Главный борец с коррупцией Михаил Гришанков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::18.08.2005, Фото: grishankov.ru

Главный борец с коррупцией

Портрет на фоне пустоты

Максим Шмелев

Converted 19494.jpg

Михаил Гришанков

У главного борца с коррупцией в России, депутата Госдумы, председателя Комиссии по борьбе с коррупцией Михаила Гришанкова честное лицо, открытый взгляд, убедительная речь, приятные манеры. Он прекрасно выглядит, когда в своем любимом костюме от Hugo Boss садится в Пежо-607 (эту марку предпочитает и президент Франции). Пока этот замечательный человек возглавляет борьбу с коррупцией, взяточники могут спать спокойно.

Путь наверх

Осенью 2000 года депутат Государственной Думы, заместитель председателя Комитета по безопасности Госдумы Михаил Гришанков начал издавать газету "Челябинская область". На ее страницах Гришанков в ультимативной форме предлагал действующему губернатору Петру Сумину сотрудничество, а когда не получил ответа, официально зарегистрировался в качестве кандидата в губернаторы области. Так излагала историю выдвижения Гришанковым своей кандидатуры в губернаторы газета «Челябинский рабочий» 19 декабря того же года. Оставим на ее совести интерпретацию событий, интересен другой момент данной истории.

Журналист одной из челябинских газет спросил на пресс-конференции: "Откуда, Михаил Игнатьевич, деньги на выборы?" Гришанков тогда ответил: "Это вопрос ниже пояса".

Для того, чтобы понять всю глубину смысла ответа М. Гришанкова, надо вернуться на несколько лет назад, а потом заглянуть на несколько лет вперед, что мы и сделаем.

Михаил Игнатьевич Гришанков родился 16 февраля 1965 года. После окончания Челябинского политехнического института с 1988 по 1990 года работал инженером-конструктором на оборонном предприятии СКБ "Ротор".

В 1990 году молодого инженера призвали, и он получил назначение в структуру КГБ. В 1991 году окончил высшие курсы КГБ в Тбилиси и начал карьеру в этой организации в качестве оперативного сотрудника подразделения по борьбе с коррупцией и организованной преступностью УКГБ (УФСБ) по Челябинской области. Михаил Гришанков занимался расследованием дел, в которых фигурировали крупные бизнесмены и высшие должностные лица страны. Последняя должность на 1999 год - начальник подразделения отдела экономической контрразведки УФСБ по Челябинской области.

Во время службы в органах Михаил Игнатьевич успевает заочно окончить экономический факультет Челябинского государственного университета и получить третий диплом о высшем, теперь экономическом, образовании.

В сентябре 1999 года Михаил Гришанков за успешное выполнение специального задания правительства, связанного с обеспечением ядерной безопасности России и осуществленного на территории Челябинской области, был награжден орденом Мужества. Как он потом сам рассказал, он внедрился в преступную группу и при задержании преступников сделал предупредительный выстрел в воздух.

В этом официальном послужном списке М. Гришанкова все замечательно, кроме одного - не просматривается даже намека на источники легальных доходов, которые позволили бы ему осенью 1999 года вести кампанию по выборам в Госдуму, а через полгода начать издавать газету и участвовать в губернаторской гонке. Газета, кстати, издавалась тиражом несколько десятков тысяч экземпляров, по ТВ непрерывно крутили ролики кандидата, а портретами Гришанкова были увешаны деревьях по всему городу, что вызвало недоумение у челябинцев. В некоторых комментариях высказывалась мысль, что если бы кандидат вел свою кампанию поскромнее, может и стал бы губернатором, а так занял только второе место.

М. Гришанков очень красиво рассказывал о том, как в середине 1999 года уйти из ФСБ и заняться политической деятельностью его побудило желание «исправить ситуацию», когда, например, «у власти находятся люди, проходящие по оперативным материалам ФСБ. Преступники, которые не обладают ни знанием, ни опытом, а просто имеют деньги. Тот же самый Владимир Головлев заседает в Государственной Думе и принимает законы, от которых зависит жизнедеятельность общества».

Порыв, безусловно, благородный, которому может последовать любой сотрудник правоохранительных органов, для чего достаточно достать из тумбочки несколько миллионов долларов и пойти приносить пользу своему народу.

