Главный способ преодоления террора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Де-факто именно медийщики являются прямыми пособниками террористов и выполняют основную работу"

"Как сообщает New York Times, один из боевиков, представившийся по телефону пресс-секретарем захватчиков, объявил, что он представляет вторую группу шахидов батальона "Риядус Салихийн", созданного именно Басаевым. "Утрите сопли", - заявил он с чеченским акцентом."

***

Оригинал этого материала
© "Русский журнал", origindate::03.09.2004, "Губозакатывательная машинка"

Главный способ преодоления террора - тотальный информационный бойкот

Николай Попов

[...] Вы когда-нибудь раньше встречали сведения о наличии у банд террористов пресс-секретарей? Ну, вот, представьте себе: вы - Петлюра. Вы собираете натренированных головорезов и идете вершить насилие - отрезать уши и половые органы, рубить головы, насиловать женщин и детей... И при этом берете с собой оператора с видеокамерой и обязательно пресс-секретаря, отвечающего за контакты со СМИ. Очень необходимые функции на них возложены. Не находите, что в этом есть нечто... небывалое?

Еще пару лет назад можно было услышать, что видеопленки-де снимаются для отчетности перед спонсорами. Мол, снасильничали - сплясали зикр над трупами врагов - засняли весь процесс - отчитались - получили лавандос. Или в качестве наглядной агитации для будущих воинов джихада. Снасильничали - сплясали зикр - засняли весь процесс - распространили - все обалдели, прониклись и принялись записываться в волонтеры на аналогичное.

Между тем, эти схемы показывают лишь, что врага мы явно недооцениваем и "лепим с себя". Видеоотчетность - в обществе круговой поруки, где человек держит ответ перед общиной, а уж община отвечает за действия своих членов? Тут достаточно слова - ибо за ложь отвечают кровью. Агитация в мечетях на манер пролетарских бронепоездов? А что, кто-то там против своих выступает, предлагает какие-то альтернативы? Несмешно. Тогда зачем нужны видеопленки?

А враг оказывается гораздо более проницательным: он играет с нами в наши игры. Продолжим ассоциативный ряд: сайт "Чеченпресс", телеканал "Аль-Джазира" с этими бесконечными видеопленками требований вперемешку с видеопленками казней, интервью Закаева Би-Би-Си и "Эху Москвы" о том, что Масхадов непричастен ни к чему плохому, а причастен ко всему хорошему, организация информационных поводов с участием публичных персон типа лорда Джадда и Ванессы Рэдгрэйв... Еще немного - и террористам впору будет кастинги проводить.

Что это, собственно?! Познакомься, Алиса, это паблик рилейшнз.

В поисках ноу-хау.

Однако разгуляй нашей креативной мысли воистину поражает. Мы констатировали, что мир вошел в постиндустриальную, информационную фазу. Мы сейчас громогласно объявили, что терроризм объявил нам войну. И - сели любоваться в зеркала, довольные собой. Между тем, пора бы уж поднапрячься и сделать из этих двух красивых постулатов необходимые выводы.

А какие выводы делаем мы? Часть наших мыслителей призывает смириться. Мол, такова жизнь, никуда мы не денемся от террора, капец. Будем же жить как больной СПИДом - будто ничего не случилось. Ну, да, будем горевать на костях погибших, видимо, и ждать своего часа.

Другая часть наших философов пытается разработать плодотворную идею о безбедном существовании на островке, изолированном от остального полыхающего мира с помощью железного занавеса. И, наверно, искренне думает, что нам это удастся без привлечения нового Сталина, обладающего достаточной волей нас туда снова загнать.

Третья часть предлагает: "А давайте учиться у израильтян!" Они, мол, имеют гигантский опыт противостояния террору... Что ж, давайте. У Израиля действительно блестяще организованные спецслужбы и там действительно не берут заложников и давно уже не угоняют самолеты. Но разве это означает, что Израиль справился с террором? Более чем полувековая история ближневосточного противостояния показывает, как именно можно выживать, но она не показывает главного - как побороть. Фактически израильский опыт демонстрирует только одно - куда можно прийти, приняв философию "око за око". К еженедельным жертвам на остановках.

Четвертая часть рассуждает просто: долой Путина, изберем Васина или Петина, с ними сразу все наладится.

Между тем, давить тараканов пальцами, менять невесту и следить за тем, чтобы нигде в доме не оставалось остатков пищи - это еще не все, что можно сделать для борьбы с ними. В деревнях для этого специально вымораживали избы: тараканы не в состоянии жить при низкой температуре. Так следует поступить и нам. Мы обязаны разорвать цепочку, ведущую к смертям.

Как

Три слова. Глядите: тотальный информационный бойкот.

