). Учитывая, что он активно сотрудничал со следствием, давал показания на лиц, которые организовали масштабную аферу, его приговорили к четырем годам лишения свободы в колонии общего режима и штрафу в 300 тыс. рублей. Однако Колоян и его адвокат посчитали такое наказание чрезмерно суровым. Они обжаловали его в Мосгорсуде, попросив отменить решение Басманного суда и отправить дело на новое рассмотрение, только уже в обычном, а не особом порядке. Колоян, в частности, выразил недоумение по поводу того, что «основные фигуранты дела известны следствию, находятся на свободе и не привлекались к уголовной ответственности». А в отношении других подозреваемых преследование прекращено за истечением срока давности. Отвечать за грандиозную аферу пришлось только ему, выполнявшему поручения руководителей «Моснацбанка», которые ввели Колояна в заблуждение.

Адвокат Колояна Андрей Блинов, в свою очередь, указал в жалобе, что действия организаторов аферы были неверно квалифицированы как растрата, хотя в них усматриваются признаки мошенничества (статья 159 УК РФ). По мнению защитника, приговор несправедлив, поскольку роль Колояна при получении денег была незначительной, а о том, что их собираются похитить, его доверитель якобы не знал.

И Колоян, и адвокат настаивали, чтобы дело было пересмотрено в обычном порядке с проведением судебного следствия. В свою очередь представитель прокуратуры попросил не отменять решение Басманного суда, поскольку обвиняемый добровольно согласился на особый порядок, а его действия квалифицированы правильно. В результате Мосгорсуд оставил приговор в силе, а жалобу Колояна — без удовлетворения.

Уголовное дело о хищении $120 млн было возбуждено еще 21 января 1999 года. По версии следствия, АКБ «Московский национальный банк» был создан в 1993 году, а его акционерами стали «Зарубежнефть», «Проммашимпорт» и «Росвооружение». Последняя госкомпания имела счета в «Моснацбанке». Начиная с 1995 года, банк неоднократно задерживал выполнение платежных поручений «Росвооружения», однако в госкомпании этому почему-то не придавалось значения.

Только после того как в 1998 году «Моснацбанк» рухнул, выяснилось, что значительная часть денег госкомпании была похищена. Причем не особо хитрым способом. Как установили следователи, в октябре 1996 года заместитель председателя правления «Моснацбанка» Юрий Симоненков отдал подчиненным распоряжение заключить договор о выделении крупного кредита офшорному банку «АКО Банк Корп» (Республика Науру). На основании этого договора сомнительной структуре было в общей сложности выделено $50 млн. Часть средств уходила непосредственно на счета в офшорах, часть — представители банка из Науру получали в кассе «Моснацбанка».

А 31 июля 1997 года Симоненко принял решение выделить кредит другому банку из Республики Науру — «Вексмарк Банк инк». Ему поступило $68,6 млн. Оба договора подписывались без одобрения кредитного комитета «Моснацбанка» и без согласия его акционеров. В вину непосредственно Колояну вменяли то, что с октября 1996-го по сентябрь 1997 года он, действуя от имени «АКО Банк Корп», получил в кассе «Моснацбанка» $11,4 млн.

Когда пропажей денег заинтересовались сотрудники ГУБЭП МВД РФ, Константин Колоян уехал в Молдавию. Позже в США перебрался и Юрий Симоненков. Летом 2002 года их объявили в международный розыск. Спустя четыре года Симоненкова даже задержало Федеральное бюро расследований США, но до экстрадиции в Россию дело так и не дошло.

Колоян же попался случайно. Прошлой весной он решил официально оформить свои отношения с подругой, однако не мог сделать это, так как имел на руках паспорт советского образца. Для замены документа на новый в апреле 2011 года он прилетел в Москву, где был задержан сотрудниками УВД ЦАО. На допросах в Следственном комитете РФ Колоян заявил, что «вынужден был оказывать пособничество Симоненкову» и другим руководителям «Моснацбанка», а также стоявшим за ними людям. Он подробно рассказал обо всех фигурантах аферы. При этом Колоян заявил, что будто бы не знал, что участвует в хищении денег.


***

Предправления Моснацбанка Ашот Егиазарян хорошо разбирается, "где лежат деньги... но не всегда знает, как их взять"

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::16.11.1996, Иллюстрация: "НТВ"

"Росвооружен" и очень уполномочен

Юлия Пелехова

[…] МНБ никогда открыто не рекламировал себя, и наверное, 99 из 100 опрошенных наугад граждан скажут, что ничего не слышали о таком банке. Больше того, не только простые обыватели, но и многие банкиры не могут сказать об МНБ что-то определенное.

