Главная извилина армии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Генерал Квашнин - одна из главных бед российской армии

© "Московский комсомолец", origindate::28.03.2002

Главная извилина армии. Из-за интриг генерала Квашнина страдает обороноспособность России

Владимир Семиряга

Converted 12812.jpg В том, что начальник Генерального штаба России Анатолий Квашнин личность незаурядная, можно не сомневаться. Иначе не смог бы он подняться по служебной лестнице на одну из высших армейских ступенек. Ему не откажешь в уме и интеллекте. Генерал смел и решителен, досконально знает жизнь войск. Он не запятнан грязными историями, не ворует и свое хобби — охоту — не ставит выше служебных интересов. Казалось бы, лучшей кандидатуры для должности начальника Генштаба не сыскать. Почему же тогда бытует мнение, что генерал Квашнин — одна из главных бед российской армии?

Начальника Генштаба губят непомерные диктаторские амбиции. Задавшись целью стать министром обороны, он готов ради ее достижения на любые поступки. Не случайно Квашнин прославился как главный армейский интриган — копать под начальство он умеет весьма профессионально. В итоге расформировываются целые войска, меняются принципы военного строительства, уходят в отставку министры. Эти бы усилия да на давно назревшее реформирование армии!

Однажды Анатолий Квашнин совершенно серьезно заявил, что если Генштаб считается мозгом армии, то он — его главная извилина. Но эта извилина пряма, как след от генеральской фуражки...

Из досье “МК”.

“Анатолий Квашнин родился 15 августа 1946 года в Уфе. В 1969 году после окончания Курганского машиностроительного института был призван на военную службу командиром взвода. В 1976-м с отличием окончил Военную академию бронетанковых войск и был назначен начальником штаба танкового полка. В 1978—1987 гг. — командир танкового полка, начальник штаба и командир танковой дивизии.

После окончания в 1989-м с отличием Военной академии Генштаба — 1-й замкомандующего армией, командующий армией. С 1992-го — в Генеральном штабе Вооруженных сил: заместитель, первый зам. начальника Главного оперативного управления. С февраля 1995-го — командующий войсками Северо-Кавказского военного округа.

Указом Президента РФ от 19 июня 1997 года назначен начальником Генерального штаба Вооруженных сил — первым заместителем министра обороны России”.

Призвание “пиджака”

Практически каждый выпускник гражданского вуза, попав в армию, мечтает об одном: побыстрее вернуться на “гражданку”. Квашнину же в армии, наоборот, понравилось. Армейский механизм и атмосфера подошли его сильной личности с ярко выраженными амбициями. Два года пролетели быстро, и лейтенант Квашнин решил связать свою судьбу с армией навсегда. Тем более что у него, как говорится, “служба пошла”. Причем так хорошо, что его, так называемого пиджака (на армейском жаргоне лейтенанта-двухгодичника), приняли в Военную академию бронетанковых войск через четыре года службы, вместо положенных пяти.

Успешному продвижению будущего начальника Генштаба по служебной армейской лестнице во многом способствовало и то обстоятельство, что каждой должности Квашнин худо-бедно соответствовал. Он не был блестящ, но не был и убог. Были в его биографии и героические страницы. Например, как-то в боксе загорелся танк. Зная, что в машине находится механик-водитель, Квашнин бросился в огонь и спас солдата...

С какого-то момента Анатолий Квашнин почувствовал себя самодостаточной фигурой. Очевидно, это произошло в 1995 году, после назначения командующим войсками Северо-Кавказского военного округа. Впрочем, эта должность была пределом компетенции генерала. Однако люди, распределявшие высшие военные должности в стране, либо не поняли этого, либо руководствуясь совершенно иными мотивами. В то время важной считалась в первую очередь личная преданность, а не профессионализм.

Особенно сильно Квашнин уверовал в себя после того, как в ходе первой чеченской кампании получил доступ к “семье”.

