Главный в блоке Глазьева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Главный в блоке Глазьева

"Хитом кампании 2003 года обещает стать блок Сергея Глазьева, которому прочат то роль второй колонны уверенно идущих к победе на выборах левых, то место патриотической кремлевской альтернативы забюрократизированной донельзя "Единой России". Вне зависимости от того, какое название победит в тендере на заголовок - "Товарищ" ли Марата Гельмана или собственно глазьевское нечто производное от НПСР, - главным человеком в блоке Сергея Юрьевича, по общему мнению, является не он сам, а глава думского комитета по международным делам и спецпредставитель президента РФ по Калининграду. Просим любить и жаловать: Дмитрий Олегович Рогозин, чьи лицеприятный ("Соотчественник") и нелицеприятный ("Цивилизованный националист") портреты авторы "РК"представляют для вас сегодня. Рогозина мало кто считает диплоМАТОМ, но отдадим своему герою должное - как функционер он оказался довольно эффектным, чтобы не сказать - эффективным менеджером для России Владимира Путина. Если спасет Кремль от триумфа КПРФ, ради чего собственно все и затевается, сможет просить у президента и министерский портфель. В кабинете "своего" правильно патриотического "премьера".

Цивилизованный националист
"Державность - это вовсе не стремление к сильному и эффективному государству. Это - нечто противоположное: языческое обожествление самодовлеющей силы государственной власти, поставленной вне общества и над ним. Державному сознанию чуждо само понятие эффективности, которое предполагает,что государство должно служить людям. Ничего подобного: это люди должны рабски и преданно служить идолу государства, возведенному в ранг "национальной святыни". Сергей Ковалев . "Мир, страна, личность". (Издательство "Изограф", 2000г.
Много бы потеряла российская политическая жизнь, если бы летом 1981 Дмитрий Рогозин не забрал документы с актерского факультета ВГИКа, где он успешно прошел творческий конкурс и не подался на факультет журналистики МГУ? Какого киноактера приобрело бы российское кино? Об этом мы, увы, уже никогда не узнаем. Ясно другое: отечественная политическая элита лишилась бы одного из самых бесстыдных конъюнктурщиков последнего времени.
Полиглот и спортсмен Мастер спорта СССР по гандболу, отличник учебы международного отделения факультета журналистики МГУ, автор двух дипломных работ сразу, одной на "кубинскую" тему: "Психологическая война США против Кубы" и другой, связанной с Францией, под названием "Парадоксы президента Миттерана", -таким юношей-вундеркиндом предстает Дмитрий Рогозин в написанной им автобиографии. Известно также,что по окончании университета юный Рогозин около четырех лет трудился в Комитете молодежных организаций (КМО) СССР под началом Алексея Подберезкина. "а время работы молодой комсомольский функционер объездил всю Европу, усовершенствовал иностранные языки, изученные в университете и приобрел, надо думать, много связей, полезных для будущего. А главное, овладел навыками, необходимыми партийному функционеру. Многие из знавших Рогозина в те годы подозревали его в связях с КГБ. Известно, что тогда без контроля со стороны "конторы" было невозможно разъезжать по всему свету, например, координировать, как это делал он, выезды советской молодежной делегации на Всемирную молодежную встречу за свободу и демократию "Париж-89" в августе того года, когда французы праздновали 200-летие своей Великой революции.
Рогозин утверждает, что допущенное им в этой поездке участие молодых неформалов  вызвало негодование парткома ЦК ВЛКСМ, члены которого припомнили молодому функционеру его нежелание вступить в ряды КПСС. Он был вынужден подать заявление об уходе из КМО. Рогозин любит повторять, что потерял престижную должность из-за того, что не хотел вступать в партию. Но осведомленные люди утверждают, что он отказался примкнуть к коммунистам не из-за идеологических соображений, а руководствовался чисто прагматическим расчетом. Шел 1990 год, КПСС отживала последние дни и вступать в "уходящую" партию для человека, осознанно делающего себе политическую карьеру было крайне неосмотрительно. "Рогозин - человек без комплексов. Он не мучается, не рефлексирует. С легкостью меняет одно направление на другое," - так говорят о нашем герое старшие товарищи, следящие за его становлением с самого юношества. Из партии в партию перелетая, Однажды, отвечая на вопрос латышских журналистов о том, как он попал в политику, Рогозин рассказал о своей встрече с Эдуардом Шеварднадзе в Белом доме в Москве. Дело было 20 августа 1991 года. Будущий председатель Комитета по международным делам Госдумы каким-то чудом оказался в свите Шеварднадзе,который выступал перед митингом. Может быть,в тот миг, стоя за спиной бывшего (и будущего) министра иностранных дел СССР, Рогозин загадал, что однажды быть может сам воглавит МИД великой державы?  Как бы то ни было, но с тех пор он стал активно "пробиваться" в публичную политику и вплоть до 1993 года, до создания Конгресса русских общин(КРО), кочевал из одной маргинальной партии в другую.  В 1994 году привлек в КРО Юрия Скокова и Александра Лебедя и стал активно бороться за права соотечественников. На декабрьских выборах 1995 года, когда КРО не преодолел 5-процентный барьер, Рогозин охладел к этой партии и задвинул ее на дальнюю полку. Желание во что бы то ни стало попасть в Думу привело нашего героя в Воронеж, где он избрался на довыборах в марте 1997 года.
