Глава Рослесхоза Рощупкин исправил Лесной кодекс ради аукционов на Рублевке

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::08.05.2008, Фото: "Коммерсант"

Глава Рослесхоза Рощупкин исправил Лесной кодекс ради аукционов на Рублевке

Аферисты уже обналичили лес на 3 млрд долларов

Виктория Кривошапкина

Converted 26695.jpg

Глава Рослесхоза Валерий Рощупкин

В канун Первомая, когда раскрытию аферы с лесами на Рублевке исполнился ровно месяц, глава Рослесхоза Валерий Рощупкин вдруг очнулся и провел странную пресс-конференцию. Приехав в РИА «Новости», он заявил так:

– Аукционы были проведены абсолютно законно. Семьсот рублей за сотку – отличный доход для госбюджета. Мы отдаем лес не в интересах серьезных кланов, – а потому что его надо приводить в порядок! Отдаем без права частной собственности, без права рубки, без права использования под жилищное строительство…

***

Валерий Павлович в очередной раз пошутил. На арендованных участках очень скоро будет и собственность, и рубка, и элитные поселки. Пройдут считанные годы – и 991 гектар лесного фонда, которые Рощупкин с любовью отдал в аренду на 49 лет, изменит свой юридический статус.

Варианты здесь очевидны. Более реальный – включить леса в границы населенного пункта (вопрос укрупнения городов и районов Подмосковья сегодня почти переходит в практическую плоскость). Менее реальный – дождаться объединения Москвы и Мособласти (в процессе такой реформы сменится статус не только арендованных лесов). Наконец, после фокусов Рослесхоза управление лесами Подмосковья может быть передано с федерального на региональный уровень. А там уж губернатору Громову и его «афганцам» хватит сноровки пробить необходимые решения.

Абрамовичу, Шохину, Гоголю и прочим, более мелким победителям конкурсов (которые получили лес не только за громкие фамилии), надо просто запастись терпением. Деньги для изменения статуса арендованных участков у них есть. А в способности этих знатных лесоводов договориться хоть с чертом в ступе, не принято сомневаться вообще.

Но Рощупкина это уже не касается. Свой рублевский гешефт он получил авансом еще в декабре. Валерий Павлович мастерски сыграл дембельский аккорд. Так отвязный дед в последние дни службы уводит из части два вагона с тушенкой, чтобы на гражданке наконец-то вести себя как генерал.

Правда, формулировка «последние дни службы» не совсем корректна. Операции по выведению из оборота московских лесов – разом на 3 млрд долларов – Валерий Рощупкин посвятил последние три года своей жизни.

***

Сам Валерий Павлович в приватных беседах оценивает рынок аренды лесов ближнего Подмосковья как минимум в 10 млрд долларов. При этом не устает подчеркивать, что забота государства о лесном фонде всегда была довольно аморфна. В то время как у леса должен быть настоящий хозяин.

Этому тезису Рощупкин следовал весьма ревностно. Так, в 2006 году (несмотря на мораторий, который глава Минприроды Юрий Трутнев тогда наложил на рекреационную аренду) Валерий Павлович все же умудрился провести пару конкурсов – в общей сложности на 70 подмосковных участков. Заработал он тогда немного – около 60–65 млн долларов США. Чем он объяснил свои действия Трутневу, можно только предположить. По некоторым данным, в этих конкурсах были учтены интересы чинов среднего уровня с Лубянки и Старой площади, а также премьер-министра Фрадкова. Последнее, скорее всего, и объясняет тот факт, что, несмотря на отсутствие очевидной клановой принадлежности и крепко пенсионный возраст (два месяца назад Рощупкину исполнилось 63 года), контракт Правительства РФ с руководителем Рослесхоза продлялся из года в год.

Но отработанной системе тихих конкурсов забрезжил скорый конец. Владимир Путин потребовал принять и ввести в действие новый Лесной кодекс РФ не позднее 1 января 2007 года. Новый кодекс передавал распоряжение лесами в компетенцию губернаторов. А Рослесхозу и Валерию Рощупкину предлагалось вооружиться подзорной трубой и отслеживать, эффективно ли губернаторы лесами управляют. Как заработать на этом реальные деньги, было не совсем понятно.