По достоверных данным, в декабре 1999 года, перед голосованием по выборам депутатов Госдумы, областные органы власти и ФСБ потребовали от Гришанкова снять свою кандидатуру, но он отказался. Естественно предположить, что отказ М. Гришанкова объясняется наличием за его спиной очень мощных покровителей, которые не только решили все финансовые проблемы офицера ФСБ, но и обеспечили ему достаточную поддержку, чтобы не поддаваться на нажим властей и спецслужб.

Отметим удивительную уверенность М. Гришанкова в своих силах и его огромную финансовую базу. В сентябре 1999 года он был включен в предварительный список избирательного объединения "Духовное наследие" (№19 в Уральской региональной группе) для участия в выборах в Государственную Думу РФ, но в окончательный вариант списка, зарегистрированный ЦИК РФ, не вошел. Включение в предвыборные списки стоило недорого – до 50 тыс. долларов. Когда же в списках подполковника не оказалось, он пошел на выборы как независимый кандидат. Примерная стоимость мандата депутата Госдумы [page_12487.htm оценивалась в 1999 году в размере 500 тыс. долларов]. Губернаторская кампания в крупном регионе обходилась претендентам в 3-5 млн долларов. По некоторым данным, реальные расходы Гришанкова составили $1,5 млн.

Представляется достаточно очевидным, что никакие серьезные бизнес-структуры, действующие в Челябинской области, да и на федеральном уровне, не стали бы вкладывать такие огромные средства в молодого офицера ФСБ, только начинающего свою политическую карьеру. Шансы на победу никому не известного Гришанкова на думских выборах были ничтожны, а уж на губернаторских выборах практически нулевые, так что миллион долларов можно было заранее считать выброшенным на ветер. В местных СМИ писали, что предвыборные кампании М. Гришанков проводил на деньги дружественных коммерческих компаний, в числе его спонсоров также назывались и структуры, близкие к Минатому РФ.

Чем смог подполковник ФСБ убедить коммерческие структуры дать ему несколько сотен тысяч долларов на думскую кампанию и полтора миллиона поиграть в кандидаты в губернаторы?

В его собственном изложении сейчас это звучит так: «Перед выборами в Госдуму мало кто верил в мою победу, кроме двух-трех самых близких друзей. Но были руководители предприятий, к которым я обращался за помощью, и которые поддерживали не меня конкретно, а будущие перемены. Называть этих людей я не хочу, они меня об этом не просили. Я работаю открыто, легально и честно. И мне кажется, сейчас все видят, что у меня нет денег. Вся работа строится на личностном ресурсе. Никаких финансово-промышленных групп за мной не стоит!»

Во время выборов Гришанков выражался более правдоподобно: "Знаете, у меня в Кыштымском округе очень много друзей - директоры, бизнесмены, которым мне приходилось помогать, когда они оказывались в сложных ситуациях". Но по официальным данным, его главными спонсорами были не те бизнесмены-земляки, которым он «помогал», а некий ЗАО "Нижневартовсквтормет".

Кто скрывался под "Нижневартовсквтормет", не установлено, возможно это были коммерческие структуры, но «особые», которые могли позволить себе рискнуть парой-другой миллионов на депутата от депрессивного Кыштымского округа. Определить их можно путем вычитания из всех существующих в России серьезных сил властей, крупного бизнеса и спецслужб. Кто остался на трубе?

Вот некоторые [page_14818.htm факты деятельности М. Гришанкова] на ниве борьбы с коррупцией.

В начале 90-х годов оперуполномоченный отдела экономической безопасности УФСБ по Челябинской области Михаил Гришанков принимал участие в расследовании "дела Golden Ada", в рамках которого к уголовной ответственности был привлечен ряд высокопоставленных чиновников, в том числе глава Роскомдрагмета Евгений Бычков. В 1995 году господин Гришанков провел первый допрос главы Golden Ada Андрея Козленка, но решил оставить его на свободе. Через день Андрей Козленок сбежал из России и был экстрадирован обратно спустя три года.