В поле нашего зрения Московский национальный попал примерно год назад. Он как-то незаметно оказался в числе 100 крупнейших банков России по сумме активов, заняв по итогам 1994 года 74-е место. Первые попытки установить контакт с "незнакомцем" успехом не увенчались. В Московском национальном банке нам вежливо дали понять, что совершенно не заинтересованы в паблисити.

МНБ очень неохотно выдает информацию о своей деятельности и, кажется, совершенно не заботится о том, что принято называть "имиджем". В банке нет никаких справочно-рекламных материалов, никаких прайс-листов на предоставляемые услуги и тому подобного. Изданный тиражом 100 (сто) экземпляров проспект, содержащий скупые сведения об итогах деятельности банка в 1995 году, является настоящей библиографической редкостью. В банке не предусмотрена должность пресс-секретаря — интервью с одним из зампредов МНБ для Ъ организовывал начальник службы безопасности Игорь Астраханцев.

Такую скромность можно было бы только приветствовать, если бы не обстоятельства, чрезвычайно обострявшие наше любопытство. Мы все время натыкались на МНБ во всевозможных списках уполномоченных банков: тут было и право на работу с драгметаллами, и обслуживание северных и продовольственных программ, и участие в программах вексельного кредитования Министерства обороны, и много еще чего. Но особенно усилило наш интерес к банку его присутствие в двух "уполномоченных" списках.

Во-первых, Московский национальный банк, как оказалось, входит в число десяти уполномоченных банков ГК "Росвооружение" (с которой они, кстати, ровесники: и компания, и банк образовались в 1993 году). А во-вторых, мы нашли знакомое имя среди банков, уполномоченных на обслуживание счетов Федерального казначейства по Московской области. Наличие таких полномочий совершенно ясно указывало на то, что перед нами далеко не простой банк. И мы принялись собирать информацию.

История МНБ в цифрах
Московский национальный банк создан в 1993 году. Стартовый уставный фонд — 150 млн руб. На origindate::01.01.95 г., то есть через неполных два года после основания, активы банка составили 770,5 млрд. Еще полгода спустя — 1 трлн 212,3 млрд рублей, а к началу 1996 года — 3 трлн 215,4 млрд рублей. Наконец, по итогам первого полугодия 1996 года активы банка возросли еще немного — до 3 трлн 467,9 млрд рублей, что позволило МНБ занять 26-е место в списке 100 крупнейших банков России.

Кто правит бал

Первый вопрос, на который нам предстояло ответить, — кому принадлежит и кем управляется этот совсем не маленький банк. Как удалось выяснить, во главе банка стоит триумвират в составе председателя правления Ашота Егиазаряна и его первых заместителей Юрия Симоненкова и Елены Сиэрры. Каждый из них заслуживает отдельного разговора.

Итак, возглавляет правление МНБ Ашот Егиазарян, которому недавно исполнился 31 год. Егиазарян — типичный представитель генерации российских молодых "волков", частью имиджа которых является любовь к быстрой езде на 600-м "мерседесе" с мигалкой и сопровождением.

Compromat.Ru

Ашот Егиазарян

Ашот Егиазарян — сын Геворка Егиазаряна, заведующего кафедрой экономики промышленности МГУ им. Ломоносова. Егиазарян-старший был членом Госкомиссии Совмина СССР по радикальной реформе; в свое время его даже называли одним из "отцов хозрасчета". Зимой 1995 года Геворк Егиазарян трагически погиб.

Вернемся, однако, к Егиазаряну-младшему. По утверждению осведомленных источников, в начале 80-х он совместно с некоторыми нынешними своими коллегами по МНБ основал фирму по торговле компьютерной и электронной техникой. Потом провел некоторое время в США, где активно занимался бизнесом и сколотил значительный капитал, который затем вложил в создание банка. Правда, официальные данные о его трудовой биографии во второй половине 80-х и начале 90-х годов не указывают на то, что Ашот Егиазарян занимался предпринимательством. В 1987-89 годах он был инженером Московского шелкового комбината им. Свердлова, в 1989-90 годах — старшим инженером ВО "Экспоцентр", а в 1990-92 годах — генеральным директором фонда социально-экономического развития московского региона. И лишь после этого он официально объявляется в банковской сфере.

По утверждению сотрудников банка, Егиазарян не любит появляться на публике, "светиться" на банкирских тусовках и даже просто фотографироваться. Упорно избегает общения с прессой. Все наши попытки выйти на связь с ним — как официально, через банк, так и неофициально, через знакомых ему людей, — окончились безрезультатно. Такую скрытность руководителя МНБ объясняют по-разному: кто — природной застенчивостью, кто, напротив, чрезвычайным высокомерием и заносчивостью. Второе объяснение представляется нам более психологически достоверным, так как знающие Егиазаряна уверяют, что, когда нужно, Ашот Геворкович бывает очень коммуникабелен и вообще отличается умением обрабатывать нужных ему людей.