Как началось его хождение по депутатских группам и партиям уже в Госдуме. Сначала он прибился к "Российским регионам", потом к лужковскому "Отечеству". Но разорвал с Юрием Лужковым, в знак протеста против альянса "Отечества" с губернаторским движением "Вся Россия". Рогозина не устроил союз московского мэра с Русланом Аушевым и Ментимером Шаймиевым. Злые языки утверждают, что "звездный" поворот в политической карьере Дмитрия Олеговича начался после его сближения с зам. главы президентской администрации Владиславом Сурковым. В 1999 году он был переизбран в Госдуму и вошел в группу "Народный депутат", призванную стать фракцией-сателлитом прокремлевского "Единства" и оттянуть на себя мажоритариев от той же пролужковской "Всей России".19 января 2000 года в результате "пакетного соглашения" возглавил Комитет Госдумы по международным делам. С этого момента началась новая жизнь Дмитрия Рогозина. Он стал представлять Россию на международной арене. Возглавил российскую делегацию в ПАСЕ. Своим поведением вписал несколько самых позорных страниц в историю российско-европейских отношений. Рогозин и чеченский вопрос  Еще во время первой чеченской войны Рогозин занял открыто анти-чеченскую позицию. 14 декабря 1994 года он призвал привлечь к суду Егора Гайдара, Григория Явлинского и других политических деятелей демократической ориентации, которые протестовали против ввода российских войск в мятежную республику. Рогозин оценивал их действия, как антигосударственные. Возглавив в 2000 году российскую делегацию в ПАСЕ, он сразу занял не просто оборонительную, но агрессивно наступательную позицию против европейских парламентариев, пытавшихся обсуждать чеченскую проблему. Особую ненависть у Дмитрия Олеговича вызывают как российские, так и международные правозащитники. Вот как в одном из интервью он отзывается о членах авторитетной организации Human Rights Watch: "Они рассказали присутствующим такое количество ужастиков о Чечне, что даже некоторые парламентарии стали хихикать.Рассказ сводился к тому, что в Чечне якобы реки красные от крови, а в них плавают тысячи трупов. Солдаты завтракают младенцами. Когда я собрался отреагировать на этот рассказ, первым желанием было, как у любого нормального человека, - отматериться.
Окончательно терпение Рогозина по отношению к ПАСЕ лопнуло на последней весенней сессии, когда была принята резолюция по Чечне. В ней предлагалось изучить возможность создания международного трибунала по военным преступлениям и преступлениям против человечности. "ут Рогозин не просто "отматерился". Он высказал европейским парламентариям все, что он о них думал, а, главное, предложил "ударить по ним рублем". Рогозин пообещал уменьшить взнос России в Совет Европы, заявив буквально следующее: "Каждый год мы направляем 25 миллионов долларов сюда, чтобы слышать то, что слышали. Мы закрываем чеченское досье. Больше Чечню здесь, в Страсбурге, обсуждать мы не намерены". Были ли европейцы шокированы таким поведением депутата? Вряд ли. Некоторые из них еще помнят рассказы о Никите Сергеевиче Хрущеве, который стучал ботинком по столу на сессии Генеаральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Но Рогозин прилично одет, свободно изъясняется на четырех языках, виртуозно управляется с ножом и вилкой.