***

И Валерий Павлович организовал законодательную авантюру, гениальную по своей простоте и нахальству. Для этого он пустил в ход все свои знакомства и связи.

Леса в остальных регионах его уже мало волновали. За четыре года руководства Рослесхозом Рощупкин раздал в долгосрочную аренду для вырубки все, что требовалось группе «Илим» (Иркутская обл.), концерну «Лемо» (Ленинградская обл.), группе «Титан» (Архангельская обл.), а также менее крупным лесопользователям.

Но в Московской области лес был не древесиной, а землей. И работы (уже на 50% проведенной работы) там оставался непочатый край… «Зеленый пояс» Москвы и лесфонд Подмосковья просто обязаны были остаться в федеральном подчинении.

И Валерий Павлович вспомнил, что в конце 1990-х годов, будучи еще мэром Омска, он получил гламурную премию «Серебряный лучник» в области PR-достижений. А еще вспомнил, что давно дружит с министром природопользования правительства Москвы Леонидом Бочиным, который родом тоже из славного Омска.

Таким образом, в 2005-2006 годах дуэт «Рощупкин–Бочин» (в арбитражных судах, в прессе, и особенно на различных этажах властной вертикали) активно разыгрывал всю порочность влияния правительства Москвы на «зеленый пояс» столицы. Те 300 млн рублей, которые мэр Лужков ежегодно тратил на уход за федеральным лесом, были не в счет. Рощупкин обвинял Лужкова в самоуправстве и подчеркивал, что пока правительство Москвы чистит лесные дорожки, в «зеленом поясе» вырубается гектар за гектаром. Леонид Бочин (на манер Ипполита Матвеевича Воробьянинова) со всем соглашался, грозно сверкал очками, часто кивал головой.

Параллельно концессионеры сравнили кадастровые бумаги и подняли вой о том, что за последние десять лет из лесного фонда Московской области исчезло (кражи? выведение из статуса? плохой учет?) более 70 тыс. га лесного фонда. Как раз в это время Борис Громов с генеральской непосредственностью начал очередную бомбардировку Кремля просьбами отдать «зеленый пояс» и леса Подмосковья в управление региону. Чем окончательно оказал себе медвежью услугу.

***

Оставив в управлении Рослесхоза подмосковные угодья, Валерий Павлович попытался замахнуться совсем уж на святое – на лесные аукционы.

Напомним, что при разработке нового Лесного кодекса, главным принципом предоставления лесов в аренду стали аукционы. Прежде лес распределялся на конкурсах, участники которых отбирались заранее, по странным квалификационным требованиям. Естественно, что до конкурсов допускались только те, кто должен был победить. С появлением же лесных аукционов победа должна была определяться исключительно ценой.

Но Валерий Рощупкин рассудил по-другому. Если в Московской области проводить аукционы, то весь доход от многократного превышения стартовой цены будет направлен в федеральный бюджет. И это будет невыгодно всем, кроме федерального бюджета. Значит, в Подмосковье (в силу его «особости») надо не только оставить федеральное управление лесами, но и забыть про аукционный принцип.

С этим предложением Валерий Павлович отправился к Герману Грефу – еще одному активному члену омского землячества, выпускнику Омского госуниверситета. Ведомство Грефа, кстати, и являлось официальным разработчиком текста нового Лесного кодекса. И до внесения в Госдуму могло добавить в документ хоть поэму Корнея Чуковского «Чудо-дерево».

Однако Греф встретил земляка не слишком приветливо. И, говорят, даже направил его предложение в область фаллического.

Но, как опытный любитель бокса, Валерий Рощупкин выждал время, пока Лесной кодекс поступит в Госдуму, – и нанес решающий удар. Он днями и ночами сидел в кабинете председателя думского комитета по природным ресурсам Натальи Комаровой (тут тоже помогли старые связи: когда в 1990-х годах Комарова была мэром Нового Уренгоя, Рощупкин возглавлял Союз российских городов).