В сентябре 1996 года начальник подразделения отдела экономической безопасности Челябинского УФСБ Михаил Гришанков лично арестовал в здании Госдумы помощника депутата Владимира Головлева Анатолия Дудина. Это был первый арест в стенах Госдумы. Господин Дудин обвинялся в причастности к финансовым махинациям в ходе приватизации в Челябинской области (он возглавлял чековый инвестиционный фонд "Социальная защита населения", через который, по данным следствия, были похищены крупные пакеты акций госпредприятий). В деле в качестве обвиняемого фигурировал и сам депутат Головлев, который в начале 90-х возглавлял комитет по управлению госимуществом области. Вскоре после задержания Анатолий Дудин был отпущен под подписку о невыезде и скрылся (он до сих пор находится в розыске).

Тянет это на полтора миллиона долларов или нет? Когда-нибудь узнаем.

Некоторые детали будущей деятельности М. Гришанкова в Госдуме говорят в пользу гипотезы, что описанные выше эпизоды «борьбы с преступностью» были не случайными в бурной жизни искателя приключений.

Пристрелка

Получив мандат депутата российского парламента, Гришанков очень активно включается в думскую работу.

С 26 января 2000 года - он заместитель председателя Комитета Государственной Думы по безопасности. С марта 2000 года - член постоянной Комиссии Государственной Думы по борьбе с коррупцией.

Входит в парламентскую группу "Народный депутат".

Михаил Игнатьевич принимает активное участие в работе правительственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту и Комиссии при Президенте России по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести. Гришанков является членом рабочей группы по разработке Федерального закона "О статусе участника боевых действий".

Во время выборов Президента РФ Михаил Гришанков являлся доверенным лицом Владимира Путина в Челябинской области. Кыштымский округ, который во время избирательной кампании был зоной ответственности Гришанкова, по количеству голосов, отданных за В. Путина, занял второе место в области.

В Государственной Думе М. Гришанков активно лоббирует интересы южноуральского военно-промышленного комплекса, в частности, помогая Кыштымскому радиозаводу получить выгодный военный заказ, добивается положительного результата.

На официальном сайте М. Гришанкова приводится 30 наиболее значимых законопроектов, подготовленных при участии депутата за время работы в Государственной думе. Из этих законов, в основном посвященных социальным вопросам и некоторых техническим деталям работы силовых ведомств, выделяют два:

- «О внесении дополнений в Федеральный закон "О наркотических средствах и психотропных веществах" (в части установления порядка определения размеров средних условных доз наркотических средств и психотропных веществ, обнаруженных в незаконном обороте, и количеств запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества)» (2002 г.),

- «О парламентских расследованиях Федерального Собрания Российской Федерации» (2002 г.).

Смысл первого законопроекта - помощь наркоторговцам в уходе от уголовной ответственности. Дело в том, что наркомафия пролоббировали в правительстве порядок, согласно которому уголовная ответственность наступает лишь при обнаружении у человека 10-ти и более средних доз запрещенного препарата. Меньшее количество повлечет за собой только административное наказание. Однако впопыхах от радости наркоторговцы забыли написать, как собственно определять эти средние дозы.

Значение законопроекта Михаила Игнатьевича «О парламентских расследованиях Федерального Собрания Российской Федерации» для тех целей, ради которых он создавался, трудно переоценить.

Самое главное - закон о парламентских расследованиях не нужен в принципе. К такому выводу пришли эксперты Фонда развития парламентаризма в России. Полномочий, которые предоставляет депутатам Конституция, вполне достаточно, чтобы вести парламентские расследования. Парламенты всех развитых стран применяют механизмы парламентских расследований, но везде они считаются внутренним делом парламента. Кроме того, в текст законопроекта были внесены положения, принципиально противоречащие статусу парламентариев, например, в законопроекте установлена выработка рекомендаций по наказанию виновных, а среди функций комиссии по расследованию – выявление виновных лиц и обращение в государственные органы с требованием привлечения виновных к дисциплинарной, административной, уголовной ответственности. Правительство вполне обоснованно дало на законопроект отрицательное заключение.

Что же дальше делает М. Гришанков для развертывания процедур парламентских расследований? Ничего! Важнейший механизм контроля парламента за деятельностью правительства и правоохранительных органов оказался блокированным. Когда отдельные депутаты предлагали срочно разработать процедуру парламентских расследований, им говорили: «Подождите, идет работа над законом». В общем, М. Гришанков действовал строго в соответствии с проверенным комиссарским правилом: «Не можешь предотвратить, обязан возглавить!»