"Раз так говорит, значит право имеет" - так ,вероятно, решили европейские парламентарии, раскланиваясь с председателем российской делегации Госдумы. Спецпредставитель президента " ведь, действительно, право имеет! Рогозин любит хвастаться, что у него как у спецпредставителя Путина есть возможность в любое время связаться и встретиться с президентом. Владимир Владимирович, вероятно, ему доверяет и это заставляет Запад терпеть выходки Дмитрия Олеговича. Вернувшись в Россию, Рогозин направо и налево раздает экспертные заключения о международной политике, о ситуации в Ираке, Афганистане и т.д. Но больше всего его волнуют интересы соотечественников за рубежом. При этом он почему-то ни разу не озаботился проблемой миллионов бывших советских граждан, оказавшихся в трагическом положении: без паспортов, без работы, без будущего из-за драконовского закона "О гражданстве" , принятого Думой. По человечески это понятно: судьба этих людей требует серьезной продуманной политики. Рогозину же гораздо сподручней рассуждать об обеспечении политических прав соотечественников, о единстве расчлененной нации, о создании зарубежных избирательных округов. Справедливости ради стоит отметить, что его национализм никогда не сопровождался антисемитскими высказываниями, хотя в разные периоды жизни он был близок с людьми, страдающими этим недугом. По мнению наблюдателей, "национализм Рогозина" - скорее имперский, нежели какой-нибудь другой. При всех его антизападных настроениях, он любит ездить за границу, выпивать виски с лордом Джаддом, что, впрочем, совершенно не мешает ему за спиной у лорда обличать его "антирусскую" позицию. Чем не министр иностранных дел?! Впрочем, эта "вершина" у нашего героя еще впереди. Пока же он всерьез задумался о продолжении депутатской карьеры. Разочаровавшись в прежних альянсах - с Геннадием Райковым (НПРФ) и Борисом Грызловым ("Единая Россия"), - Дмитрий Олегович вступил в союз с членом фракции КПРФ, унаследовавшим от Рогозина председательство в КРО, Сергеем Глазьевым, вместе с которым они обещают вывести державу из экономической ямы. Этим лозунгом, а также высокопарным обещанием "вернуть себе Россию" Рогозин со своим новым союзником собираются привлечь к себе средний класс и бюджетников. При всей своей амбициозности, однако, Дмитрий Олегович не способен быть лидером. Ему нужен партнер, который всегда будет в чем-то ярче его. "аким был Александр Лебедь. "аким сейчас рядом с Рогозиным стал Сергей Глазьев. Желающие уже сегодня могут делать ставки по поводу долговечности этого союза. Больше четырех месяцев (читай - аккурат до дня выборов) вряд ли кто даст.
Соотечественник
Главное качество политика Дмитрия Рогозина - стабильность. На фоне передряг и катаклизмов последних пятнадцати лет, меняющихся как змеиная кожа взглядов политической элиты, перебежек ее представителей из одного лагеря в другой, он последовательно и солидно идет к своей цели. Цель эта - не столько продвижение по карьерной лестнице, сколько идея служения. Во времена великих потрясений Рогозину нужна Великая Россия, в которой и для него найдется достойное место. Солдат Империи Государственным человеком, воспринимающим служение своей стране как главное дело жизни, Рогозин был всегда. Агентство печати "Новости", стажировка на Кубе, Комитет молодежных организаций СССР - типичный путь работника главного фронта холодной войны - идеологического. Единственной особенностью, отличавшей Рогозина от большинства сослуживцев, было принципиальное нежелание вступать в КПСС, из-за которого в 1990 году он был вынужден уйти с работы в Комитете. Видно, уже в последние годы жизни Советского Союза он понимал, что эта партия с этим руководством страну не спасет, репутацию испортит, и все придется строить заново. Ну а то, что не коммунизм был главным в советской идеологии, теперь-то уж никому объяснять не надо. Организация, созданная при активном участии Рогозина после крушения СССР, называлась "Союз Возрождения России". Россия для Рогозина Р это нечто гораздо большее, чем остатки былой Империи в нынешних границах РФ. Еще одной структурой, которую он создал в 1993 году, стал Конгресс русских общин, объединивший русских в самом широком смысле слова - не по крови, а по образу жизни. Все это происходило в то время, когда коллеги Рогозина по идеологическому цеху, в том числе и те, кто много лет состоял в КПСС, массово переквалифицировались в антикоммунистов и пошли на службу к новой власти. Спичрайтеры Брежнева, политические обозреватели из "Сегодня в мире" и "Международной панорамы", авторы текстов о "чувстве глубокого удовлетворения", друзья нью-йоркских бомжей и певцы голодного доктора Хайдера