Среди сильных сторон руководителя МНБ называют качества финансового стратега, чувствующего, что может принести банку доход. К числу слабостей Егиазаряна и возглавляемого им банка, по мнению тех же источников, относятся недостаток практического опыта банковской деятельности, вследствие чего не всегда удается реализовывать исходящие от шефа идеи. "Где лежат деньги, он разбирается очень хорошо, — рассказывал один из наших собеседников, — но не всегда знает, как их взять".

Вторым человеком в руководстве МНБ является зампред правления Юрий Симоненков. Он за последние несколько лет также проделал довольно сложный путь: младший научный сотрудник в лаборатории генно-инженерных препаратов Института вирусологии АМН СССР (с 1982 года), затем — руководство финансовым отделом АО "Гименей" (с 1991 года), отделом маркетинга в СП "Орфей" (с 1992 года) и после этого — первый зампред Московского национального.

И наконец, второй зампред — Елена Сиэрра (из семьи приехавших в 30-е годы в СССР испанцев). За ней стоит Юрий Окороков, которому принадлежит фирма "Росток" — один из акционеров МНБ. Окороков — личный друг Ашота Егиазаряна, с которым они познакомились в США. Елена Сиэрра до прихода в Московский национальный банк успела поработать школьным учителем, затем главбухом НПО "Союз", а в 1992-93 годах была первым зампредом банка "Московия".

Акционеры
Всего было три эмиссии МНБ. Сведения по первой эмиссии 1993 года: "Забайкалзолото" — 33,33%, ТОО "Промэкспорт" — 20%, ТОО "Денита" — 16,67%, ТОО "Маг" — 13,33%, ТОО "Дюк" — 6,67%, ТОО "Ладья 4" — 10%.
В последующих эмиссиях дополнительно возникают АОО "Независимая группа 'Алмаз"', АОЗТ "Росток", Ассоциация внешнеэкономического сотрудничества малых и средних предприятий, "Оборонэкспорт", ВЭО "Зарубежнефть", ГК "Росвооружение" и ряд других структур (некоторые, правда, с очень незначительными процентами). Очевидно, чтобы не дать возможность кому-то из сторонних и тем более сильных акционеров не только что контролировать дела банка, но и интересоваться ими. По утверждению одного из акционеров МНБ, такое любопытство в банке не поощряется.

Некоторые из ошибок молодости

Второй основной вопрос: чем занимается МНБ? Надо сказать, что банк не претендует на универсальность и сконцентрировался на четырех основных направлениях. Но зато каких! Драгметаллы, нефть, обслуживание контрактов "Росвооружения", а в довершение — обслуживание счетов федерального бюджета. Завидный набор.

Любопытно, как зампред Елена Сиэрра описывает процесс формирования отраслевой структуры операций банка. По ее словам, до недавнего времени у руководства МНБ вообще не было четкой стратегии развития, и во все перечисленные сферы деятельности банк попал как бы случайно. Когда МНБ вышел на рынок в 1993 году, многие ниши уже были заняты и банку пришлось "хватать" то, что было еще доступно.

Исторически первой областью, куда устремился МНБ, были проекты, связанные с добычей золота. Сегодня это направление уже не является главным, и говорят о нем руководители банка с некоторой снисходительностью. Участие в золотых компаниях теперь называют ни иначе как "ошибками молодости". Дескать, прихватили "Забайкалзолото" в акционеры и навыдавали ему кредитов. Чтоб их вернуть, ввязались в тендеры по финансированию золотодобычи; так, мол, и пошло.

Несмотря на напускную скромность, пошло, видимо, неплохо. Вот один пример. Летом 1996 года Министерство финансов организовало тендер на право кредитования золотодобывающей промышленности под гарантии Минфина. Состав участников был очень представительным — "Российский кредит", "Империал", ОНЭКСИМбанк, Промстройбанк России и другие банки, на рынке золота занимающие не последнее место. Но первое место заняли не они. Комиссия Минфина "расписала" именно Московскому национальному банку самый большой лимит на кредиты под гарантии Минфина, а именно 200 млрд рублей. При этом ОНЭКСИМбанк довольствовался 84 миллиардами. Впрочем, можно согласиться с руководителями МНБ в том, что дальнейшие успехи банка затмили его золотые проекты.