И цепочка террора необратимо рвется. Бессмысленно совершать любые теракты, если об этом не сообщат в вечернем телеэфире. Никаких пленок с требованиями. Никаких "Срочно! Молния!". Никаких интеллигентских публичных рассусоливаний и причитаний типа "куда смотрят власти". Власти по определению смотрят туда, куда надо, и делают their best. Что примечательно - любые власти, и Путин, и Петин, и Васин. Избрание Хакамады или Ходорковского качество работы наших спецслужб точно не поднимет (или кто-то не в курсе, где и почему отсиживается сейчас тот, кто ими руководил в рамках ЮКОСа?). Впрочем, можно попробовать избрать в президенты России Шарона, конечно. Это будет настоящий прибалтийский креатив.

Постойте, а как же Свобода Слова? Люди имеют право знать, что происходит! - завопит тут товарищ либерал (особенно газетчик, кормящийся как раз с освещения терактов). Хм, люди точно имеют такое право? Даже ценой сотен смертей своих соотечественников?

Тогда спрошу иначе: зачем обывателю-непрофессионалу нужно знать обо всех телодвижениях террористов? Ну как же! - воскликнет товарищ либерал, заламывая руки, - Раз спецслужбы его не могут защитить, он должен защитить себя сам, а для этого ему нужна информация.

Но разве тут кто-то говорил об ограничении информации о противодействии террору, в том числе и индивидуальному противодействию? Отнюдь. Существуют десятки толковых учебников, существуют разнообразные курсы по борьбе и проч. Изучайте, популяризируйте этот опыт, кто ж против? Речь идет только об одном: о тотальном блокировании в СМИ сведений о терактах в момент их совершения - и только. Никакой практической ценности эта "информация" для обывателя не имеет и принципиально иметь не может: если он внутри событий, он и так в курсе, а если снаружи - это влечет массовый психоз и дестабилизацию общества и государства. То есть именно то, на что и рассчитаны теракты. Де-факто именно медийщики являются прямыми пособниками террористов и выполняют основную работу. Это ясно?

Лучший способ защиты от террора - ликвидация предпосылок его появления. Раз, как вы говорите, миру объявлена война - значит и действия наши обязаны быть адекватными угрозе. А чем мы занимаемся? А мы занимаемся старательным расчесыванием болячки на радость Басаеву и прочим.

О человеческой природе

Тогда наш товарищ либерал чешет репу и выдает главное: обыватель никогда не откажется потреблять жареное. Он всегда будет искать это, такова человеческая природа, вот!

Ну, так с этого и надо было начинать, умник. Другими словами, обыватель согласен жертвовать своими соплеменниками, дабы в СМИ продолжать знакомиться с захватывающим триллером. Я все правильно формулирую, ничего не упускаю, м? ОК. Тогда дело за малым: вопрос следует поставить перед обществом именно в такой формулировке - и пусть люди сами решат, что для них лучше. То ли лить слезы по убитым, втайне ожидая продолжения сериала, то ли избавиться от угрозы террора путем добровольного самоограничения и принудительной узконаправленной цензуры СМИ, блокирующей любые сообщения о терактах в момент их совершения.

Но ведь будут слухи! Вам, кровопийцам, не удастся заткнуть глотку всему народу, - осеняет вдруг нашего либерала. У заложников, у служащих в органах, милиции, медперсонала и т.д. есть семьи, друзья... Сведения о терактах будут разлетаться подпольно. И вы с этим ничего не сможете поделать, козлы!

Ну, кое-что все-таки можем. Например, обязать служащих хранить гостайну и выбраковывать болтунов. А кроме того, скорость распространения слухов и, главное, их достоверность намного ниже, чем сюжетов в теленовостях. Напомню, что наша задача - блокировать лишь актуальные сведения о терактах и блокировать их ровно до тех пор, пока не наступила неизбежная развязка. Это и только это обессмысливает террор. И даже родственникам и знакомым заложников будет вполне очевидно, что длина языка в данном случае прямо пропорциональна вероятности, что они сами окажутся следующими в списке жертв террористов.

Все остальное, включая нынешнюю антипутинскую вакханалию в части нашей прессы, - лишь спекуляции на горячем, имеющие целью смену существующего строя и развал страны. Если мы, россияне, хотим жить, не вздрагивая от каждого хлопка надутого пакета и не шугаясь девушки в хиджабе, вошедшей в вагон метро, - нам следует пресекать такие попытки в зародыше. Все просто, не так ли?

***

Оригинал этого материала
© "НИГ", origindate::02.09.2004

Прессу призывают придерживаться в работе Антитеррористической Конвенции

Индустриальный комитет СМИ призвал прессу придерживаться Антитеррористической Конвенции. Эта Конвенция, содержащая правила поведения СМИ при террористических актах, была принята после событий вокруг захвата Театрального центра на Дубровке в октябре 2002 года.

"Трагические события последних дней обязывают нас еще раз обратить внимание на содержание этого документа", - подчеркивается в обращении.

В Антитеррористической конвенции СМИ, принятой 8 апреля 2003 года, подчеркивалось, что работники СМИ обязаны понимать, что во время теракта и контртеррористической операции спасение людей и право человека на жизнь первичны по отношению к любым другим правам и свободам. Прессе не рекомендовалось брать у террористов интервью по своей инициативе во время теракта, кроме как по просьбе или с санкции Оперативного Штаба, предоставлять террористам возможности выйти в прямой эфир без предварительных консультаций со Штабом, самостоятельно брать на себя роль посредника.