Из досье “МК”:

“Одно время Анатолия Квашнина называли “креатурой Березовского”. С БАБом Квашнин действительно был довольно близко знаком и даже замечен в совместных поездках, в том числе на Северный Кавказ. Считалось, что через начальника Генштаба Березовский имеет влияние на армию и может использовать ее в качестве силового аргумента своих интриг.

Однако назначению Квашнина на должность начальника ГШ способствовал не олигарх, а тогдашний начальник управления кадров Администрации Президента Евгений Савостьянов (экс-начальник управления ФСК по Москве и области), который курировал в администрации все силовые ведомства. Он тесно контактировал с “воюющим ястребом” Квашниным, оценил его исполнительность и сделал ставку на его преданность. Равно как и директор ФСК Сергей Степашин, также познакомившийся с генералом во время первой чеченской кампании. А вот с Борисом Ельциным, несмотря на слухи, Анатолий Квашнин близок не был, хотя президенту нравились его бравые и четкие доклады о положении на Северном Кавказе — Квашнина несколько раз вызывали с передовой прямо в Кремль”.

Чеченское предательство

Опытные генералы понимали, что армия не готова к войне и решение ввести войска в Чечню — ошибочно. Участвовать в этой авантюре отказались более 540 генералов и офицеров. Многих впоследствии уволили.

Квашнин же более чем легко согласился возглавить группировку федеральных сил и браво щелкнул каблуками. Он выступил сторонником немедленных силовых действий, что не осталось незамеченным в Кремле. Генералу страсть как хотелось добиться пусть маленькой, но победы. Однако штурм Грозного в январе 1995 года произошел совсем не так, как планировали в Москве. Потери были большими. По самым скромным данным, армия в одночасье потеряла 1426 человек убитыми и 4630 ранеными. Сгорело около 300 БМП и БТР, а также почти 60 танков. Был выбит практически весь личный состав 81-го и 74-го мотострелковых полков, 131-й Майкопской и 276-й бригад.

Именно в ходе первой чеченской кампании впервые было произнесено слово “предательство”, адресованное высшему военному командованию. Достаточно сказать, что у Дудаева была карта российского Генштаба со всей оперативной обстановкой. Квашнин в такой ситуации, конечно, не мог переломить ход кампании. Но на оперативно-тактическом уровне он, безусловно, мог оказывать влияние и сберечь жизни многим солдатам и офицерам.

Вообще, вся первая чеченская война — ярчайший пример того, как армия воевать не должна. Тем не менее руководство страны не сделало никаких выводов относительно полководческих способностей генерала Квашнина.

“Толя, будешь начальником”

Весьма забавна сама история назначения Анатолия Квашнина на должность начальника Генштаба.

По свидетельству одного генерала, долгое время проработавшего в Генштабе, никто из командующих округами тогда не хотел идти на заведомо “расстрельную” должность начальника ГШ. Командующие прекрасно знали положение в армии, характеризуемое одним словом — “бардак”. Знали они и непредсказуемый и своенравный характер Верховного. Анатолий Чубайс, в то время вице-премьер, предложил генералам самим выдвинуть приемлемую для них кандидатуру на должность начальника Генштаба. Во время одного из совещаний в мае 1997 года, на котором военачальники в очередной раз отнекивались от непрестижной должности, в зал вошел опоздавший командующий СКВО Анатолий Квашнин. Кто-то из генералов, увидев его, воскликнул: “Толя, ты самый молодой, вот и будешь начальником”.

Так у нового министра обороны Игоря Сергеева появился первый заместитель — начальник Генерального штаба Анатолий Квашнин. Ничего хорошего в этом тандеме не было заложено изначально...

Видимая часть конфликта “Сергеев — Квашнин” состояла в том, что министр, выходец из ракетчиков, отстаивал приоритетное развитие Ракетных войск стратегического назначения. Квашнин же полагал, что необходимо развивать силы общего назначения, а статус ракетчиков можно понизить до рода войск. В перспективе РВСН вообще переводились в прямое подчинение Генштаба.