За золотом последовала нефть. Схема здесь была похожей: МНБ удалось "по случаю" заполучить в акционеры не кого-нибудь, а компанию "Зарубежнефть". Благодаря этому банку удалось расширить круг своих клиентов за счет ряда нефтеперерабатывающих предприятий. С "Зарубежнефтью" связан и один весьма примечательный документ, который корреспонденту Ъ довелось увидеть собственными глазами. Это письмо ЦБ, в котором Банк России в завуалированной форме отказывает МНБ в участии в капитале совместного российско-вьетнамского банка — Росвьетбанка. Как известно, это банк создается для обслуживания вьетнамских контрактов "Зарубежнефти". Помимо самой "Зарубежнефти" в состав акционеров должен войти банк "Империал". Влезть в этот проект, судя по всему, стремится и МНБ, что свидетельствует о его немалых амбициях. Помимо всего прочего, участие в капитале российско-вьетнамского банка может открыть доступ к операциям с вьетнамскими долгами России.

Любовь к казне и оружию

Однако не золото и нефть являются для МНБ сегодня главным. Основное значение имеет обслуживание важнейшего клиента банка — ГК "Росвооружение" и счетов Федерального казначейства по Московской области.

По словам представителей МНБ, работа с военными контрактами началась с кредитования предприятий оборонки. Правда, осведомленные источники утверждают, что работа с оборонкой была не причиной, а скорее следствием работы с "Росвооружением".

В беседе с генеральным директором "Росвооружения" генерал-майором Александром Котелкиным и его заместителем по экономике Вадимом Еремичевым корреспондент Ъ, конечно, задал вопрос о принципах выбора уполномоченных банков. В ответ было сказано, что практически все банки (кроме "Нацрезерва"), уполномоченные сегодня на обслуживание контрактов "Росвооружения", достались компании в наследство от предшественников — "Оборонэкспорта" и других. Однако единственный банк, чье присутствие в списке уполномоченных нельзя объяснить таким образом, — это МНБ, так как, напомним, до 1993 года ни банка, ни самого "Росвооружения" не существовало. Поэтому истинные причины уполномоченности МНБ по "Росвооружению" остаются скрытыми. Но сам по себе этот факт позволяет предполагать, что банк либо пользуется большим влиянием в правительственных кругах, либо находится в большом фаворе у руководства "Росвооружения", либо и то, и другое одновременно.

Еще одним доказательством реального влияния банка во властных структурах является его участие в обслуживании счетов Федерального казначейства по Московской области. Само по себе получение банком в 1995 году статуса уполномоченного было "тихой" сенсацией (об этом просто мало кто знал). Но не менее показательной является и история с продлением полномочий МНБ на 1996 год. Дело в том, что в начале этого года в правительстве, находившемся под впечатлением банковского кризиса, и в частности краха банка "Национальный кредит", явно обозначилось желание обезопасить бюджетные деньги, изъяв их из коммерческих банков и переведя счета бюджета в учреждения ЦБ и Сбербанка России. После сложной закулисной борьбы институт уполномоченных банков сохранили, но списки уполномоченных, где оказалось довольно много "неблагонадежных" банков, пришлось почистить. Так вот, в списке уполномоченных на обслуживание счетов Федерального казначейства по Москве и Московской области на 1996 год МНБ сначала не оказалось.

Причиной, как утверждают осведомленные люди, стало некоторое "проседание" МНБ в конце 1995 года, из-за которого с трудом удалось закончить год без убытков. По словам руководства банка, некоторые проблемы возникли с крупной и доходной операцией — опять же по правительственной программе, которая должна была завершиться не в конце года, а позднее. Впрочем, все это не так уж важно. Важно то, что спустя совсем немного времени банк специальным решением правительственной комиссии был довнесен в список уполномоченных на обслуживание счетов казначейства по Московской области. Расширение списка утвержденных банков было сделано под предлогом необходимости сохранения существующего status quo до окончательного решения вопроса с бюджетными счетами. […]

["Российская газета", origindate::12.07.2011, "По следу пятой": Госдума ушла на каникулы перед последней сессией […] Виртуальным, по сути, всю эту сессию оставался только либерал-демократ Ашот Егиазарян. Он вроде бы значился в списках фракции ЛДПР. Однако почти в самом начале сессии Дума дала согласие Следственному комитету России на заключение депутата, с которого прошлой осенью уже была снята неприкосновенность в связи с возбуждением уголовного дела по фактам мошенничества в крупном размере, под стражу. И весеннюю сессию Егиазарян наблюдал откуда-то из-за границы, пребывая под заочным арестом и изредка напоминая о себе парламентским журналистам короткими комментариями по разным поводам. — Врезка К.ру]