Итогом совместного творчества стал документ, знакомство с которым гонит прочь все мысли о том, что над Лесным кодексом работали настоящие патриоты российской Природы. Скорее, это были рейдеры, нацеленные на очередной бесплатный захват. Потому что место проведения лесных аукционов, согласно данному законопроекту, можно было назначить даже на Северном Полюсе. И прием заявок на участие можно было проводить не более пяти минут.

В таком виде Лесной кодекс и просвистел через Федеральное Собрание на подпись к президенту. В таком виде он и вступил в законную силу с 1 января 2007 года. В таком виде он и действует сегодня – применительно к лесам ВСЕЙ РОССИИ, а не только Московской области.

Что было дальше, вы уже знаете.

***

Сейчас Рощупкин много говорит о несовершенстве Лесного кодекса. О том, что первый аукцион на Рублевке выявил много ошибок и «белых пятен» в законах, о которых никто не догадывался ранее. И обещает, что впредь аукционы в Подмосковье будет проводить не Мослесхоз, а якобы независимый аукционист (ФГУ «Лесоинфотека», подведомственное Рослесхозу, укомплектованное настоящими патриотами). И заявки на новые аукционы действительно смогут подать все желающие (а не только те, кто успел занести).

Валерий Павлович снова шутит. Потому что «белые пятна» в законодательстве, как известно, организовал он сам. Лично и собственноручно.

Таким образом, Мослесхоз, который провел аукционы в Москве и принимал на них заявки всего три часа, поступил на сто процентов законно. И даже очень гуманно по отношению к потенциальным участникам (напомним, пункт приема заявок мог оказаться на Северном полюсе, а место проведения торгов – на Южном). Ни Генпрокуратура, ни антимонопольная служба, которые сейчас проверяют законность процедуры, не нашли и не найдут ничего предосудительного. Правительство, скорее всего, даже не утвердит выговор, который министр Трутнев предложил применить к Валерию Рощупкину. А глава Мослесхоза Сергей Сопин, проведя на больничном месяца три, непременно восстановится на работе через суд.

Потому что наказывать аферистов не за что. Аукционы на Рублевке они действительно провели в полном соответствии с лесным законодательством. Отдали лес в аренду по госцене – 700 рублей за сотку. Почему так дешево? А потому что новый аукционный принцип: на торги больше никто не пришел, а лес нуждается в хозяине…

***

Даже если сейчас, после всех скандалов, в Лесной кодекс внести антикоррупционные изменения, они не будут иметь ровно никакого смысла. Крупные игроки в течение 2007 года уже взяли в аренду все, что хотели (и не только в Подмосковье, а в целом по стране). А некрупным теперь можно продать лес с аукциона за реальную цену, создав заодно иллюзию справедливости.

Только делать этого никто никогда не будет. Те, кто придут управлять (в Рослесхоз, на Лубянку, на Старую Площадь и т.д.) следом за нынешними организаторами аукционов, тоже имеют свои аппетиты.

Кстати, тему лесных аукционов вполне сможет и дальше отрабатывать Валерий Рощупкин. Изобретать барьеры и причины, по которым подмосковные леса можно и впредь реализовывать по госцене, он умеет как никто другой. А людей вроде Сергея Сопина, которых можно увольнять (сажать, унижать) после каждого аукциона, в кадровом резерве Рослесхоза вполне хватает.

Хватит и участков в Московской области. Сегодня лесной фонд данного региона достиг почти 1,79 млн га. Арендованных угодий в этом объеме – от силы 0,3 процента. Сколько можно заработать чиновникам на оставшихся 99,7 процентах, даже не считайте – голова закружится…

Под такой бюджет можно изменить не только Лесной кодекс. Можно изменить саму Конституцию.

***

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::25.04.2008

Москва. Акция протеста против итогов аукционов на право аренды подмосковных лесных земель

Анастасия Тарасова

Converted 26696.jpg

Converted 26697.jpg

Converted 26698.jpg

Converted 26699.jpg