Однако истинная подоплека ссоры, которую всячески пытались не выносить из военной избы, была гораздо глубже и законспирированней. Если Игорь Сергеев искренне верил, что мощные РВСН — благо для страны, то Анатолий Квашнин в этом споре преследовал цели сугубо прагматические. Он панически боялся, что наследником Сергеева на посту министра станет главком стратегических ракетчиков Владимир Яковлев.

Конфликт вышел за пределы здания на Новом Арбате и стал достоянием широкой публики, когда Квашнин пошел ва-банк и на коллегии Минобороны открыто оппонировал министру. Пришлось вмешиваться президенту и мирить двух высших военных чинов, как провинившихся школьников. Даже тертые генштабисты и те были шокированы поведением своего шефа. Так с министром в военной среде обходиться не принято, принцип единоначалия в армии непоколебим.

Из досье “МК”:

“В результате кадровых перестановок в Минобороны Анатолию Квашнину удалось практически без потерь сохранить свою команду. Его креатурами являются начальник Главного оперативного управления генерал-лейтенант Александр Рукшин, начальник ГРУ генерал-полковник Валентин Корабельников, начальник Главного организационно-мобилизационного управления Владислав Путилин, командующий войсками МВО генерал-полковник Иван Ефремов, статс-секретарь Минобороны генерал-полковник Игорь Пузанов, а также ряд других фигур второго эшелона. Среди них — командиры Таманской и Кантемировской дивизий, которые генерал Квашнин посетил недавно без согласования с министром и Верховным главнокомандующим, а также армейская группировка в Чечне, где высок процент командиров, назначенных с его личного одобрения. Людьми Квашнина в некоторой степени можно считать и полпредов-генералов Виктора Казанцева (Южный федеральный округ) и Константина Пуликовского (Дальневосточный): оба служили под его командованием в СКВО. Впрочем, такое деление носит весьма условный характер — в зависимости от складывающейся ситуации могут произойти определенные изменения”.

Фитиль для НАТО

В 2000 году Владимир Путин посетил российский радиоэлектронный центр на Кубе в Лурдесе — одну из последних наших военных баз за границей. Вряд ли президент поехал бы на объект, который планируется закрыть. Тем не менее через год он объявил о его ликвидации. Что подвигло Путина, который прекрасно знает цену развединформации, на такой шаг?

Выступить с подобной инициативой мог только Генштаб, в ведении которого этот центр и находится. Естественно, не без ведома Анатолия Квашнина, который и взялся объяснить, почему базу в Лурдесе необходимо закрыть (там, к слову сказать, помимо военной разведки активно работали сотрудники СВР и ФАПСИ). Однако рассказ Квашнина о том, как 10 разведспутников с лихвой компенсируют разведцентр в подбрюшье США, оказался столь неубедительным, что, похоже, и сам генерал не поверил в то, что говорил. То, что с Лурдесом допущена ошибка, осознали вскоре и в Кремле. Не случайно произошла утечка информации в прессу о том, что Россия приостанавливает демонтаж станции и вывод с Кубы техники и военнослужащих.

К слову сказать, с базой вышло то же самоуправство, что и с броском российских десантников из Боснии на аэродром Слатина в Косове. В обоих случаях действия Генштаба были предприняты в обход министров обороны и носили весьма непродуманный характер. Легендарный бросок десантников, вставивших фитиль всему НАТО, имел и негативные последствия — выторговывая потом воздушный коридор для пролета военной авиации, российская дипломатия пошла на серьезные уступки, в результате чего мы не получили в Косове своего сектора ответственности.

Сливать и разливать!

Еще одно хобби генерала Квашнина — сливать и разливать, не думая при этом о последствиях. Именно с его подачи в свое время были ликвидированы Сухопутные войска. С весьма странной мотивацией, поскольку Квашнин заявил тогда буквально следующее: “Мы разгоним Сухопутные войска, чтобы убрать Семенова”. (Генерал Владимир Семенов занимал должность главкома сухопутчиков и рассматривался как кандидат на должность министра обороны.) Абсурдность этого решения наилучшим образом видна сейчас, когда Сухопутные войска восстановлены в прежнем статусе.