За отсутствие механизма парламентских расследований в России Михаила Гришанкова все воры, бандиты и коррупционеры должны на руках носить. «Газпром» перекачивает неизвестно куда миллиард долларов с помощью некоей швецарской конторы, контролируемой мафиози Семеном Могилевичем. Украинская СБУ пытается разобраться в махинациях. Вот тут бы и пригодилась помощь российских борцов с коррупцией в парламенте. Но нет механизма… В столице вооруженные группы рейдеров захватывают стратегические предприятия и научные учреждения с помощью фальшивых документов и коррумпированных чиновников. Например, группа Олевинского-Шпурова захватила НИИ шинной промышленности, где разрабатывались катки для танков и пулестойкие шины для БТР, а группа Нестеренко с помощью захвата Научно-исследовательского института эластомерных материалов и конструкций оставила без специальных резинотехнических изделий атомную и космическую отрасли, а также ракетные войска и производителей истребителей Су. Но антикоррупционная комиссия Госдумы по главе с М. Гришанковым не поднимает вопрос о парламентском расследовании этих фактов – нет закона…

Так бы и продолжалось успешное блокирование создания механизма парламентских расследований, но в историю вмешались высшие силы. В апреле 2005 года президент РФ Владимир Путин в своем обращении к Федеральному собранию неожиданно заявил о необходимости законодательно закрепить процедуру парламентских расследований. Изменить готовый текст законопроекта в соответствии с замечаниями правительства и экспертов можно было бы за неделю. Но ничего не делалось в течение полутора месяцев.

Наконец в июне парламентариям напомнили о словах президента, и в Думе срочно организовали круглый стол по проблемам парламентских расследований. При этом сочинять новый закон единороссы твердо решили с нуля, не взяв за основу гришанковский проект, принятый в первом чтении в 2003 году, и не пригласив своего товарища по партии возглавить эту работу. Очень показательно!

Показательно и то, что после того, как Михаил Гришанков возглавил 20 апреля 2004 года Комиссию по борьбе с коррупцией, в его перечне важнейших законопроектов на официальном сайте не добавилось ни одной строчки. За полтора года депутат Гришанков не внес ничего в российское законодательство, чем можно было бы прилюдно гордиться по его собственному мнению. Чем же он не решился гордиться?

Странные законы

В мае 2004 года группа депутатов во главе с председателем Комиссии по борьбе с коррупцией депутат М. Гришанковым внесла законопроект, усиливающий, по словам Гришанкова, контроль за движением наличных денежных средств в целях борьбы с отмыванием доходов, полученных преступным путем. В законопроекте, в частности, предлагалось установить обязанность организаций, осуществляющих операции с денежными средствами и иным имуществом, приостанавливать на 2 рабочих дня операции по снятию со счета или вклада наличных денежных средств в размере равном или больше 600 тыс. рублей или эквиваленте в определенных случаях, в частности, при возникновении подозрения в причастности операции к отмыванию преступных доходов или финансированию терроризма. Соответствующие финансовые структуры были бы обязаны представлять информацию об этих операциях в уполномоченный орган - Федеральную службу по финансовому мониторингу (ФСФМ).

Реакция банкиров на данное предложение была однозначна – это бред, терроризм не финансируется через открытые банковские переводы. Реальный эффект от предложения Гришанкова раскрыл заместитель председателя Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Павел Медведев. П. Медведев пояснил, что требуется не просто сообщать в комитет по финансовому надзору о подозрительных операциях, куда и по действующему закону информация идет практически в тех же случаях, о которых говорится в гришанковской инициативе, но по каждому случаю предложить чиновникам принимать штучное решение буквально в течение нескольких часов продолжать начатую банком приостановку операции еще на пять дней или нет - это «сумасшедший дом». «Те 10 тысяч сообщений, которые сейчас поступают в Комитет по финансовому надзору, пополняются неизвестным количеством сообщений значительно большей сложности, по которым надо принимать значительно более сложные решения. Отсюда следует, что этот закон реально работает как раз в противоположную сторону. Он помогает прятать грязные деньги…» - утверждает Медведев. Сейчас банки сообщают о подозрительных операциях, но клиент не знает, сообщил банк, или нет. Если закон был бы принят, каждому клиенту, который хочет снять большую сумму, фактически говорилось, что он на крючке, значит поток серых денег сделается еще больше, чем сейчас, и «в этом потоке серых денег легче будет спрятать черные, грязные, бандитские деньги», заявил Медведев.