В конвенции также подчеркивалось, что СМИ должны помнить, что прямой теле- и радиоэфир может использоваться террористами для передачи условных сигналов сообщникам в других местах. Освещая теракты и антитеррористическгие операции, нужно также помнить о своей обязанности информировать общественность, а не сеять панику, помнить, что сообщения в СМИ являются общедоступными, в том числе и для тех, кто намеренно создает критическую ситуацию, учитывать, что мировое сообщество отвергает связь терроризма с какой-либо конкретной религией, расой или национальностью и другое, передает ИТАР-ТАСС.

***

Текст "Антитеррористической конвенции"

В целях обеспечения общества достоверной информацией СМИ имеют право и обязаны содействовать открытому обсуждению проблемы терроризма, информировать общество о ходе контртеррористических операций, проводить расследования, сообщать людям информацию о реальных проблемах и конфликтах.

Мы уверены, что угроза терроризма не должна использоваться как повод и оправдание для введения ограничений в отношении прав на свободу мнений и средств массовой информации.

Вместе с тем, осознавая опасность, связанную с терроризмом, а также ответственность работы с информацией в этих условиях, мы считаем необходимым добровольно принять следующие правила поведения СМИ и обязуемся руководствоваться ими в своей работе:

1. Работники СМИ обязаны понимать, что в период теракта и контртеррористической операции спасение людей и право человека на жизнь первичны по отношению к любым другим правам и свободам.

2. В случае получения информации о готовящемся теракте или о его начале до обнародования данной информации журналист обязан сообщить ее руководству своего СМИ.

3. Журналисты должны иметь при себе и по первому требованию предъявлять редакционное удостоверение или иной документ, удостоверяющий личность и полномочия журналиста в зоне проведения контртеррористической операции.

4. Руководство СМИ обязано незамедлительно передавать в распоряжение оперативного штаба или официальных органов ставшую им известной информацию, которая могла бы быть использована в ходе антитеррористической операции.

5. Исходя из того, что доступ к СМИ с целью изложения своей позиции в большинстве случаев является одной из главных целей террористов, СМИ не должны:

- брать у террористов интервью по своей инициативе во время теракта, кроме как по просьбе или с санкции оперативного штаба;

- предоставлять террористам возможности выйти в прямой эфир без предварительных консультаций с оперативным штабом;

- самостоятельно брать на себя роль посредника (за исключением случаев, когда это санкционировано или сделано по просьбе оперативного штаба); если представитель СМИ оказался в числе переговорщиков, он должен воздержаться от собственных публикаций до разрешения кризиса;

- брать в руки оружие и надевать камуфляжную или иную униформу; понимать, что, взяв в руки оружие, работник СМИ перестает быть таковым;

- предлагать террористам, заложникам, другим вовлеченным в конфликт лицам предпринимать какие-либо действия для получения удачных видео- или фотокадров;

- оскорблять и унижать террористов, в руках которых жизнь заложников.

6. СМИ должны:

- помнить, что прямой теле- и радиоэфир может использоваться террористами для передачи условных сигналов сообщникам в других местах;

- избегать детальных подробностей о действиях профессионалов, занятых спасением людей;

- быть тактичными и внимательными к чувствам родных и близких жертв терроризма; проявлять особую чуткость к очевидцам событий как к источникам информации;

- избегать излишнего натурализма при показе места события и его участников, с уважением относиться к нравственным, национальным и религиозным чувствам своей аудитории;

- быть внимательными к употреблению тех или иных терминов в освещении событий, нельзя идти на поводу у террористов, использующих выгодные для себя самоназвания;

- отдавать себе отчет в том, что заложники террористов являются и заложниками ситуации, в определенный момент превращающимися в инструмент давления на общественное мнение;

- избегать идентификации родственников и друзей заложников и потенциальных жертв без их согласия.

7. Освещая теракты и антитеррористические операции, нужно также:

- помнить о своей обязанности информировать общественность, а не сеять панику; следить не только за смыслом сказанного, но и за тоном;

- помнить, что сообщения в СМИ являются общедоступными, в том числе и для тех, кто намеренно создает критическую ситуацию;

- учитывать, что мировое сообщество отвергает связь терроризма с какой-либо конкретной религией, расой или национальностью;

- понимать, что информационные сообщения не должны содержать сведений, которые могли бы способствовать усилению позиций террористов, например, выступления в поддержку их требований.

Подобные жесткие требования могут распространяться исключительно на ситуации, связанные с непосредственной угрозой для жизни людей, и не могут распространяться на события политической, экономической или социальной борьбы, укладывающиеся в рамки Конституции.

8. СМИ могут сообщать своей аудитории, что часть информации закрыта оперативным штабом на время проведения контртеррористической операции по соображениям безопасности для сохранения жизни людей.