стали вдруг рассказывать о прелестях демократии и раскрывать народу глаза на ассортимент колбасы в мюнхенских и лондонских суперпродмагах. Требуется Главнокомандующий Для идейно определившегося Рогозина в этой власти места не было, он к ней и не рвался, предпочитая основательно готовиться к переменам. Поддержал действия ельцинской администрации только однажды - после ввода войск в Чечню в 1994 году призвал довести операцию до логического завершения и восстановить конституционный порядок на всей территории страны. Правда, совсем без власти он не мог, потому что по натуре все же должен служить, но служить чему-то великому. Поэтому Рогозин искал свою власть, того, кто был бы достоин и его, и страны. Именно в КРО до политика всероссийского масштаба вырос Александр Лебедь. Приди к власти команда КРО 1995-1996 годов, в которую входил еще и Сергей Глазьев, может быть по-другому развивались бы события не только в России, но и во всем мире. Не дали. Команда распалась. Лебедь позволил использовать себя в качестве ступеньки к трону и сгинул в красноярской глуши. Глазьев ушел к коммунистам. Рогозин предпочел хранить верность себе. В 1999 году он не примкнул ни к КПРФ, ни к "Отечеству", которое, прикрываясь патриотическими лозунгами, стало прибежищем наглотавшихся суверенитета губернаторов и ханов. То, что он не оказался в рядах "Единства" - понятно. Оно ведь не путинское в 99-м было, а березовское. Союзником Рогозина стал идеалист из идеалистов Юрий Болдырев. Его присутствие символизировало приверженность высшим ценностям, а не сиюминутной целесообразности. Оно же было символом риска, на который шел Рогозин - перспективы превратиться в маргинала-одиночку. Риск оказался оправданным. Только человек поверхностно разбирающийся в политике, может сказать сегодня, что Рогозин вошел в блок Глазьева или что они вместе создали какой-то новый блок. На самом деле, академик-экономист, погостив у коммунистов, вернулся к схеме 1995-1996 годов. Теперь в ней только Лебедя не хватает. Десантник Шпак, хоть и генерал, на роль человека, который может командовать не только дивизией, но и страной явно не тянет. Здесь нужен тот, кто мог бы претендовать на президентство. Впрочем, почему претендовать? В схему Рогозина-Глазьева вполне вписывается победитель президентских выборов 2000 года. Так даже логичнее получается. В то, что действующий президент скорректирует свою политику, в том числе и кадровую, гораздо легче поверить, чем в появление харизматика, способного обыграть Путина через полгода. На публичную политику теперь, в отличие от середины 90-х теперь даже и слабой надежды нет. Такой финт, правда, не соответствует интересам обеих дерущихся между собой кремлевских группировок, но как здесь обернется дело - объединением дерущихся против общего противника или умелой игрой последнего на их противоречиях, зависит от мастерства играющего. Найти среди серых кремлевских кардиналов влиятельного покровителя и заинтересовать его в появлении третьей силы теперь уже в подковерной игре, - дело очень и очень возможное, ведь вхожесть Рогозина в самые высокие кабинеты на правах партнера, а не просителя очевидна. Не Горчаков, но Рогозин Смена хозяина в Кремле, а вместе с ним и перемена политического курса, позволили Рогозину вернуться на государственную службу, не поступаясь принципами. Восхождение Рогозина оказалось особенно заметным потому, что на посту председателя думского комитета по международным делам он сменил "яблочника" Владимира Лукина. Посол новой России в США был с одной стороны фигурой заметной, с другой - четко ассоциировался с реформаторами-западниками. Замена его на националиста Рогозина казалась не более чем плевком в лицо демократической общественности. Однако Рогозин сумел избежать обеих крайностей, грозивших ему в этой ситуации - не стал вести себя как слон в посудной лавке, вполне вписавшись в интерьеры ПАСЕ, но и свои убеждения на блеск европейского паркета не променял. Все демарши думского комитета и российской парламентской делегации в ПАСЕ под руководством Рогозина, в том числе и знаменитый уход из зала заседаний парламентской ассамблеи после лишения России права голоса по Чечне, вполне вписываются в рамки поведения западных правых политиков. За последние 4 года Рогозин стал едва ли не самым ярким представителем России на международной арене, за исключением разве что самого Президента. Его даже попрекают за плохо скрытые амбиции, подозревая в том, что он примеряет на себя мундир Государственного Канцлера. Конечно, прямое сравнение Рогозина с железными титанами дипломатии XIX века выглядело бы ерничеством, но с другой стороныЙ На фоне мышино-блеклого