Похоже, не зря неведомый "Нижневартовсквтормет" финансировал выборы г-на Гришанкова.

В октябре 2004 года М. Гришанков выступил еще с одной громкой инициативой – возращении в уголовный кодекс нормы о конфискации имущества, той самой, за отмену которой он лично голосовал год назад. Для пропаганды своей идеи он даже организовал в Госдуме круглый стол.

Профессор, полномочный представитель правительства РФ в высших судебных органах РФ, доктор юридических наук Михаил Барщевский убедительно показал бессмысленность гришанковкой идеи. Сегодня, сказал М. Барщевский, 81-я статья УПК позволяет производить конфискацию в тех же размерах, в которых она описано в предлагаемом законопроекте. Поэтому законопроект не нужен, нужно применять действующее законодательство. Принципиальная разница между 81-й статье УПК и тем, что проталкивает Гришанков и что, кстати, находит поддержку в некоторых властных кругах, в сущности конфискации – сейчас можно конфисковать только то, что было нажито нечестным путем, а предлагается конфискация имущества как мера наказания. К чему это приведет, предугадать нетрудно. Сегодня с помощью купленных судебных решений бандиты захватывают только предприятия, а завтра будут захватывать дома и земли своих жертв. Предлагаемый Гришанковым законопроект ударит по законопослушным гражданам и… беднякам. М. Барщевский сказал во время дебатов по проекту: «… в советские времена… я работал адвокатом, "на земле", и должен вам сказать, что конфискация имущества по полной программе применялась к… простым работягам… Тех, кто были побогаче, те всегда, и в те времена, и сегодня, договаривались».

Говоря о качестве гришанковского документа, профессор не удержался. Шедевром законопроекта, по словам эксперта, является то, что, например, за госизмену конфискация имущества есть, а за разглашение гостайны - нет, и за шпионаж тоже нет, а вот за кражу - есть. «Такого я не видел никогда, - заявил М. Барщевский.- Тут Жванецкого не хватит, чтобы просто с интонацией прочесть». Представитель правительства высказал при этом интересное наблюдение: «Авторы законопроекта… почему-то все выпускники либо высшей школы МВД, либо высшей школы КГБ». Этот факт давно уже стал темой для разговоров в среде специалистов. В нынешней Госдуме бывших сотрудников спецслужб, как карасей в пруду, но работать над законодательством они и не хотят, и не умеют. В результате, по данным фонда «Индем», средний размер взятки в России за последние пять лет вырос более чем в десять раз и достиг 135 тыс. долларов, общая сумму взято выросла с 33,5 до 316 млрд долларов, что превышает федеральный бюджет, а страна в рейтинг по размаху коррупции опустилась на 95 место в мире. Время подскажет, какова в этом заслуга лично председателя думской Комиссии по борьбе с коррупцией М. Гришанкова.

Деньги кончились

Еще перед последними думскими выборами 2003 году уральские СМИ писали о финансовых затруднениях Михаила Гришанкова. Он начал усиленный поиск спонсоров и даже был вынужден существенно сократить штат своих помощников и осуществлять малозатратные предвыборные акции, к примеру, антинаркотические кампании. Летом 2005 года, когда появились слухи о предстоящем уходе в отставку губернатора Челябинской области Сумина, в местных издания вновь появилась информация, что Гришанков «занялся активными поисками спонсоров».

В пользу гипотезы о стесненных обстоятельствах, в которых оказался главный российский борец с коррупцией, говорит его активное противодействие законопроекту о поправках в закон «О лекарственных средствах» весной 2005 года. Поправки направлены на снижение криминогенности фармацевтического рынка за счет фиксации базовых цен препаратов, запрета закупки препаратов у неуполномоченных производителем дилеров, выписки рецептов на действующее вещество, а не на торговую марку. По оценкам экспертов, с принятием поправок западные фармацевтические компании потеряют на российском рынке $1,2 млрд, соответственно, столько же получат отечественные производители. М. Гришанков, в комиссию которого законопроект попал на предмет исследования на коррупциогенность, сумел на два месяца задержать его рассмотрение в Госдуме, найдя в десяти параграфах бездну коррупционных лазеек. При этом порядок взаимодействия производителей и дилеров с государственными регулирующими органами в предложенных поправках ничем не отличается от ныне существующего. Большее всего М. Гришанкова бился за то, чтобы новый порядок определения лекарственных средств по действующему веществу, а не торговому бренду, ограничился госзакупками (тут все лоббисты западных фирм были бессильны), а для населения все оставалось по-старому. То есть врачи за премии от западных компаний будут, как и раньше, выписывать дорогие препараты, а не дешевые российские аналоги. Понятно, что сохранение прежнего порядок выписки рецептов на лекарства не имеет ни малейшего отношения к борьбе с коррупцией, а лоббируется западным фармацевтами, о чем прямо заявили в аппарате одного из авторов поправок Б. Шпигеля.