В 1997 году в состав РВСН вошли Военно-космические силы и войска Ракетно-космической обороны. А уже в 2001-м начальник Генштаба пробивает решение “играть обратно” — ВКС и РКО становятся самостоятельными родами войск (с прямым подчинением Генштабу), а сами РВСН теряют видовой статус. В результате отнюдь не дешевой по стоимости рокировки достигается главный результат — перспективный генерал-ракетчик Владимир Яковлев уходит с большой военной арены. Генерал Квашнин вздыхает с облегчением, нисколько не переживая, что внедрение по американскому аналогу трехвидовой структуры Стратегических ядерных сил (СЯС) для России крайне невыгодно. Поскольку средств для наращивания морской и авиационной составляющих СЯС у нас нет. Да и производство новых атомных подлодок и стратегических бомбардировщиков потребует длительного времени.

По мнению директора Института США и Канады РАН академика Сергея Рогова, планируемая экономия средств за счет сокращения РВСН далека от действительности и составит не более 2 процентов от бюджета Минобороны. На эти деньги нельзя повысить боеготовность частей общего назначения.

А в том, что в Минобороны умеют “экономить” даже в малом, можно убедиться хотя бы на примере смены вывесок. Так, 16 сентября 1998 года вышло распоряжение Генштаба №417, согласно которому все военные училища переименовываются в военные институты, а академии — в военные университеты. Обошлась эта затея военному ведомству в 900 тысяч долларов. Теперь в недрах ГШ придумали приказ совершенно противоположного свойства: переименовать институты обратно в училища, а университеты — в академии. Цена этой процедуры тоже под миллион долларов.

Из досье “МК”:

“По планам Генштаба, ликвидация РВСН как отдельного вида вооруженных сил предусматривает сокращение до 2—4 дивизий с их последующей передачей в подчинение ВВС. Тяжелые межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) наземного базирования сократят с 780 до 400 единиц. Генштаб считает достаточным для России ядерного потенциала в 1,5 тысячи ядерных боеголовок — вдвое ниже, чем по Договору СНВ-2.

Другим направлением проведения реформы станет численное сокращение армии. По планам, в силовых структурах, включая Вооруженные силы, за пять лет планируется уволить 470 тысяч военнослужащих и 130 тысяч гражданских лиц. К 2005 году общая численность структур в России будет сокращена на 19,7 процента. Предполагаемая численность ВВС составит 217 тысяч человек. ВМФ сохранит существующие четыре флота: Северный, Тихоокеанский, Черноморский и Балтийский — общей численностью более 185 тысяч моряков. В составе Сухопутных войск предлагается иметь три компонента: соединения и части постоянной готовности, сокращенного состава и стратегического резерва. Сухопутные войска должны увеличить свою численность до 380 тысяч человек”.

Поход на мамлюков

Десантников начальник Генштаба не любит давно, о чем неоднократно говорил и публично, и на закрытых совещаниях. Сравнение с мамлюками — это еще мягкое выражение в устах Анатолия Квашнина. Впрочем, антипатия к крылатой пехоте имеет более глубокую подоплеку и зиждется на весьма ревностном отношении к... командующему ВДВ генерал-полковнику Георгию Шпаку. Квашнин, как опытный аппаратчик, нутром чувствует людей, которых не сломать и которые могут составить конкуренцию в карьерном росте. Сократив и ликвидировав как род войск ВДВ, начальник Генштаба устранит и весьма опасного соперника, пользующегося к тому же благосклонным расположением президента.

Какая-то маниакальная страсть у Анатолия Квашнина в разрушении наиболее боеспособных структур Минобороны. Выпестованные маршалом Игорем Сергеевым и генералом Владимиром Яковлевым РВСН раскроил как бог черепаху. Сейчас, засучив рукава, взялся за ВДВ, справедливо считающиеся наиболее боеспособными войсками. Десантники с 1988 по 2000 год принимали участие в 30 миротворческих операциях и приобрели бесценный опыт. Более 100 тысяч голубых беретов прошли все “горячие точки”. Казалось бы, радоваться должен начальник Генштаба, что есть в армии части, нюхавшие порох не на учениях, а в реальных сражениях.

