Глава сельского поселения, где снимали "Левиафан" требует запретить показ фильма

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Глава сельского поселения, где снимали "Левиафан" требует запретить показ фильма

13 Января 2015

Татьяна Трубилина, глава муниципального образования сельское поселение Териберка Кольского района Мурманской области, одного из трех населенных пунктов, в котором снимался фильм «Левиафан», выступила против показа ленты на больших экранах, сообщает FlashNord.

«Впечатлений (от фильма) особых нет, мы здесь все алкаши, живущие в собственной помойке. С эстетической точки зрения я против показа, я вообще не знаю, кому этот фильм стоит смотреть», — заявила Трубилина.

Кроме Териберки, съемки «Левиафана» в 2013 году проходили также в Мончегорске и Кировске (Мурманская область).

12 января «Левиафан» стал лауреатом премии «Золотой глобус» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». 72-я ежегодная церемония вручения награды состоялась в Лос-Анджелесе. Награду принимали режиссер Андрей Звягинцев и продюсер фильма Александр Роднянский. В той же номинации на премию претендовали картины «Ида» Павла Павликовского, «Мандарины» Зазы Урушадзе, «Гетт: Процесс Вивиан Амсалем» Ронита и Шломи Элькабец и «Форс-мажор» Рубена Эстлунда.

«Левиафан» — второй российский фильм, после картины Сергея Бондарчука «Война и мир» (1969), получивший самую престижную после «Оскара» мировую кинопремию.


Народные рецензии:

Татьяна Сухова пишет:

ЛЕВИАФАН

Русские пьют и дерутся, власть отвратительна, как руки брадобрея, интерьеры и экстерьеры унылы, священники лицемерны – просвещенной общественности есть, за что хвалить фильм.

Ответ на вопрос «Кто виноват в драме героя?», тоже, казалось бы, лежит на поверхности, но "не все так однозначно".

Человек вступает в конфликт с системой, у него есть союзники, аргументы и даже оружие – компромат. Его противник – мэр заштатного городка – силен и циничен, но вовсе не всемогущ, и герой может рассчитывать если не на победу, то на ничью.

Первое столкновение, первые выпады, герой бросает откровенный вызов… И тут жена и друг за его спиной начинают сомнамбулически совокупляться. Почему, зачем? Что движет женщиной с бесстрастным лицом и столичным адвокатом, когда они, походя, предают героя? Как и почему гибнет женщина? Никаких ответов Звягинцев не дает. Но именно эти двое, жена и друг, совокупляясь, создают того Левиафана, который сжирает душу героя, а потом система перемалывает уже пустую его оболочку.

Вот, собственно, и вся история, по сути "бытовуха", на которую Звягинцев навешивает метки-флажки, уводящие на тупиковую дорогу к «бунту маленького человека», где и власть – Левиафан, и РПЦ – Левиафан, и судьба – тоже Левиафан.

Не нужно плодить лишние сущности. Если повар Кабанов разделывает свою жену на куски, значит, где-то внутри у него сидело чудовище, которое невозможно победить революционной прогулкой по площадям.

Именно потому, что история вырывается из рамок и оценок, заданных автором и его просвещенными почитателями, нужно признать: у Звягинцева есть талант. А вот живого чувства и ясности мысли, кажется, нет. К сожалению.

ЛЕВИАФАН. Продолжение. .

Если сюжет проваливается, как весенний наст, то, может быть, жизненная правда отыщется хотя бы в содержании конфликта. Разве нет у нас судов неправедных и властителей неприглядных? Есть, чего уж там.

Итак, завязка конфликта: муниципалитет по суду отбирает у героя дом, назначая компенсацию ниже рыночной цены. Первая странность: герой приходит на суд с другом – столичным адвокатом, который даже не пытается выстраивать защиту. Как же так: если мэр действует незаконно, то изложить аргументы защиты крайне важно для дальнейшего обжалования. Еще более важно услышать их зрителю - иначе непонятно: жертва ли герой или он действительно нарушил закон при постройке дома.

Но друг-адвокат, отмолчавшись на процессе, идет к мэру разбираться по понятиям и проигрывает, так как теряет весь свой кураж, за пару дней превратившись из благородного защитника в полюбовника с побитой мордой.

В финале на месте снесенного дома возводят храм. И это вторая логически необъяснимая странность, которую уже отметил Дмитрий Быков. Это же не Москва с точечной застройкой, а поселок на краю света. Вокруг – простор, строй, где хочешь. Более того, в поселке есть разрушенная церковь, и в реальной жизни именно ее в первую очередь стала бы восстанавливать епархия . Так почему, почему? А потому что гладиолус (с).

Американская история, натянутая на российские реалии, трещит по швам. От нестыковок глаза разбегаются в стороны. До такой степени не знать страну, в которой прожил полвека, это автору надо было постараться. Зато Канны дали приз за лучший сценарий.

Ссылки

Источник публикации