Не менее подозрительное впечатление производит борьба М. Гришанкова за откладывание вступления в действие закона о местном самоуправлении аж до 2010 года. Очевидно, что к борьбе с коррупцией эта инициатива Гришанкова также никак не относится. Никто из политических и муниципальных деятелей Челябинской области не признался, что просил депутата похлопотать об отсрочке, хотя М. Гришанков именно на это и намекал, как на причину. «Кто?» и «Зачем?» в данном случае пока неизвестно. Некоторые специалисты высказывают предположение, что введение местного самоуправления резко ударит по подпольной торговле водкой, так как региональные и местные власти будут следить друг за другом, надеясь перехватить контроль над этой доходной частью рынка. Прецеденты уже имеются.

"Он родился после смерти отца"

С 1999 года, то есть с тех пор, как г-н Гришанков начал позиционировать себя как главного официального борца с коррупцией, в законодательной области в этой сфере практически ничего не делается. Не подготовлено ни одного нового закона о борьбе с коррупцией, похоронены ранее подготовленные проекты законов «О борьбе с корурпцией» и «О противодействии коррупции», «Основы антикоррупционной политики», не ратифицированы уже подписанные Россией Конвенция ООН против коррупции, а также Конвенция Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию» и «О гражданско-правовой ответственности за коррупцию» (Гришанков обвиняет в этом правительство).

По словам председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктора Озерова, криминал проникает сегодня во власть через целевое лоббирование и нарочитое создание дефектов в текстах законов. «Наши законодатели не первый год борются с коррупцией. В Госдуме уже второй созыв подряд даже работает соответствующая комиссия. Но все остается по-старому, - говорит В. Озеров. - В российских СМИ сегодня даже приводятся расценки на коррупционные услуги: выигрыш процесса в арбитражном суде, незаконный арест имущества, необоснованное преследование органами МВД конкурента, силовой захват офиса, проверка налоговиков с обыском». Вообще, по мнению председателя комитета Совета Федерации, российские нормативные правовые акты о противодействии коррупции разрозненны, многие из них носят подзаконный характер, не учитывают положений ряда международных законов.

Ему вторит аудитор Счетной Палаты Владимир Пансков: «В ряде случаев законодательные лазейки вообще позволяют незаконно получать бюджетные средства и уходить от ответственности, используя многоходовые комбинации».

Эти слова лишний раз говорят об очевидном - работы у думской Комиссии по борьбе с коррупцией не меряно. Но комиссия, возглавляемая Михаилом Гришанковым, реально не делает ничего. Да, проводятся многочисленные PR-акции, круглые столы, депутат активно светится в СМИ, но ни одной законодательной инициативы по искоренению коррупции и дыр в законодательстве предложено не было, даже для вида. Ничего, кроме «странных законопроектов» с уголовно-коррупционным душком.

Единственно, что положительно в данной ситуации, сущность М. Гришанкова давно поняли его коллеги по партии «Единая Россия», куда, кстати, Гришанков долго не вступал (боялся, что откажут?). За год с лишним существования Комиссии, которая по задумке должна была проверять все законы на коррупциогенность, ей доверили это дело всего два раза.

Наверное, очень неприятно общаться с человеком, который заявил о своем политическом противнике Валерии Гартунге: «Валера родился после смерти отца». Гартунг не подает Гришанкову руки.

Нелишне добавить, что М. Гришанков выступает против смертной казни, чем принципиально отличается от всех порядочных работников силовых органов, которые реально имели дело с убийцами невинных граждан.

Сейчас депутат Гришанков очень хочет стать губернатором. Где угодно, и активно добивается в президентской администрации включения себя в списки кандидатов в губернаторы. Пока безрезультатно. К счастью.