К чему было, спрашивается, забирать у ВДВ миротворческие функции? Ведь только ротация в Боснии и Косове обойдется казне в 4,45 миллиона долларов.

Недавний побег двух бойцов из Ульяновской бригады, перестрелявших десяток человек, безусловно, лег на репутацию десантных войск темным пятном. И генерал Квашнин использовал этот инцидент для расправы с неугодными на полную катушку. Все ВДВ по распоряжению Генштаба подверглись массированной проверке. Проверяющие получили четкие инструкции: хорошей оценки у десантных войск быть не должно. Была направлена комиссия и в 106-ю дивизию в Тулу. Ее руководителем Анатолий Квашнин назначил... бывшего “лучшего министра обороны” Павла Грачева. С чего бы вдруг вытаскивать из чулана глубоко обиженного отставника? Объяснение в личных отношениях двух генералов, познакомившихся на первой чеченской войне и, по большому счету, объединенных виной ее провала.

Угрозы в розовой дымке

Когда начальник Генштаба весь пыл своего сердца отдает борьбе за кресло министра обороны, а не укреплению обороноспособности страны, трудно ожидать, что армия способна противостоять внешним угрозам. Нет ясности и в том, какие Вооруженные силы России надо иметь в наступившем веке. Да и откуда ей быть, если у руководства Минобороны нет четкого понимания, с какими вообще угрозами страна может столкнуться в ближайшее время.

В документах Генштаба, например, утверждается, что широкомасштабной войны не будет 15—20 лет. Откуда такая уверенность? Подобное заявление высокопоставленного военного может оказать на Вооруженные силы такое же деморализующее воздействие, как и известное заявление ТАСС от 14 июня 1941 года накануне нападения фашистской Германии на Советский Союз!

Вопросы, как говорится, на злобу дня: какое вооружение должны иметь современные армия и флот, что за численность — у российских Вооруженных сил, мобилизационных ресурсов, кадрового обеспечения? Ясности нет и не будет, поскольку телегу ставят впереди лошади. Армии выделяются копейки и под эти средства требуют подогнать и структуру, и численность, и вооружение. Политики, преследуя свои корыстные цели, фактически насилуют армию, а Генштаб делает вид, что присутствует на торжественной свадебной церемонии.

Что там говорить, если даже закон об альтернативной гражданской службе в Генштабе были не в состоянии разработать. В его основу легли законопроекты, разработанные депутатами Госдумы. Тут впору поручить парламентариям и реформированием армии заниматься — в любом случае хуже не получится.

* * *

Неустанная деятельность начальника Генерального штаба по удовлетворению своих личных амбиций, естественно, не могла не породить ответной реакции. Ибо она уже напрямую затрагивает интересы государственной безопасности (читай — близкого президентского окружения), и не случайно именно ФСБ инициирует сейчас через группу депутатов Госдумы проверку Счетной палатой финансово-хозяйственной деятельности Генштаба. По некоторым сведениям, цель этой ревизии — если не отстранение от должности Анатолия Квашнина, то частичная нейтрализация его усилий по компрометации бывшего разведчика Сергея Иванова. Отставка Квашнина может стать выгодной еще и потому, что будет на кого свалить вину за несостоятельность военных реформ. Генерал сам подсказал подобный ход, когда пытался использовать этот “козырь” в негласном противостоянии министру обороны — брошенный бумеранг ударит, похоже, самого Квашнина.

Об отставке Анатолия Квашнина говорят уже давно, однако генерал, используя свои связи и незаурядные интриганские достоинства, умудряется оставаться на плаву довольно длительное время. Его цепкости и настойчивости в достижении цели можно только позавидовать...