Министра иностранных дел и барственно ленивого коллеги из Сената, он выглядит просто звездой, играя роль, безусловно, переросшую его должность. Наглядное доказательство тому - назначение именно Рогозина на пост представителя России в переговорах по калининградскому вопросу, затрагивающему интересы миллионов наших соотечественников. Да, при обсуждении калининградской проблемы не удалось сделать все, чего хотелось, но причина этого - нынешнее международное положение России, сложившееся в результате проведения той политики, противником которой Рогозин был всегда. Лучшее доказательство тому, что Рогозин в борьбе за права соотечественников не боится ничего, в том числе и утраты президентского благоволения - его отношение к положению русских в Туркмении. В день, когда президент в ходе сеанса телевизионного общения с народом отвечал на вопрос о нарушении прав соотечественников очень мягко и обтекаемо, Рогозин настоял на принятии Госдумой максимально жесткого заявления о политике режима Туркменбаши. А о работе специально созданной комиссии МИДа он откровенно говорит: "заболтать и замылить этот вопрос никаким комиссиям не удастся". Правый по праву Не секрет, что жесткость Рогозина в защите своих принципов многих пугает. Есть немало умных и достойных людей, искренне считающих его радикалом, стоящим рядом с Анпиловым, Прохановым и Жириновским. Это заблуждение. Что обычно инкриминируют Рогозину в последнее время? Убежденность в том, что не дело международных организаций вмешиваться в наши чеченские дела и заявления о возможности войсковых операций российской армии на территории Грузии. Но такая позиция абсолютно нормальна для любого, даже умеренного европейского консерватора, коснись такая беда как Чечня его страны. "Железная леди" Маргарет "этчер недрогнувшей рукой посылала британских солдат на другой конец планеты воевать за Фолкленды. Да что Тэтчер! Внешнеполитические речи лейбориста Блэра, будь они переведены на русский и вложены в уста кого-нибудь из патриотов, наша "демократическая общественность" тут же назвала бы красно-коричневыми. А операции турецких войск на курдских территориях? А израильский "Мир в Галилее"? Называть Рогозина шовинистом - значит занимать позицию большевиков, которые считали преступлением голосование европейских парламентариев за военные бюджеты своих стран в начале первой мировой войны. С их точки зрения нужно было "превращать войну империалистическую в войну гражданскую", а не Родину защищать. С этой точки зрения и Рогозин шовинист, просто потому, что в шовинисты зачисляются все, кто не является убежденным интернационалистом. Рогозин точно не интернационалист. Его можно назвать националистом. Он просто правый политик в традиционном понимании этого слова - консерватор. Если возникают какие-то вопросы, то они не к нему, а к нашему извращенному политическому сознанию. Отечественный консерватизм всегда был и будет основан не только на уважении к священному праву частной собственности, но и с вполне определенными представлениями о социальной справедливости и коллективизме. Все наши так называемые "правые" - от Хакамады с Немцовым до бородатых "серафимов" - на самом деле ориентированные на "апад ультра-либералы, кумирами которых были остаются Гайдар и Чубайс. Весь их патриотизм, выразившийся в безоговорочной поддержке путинского "мочить в сортире" в 1999 году, - он от интеллигентского испуга. Сначала распустили всех и вся, а потом испугались грядущего хама и стали звать казака с ногайкой, способного защитить их и их собственность. Такие метания действительно очень опасны. С перепугу можно поддержать любого Пиночета. Главное и уже отмеченное качество Рогозина - стабильность. О его взглядах все известно, и наряду с четкой установкой на защиту интересов страны и соотечественников (заметьте, не своей собственности!), там есть характерные для европейского политика демократические убеждения. Да, он противник предоставления регионам чрезмерного суверенитета, но лучшей моделью государственного устройства он много раз называл федеративную Германию. Среди его союзников по Блоку - Виктор Геращенко, которого даже при самой развитой и извращенной фантазии к противникам демократии отнести невозможно. Союз таких людей как Рогозин и Геращенко с экономистом-социалистом Глазьевым - шанс на создание действительно солидной и предсказуемой консервативной партии европейского типа. Если этот шанс будет реализован, у Жириновского и других экзальтированных эксплуататоров консервативных ценностей просто не останется почвы под ногами и они наконец-то займут свою скромную маргинальную нишу."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации