Глазами очевидца об авторитете Татаренкове и "Сибирском алюминии" в Хакасии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Деловой Саяногорск", origindate::19.06.2000 "Незваный гость хуже татарина"

Покупка СаАЗа

Глазами очевидца о саяногорском авторитете Татаренкове и "Сибирском алюминии" в Хакасии

Вениамин Стрига

Converted 11059.jpg В 1994 году я работал директором и главным редактором Саянской телерадиокомпании. Находились мы тогда в здании ДОСААФ на берегу Енисея в Саяногорске. От наших трех комнатух через холл второго этажа появилась вывеска "Алинвест", там стали сновать какие-то люди. Перед зданием появились множество джипов. Нам стали заказывать объявления в "бегущую строку" о скупке "Алинвестом" акций алюминиевого завода, причем часто приходили люди, которых мы знали, как "людей Татарина". Он сам, Татарин, в то время базировался на городском рынке, буквально в пятидесяти метрах от нашего здания. Однажды он даже предоставил нам новостийный сюжет о том, как освобождали "несправедливо" задержанного некоего Газарова, подельника Татаренкова. Жена Газарова вместе с маленьким ребенком облила себя бензином и с угрозой поджечься потребовала освобождения мужа из СИЗО, что милиция Саяногорска и сделала. Бензин на поверку оказался обыкновенной водой. Мне же удалось узнать в лицо человека, о котором ходили легенды, как о невероятно жестоком, особенно после устранения бывшего городского положенца боксера Шорина, его вместе с сыном расстреляли из автоматов в автомобиле на дороге так и неустановленные лица.

Впрочем, мы, как журналисты, не чувствовали особого давления криминала в Саяногорске. Однако с приходом "Алинвеста" к нам стали приходить люди с жалобами, что их заставляют продавать акции алюминиевого завода по очень низкой цене, и что милиция не реагирует на заявления.

Однажды вечером у меня дома раздался телефонный звонок. Представился: Аркадий Саркисян, руководитель "Алинвест" в Саяногорске. Просит встречи, выхожу вниз, сажусь в подъехавший джип. Знакомимся. Передо мной грузноватый стриженый налысо человек с темными усами, внешность кавказская. Манеры и лексика с первых слов - уголовная. Едем в ресторан, накрывает стол, смачно ест и пьет водку. Я от угощения отказываюсь, пью чай и жду. Он выясняет отношения с директором СаАЗа Сиразутдиновым (отношений не было никаких, этот человек был мне несимпатичен высокомерием и снобизмом). Саркисян спросил, будем ли помогать скупать акции. Отвечаю, что акции - не мой бизнес, а законную рекламу дадим. Договариваемся, что рекламу будем давать в кредит из-за большого объема и меняющейся конъюнктуры (потом Саркисян так и не оплатил ее полностью, "кинул"). Неожиданно задает вопрос, не хочу ли я отдать долю моего партнера Бондаренко ему, Саркисяну, будем вместе владеть телекомпанией. Бондаренко, тогда председатель профсоюза "Единения", чем- то им неугоден. Отказываюсь категорически. Потом выяснился источник конфликта: Бондаренко, депутат горсовета, в 1991 году выгонял горком КПСС из помещений, а в 1994году ближайшим помощником Саркисяна стал Дмитрий Лукин, изгнанный тогда первый секретарь горкома, теперь- вице-президент "Сибала".

Акции завода скупают успешно, дело идет к контрольному пакету и собранию акционеров. На СаАЗе появляется "параллельный" директор Токарев, он резко осаживает Сиразутдинова, бледнеющего и не сопротивляющегося. За Токаревым - большие люди, фамилия их - Черные, они вместе с Татарином его поставят директором, говорят на заводе. Может быть, сам Татаренков идет к нему замом, а может быть, будет президентом.

Мы пытаемся выставить Саркисяну счет за выполненные работы, в рублях что-то около четырех тысяч долларов по тому курсу. Саркисян тянет, а потом отказывается платить. Пугливо приходит на встречу и оправдывается, признает долг, я записываю на диктофон. Затем у меня в приемной ночью выламывают дверь, исчезают деньги и документы, потом две девушки-секретаря восстанавливают кассу и резко переходят на работу к Саркисяну. Тогда я не понял, зачем это было нужно…

Приходим на собрание акционеров 16 ноября 1994 года. Выходит на сцену никому неизвестный парень, объявляют, что это экономист Олег Дерипаска, его то и избирают директором. В зале шушукаются, это тот самый парень в телогрейке, который под охраной автоматчиков выдавал деньги за акции, сидя в холодном фургоне грузовика. Не был Олег тогда экономистом, как выяснилось позже, только и имел диплом физика, опыт спекулянта и непонятные связи с Сосковцом.

Подхожу к Токареву, он еле дышит. Подхожу к Сиразутдинову, бел, как бумага, но соглашается дать интервью. Завод продали…за 23 миллиона долларов.

Поднимаемся наверх ДК, где происходило собрание. Дерипаска, Лисин с командой отмечают победу. Спрашиваю Саркисяна про Токарева. "Ловко, да? Теперь смотри, что будет дальше."

Через несколько дней около того же городского рынка милиция берет склад оружия. Татарина объявляют в розыск. Токарев уезжает в Москву. Я случайно оказался там же, возвращаюсь, слышу в самолете новость: на Токарева покушались, две пули в голове, контрольный выстрел пол всем правилам, находится в "Склифе". Токарев чудом выжил.

В покушении подозревают Татарина. Интересно, зачем одному "слитому" стрелять в другого "слитого"?

В Саяногорске идут выборы мэра. За Бондаренко стоят предприниматели , "демократы" и наша телекомпания, за Овчинникова стоит алюминиевый завод. Бондаренко жалуется на давление криминала - заставляют снять кандидатуру. Вдруг давление прекращается, а к нам как бы случайно приходит бывший друг Овчинникова Панюшкин, работник ЖКХ. Появляется компромат на Овчинникова: завышенная квартплата. Стараемся в эфире работать чисто, вдруг провокация: кто-то порубил кабели конкурентной кабельной студии "Гамма". Расследование ничего не дало, внутренний разбор полетов у нас на штабе тоже. Неясно, кому и зачем это надо, нам от этого только вред.

Бондаренко выигрывает. На меня выходит сначала Саркисян, с ним разговор короткий, сначала оплати долг. Разговор с Дерипаской: Бондаренко его не устраивает, помогать ему не будет, предлагает передать СаАЗу телекомпанию… Не договорились.

На меня заводят уголовное дело, якобы за неуплату налогов. СаАЗ оказывает помощь налоговой полиции 300 миллионов рублей, после чего Саркисян приносит туда исчезнувшие из моей приемной документы, недооформленные, без подписей, кассовые ордера. Люди в масках и с автоматами описывают имущество телекомпании, выставляют круглосуточную вооруженную охрану. У бухгалтера телекомпании сердечная недостаточность, я бьюсь вплоть до Москвы. Через год получаю оправдательный приговор, снижение налоговых санкций.

1996 год. "Сибирский алюминий" уже оформился и продвинул губернатором Хакасии Лебедя-младшего. Эйфория полная. Ближайший помощник Дерипаски Чернявский ( с 1999г. вплоть до недавнего времени был полпредом президента России в Хакасии) ходит по ночным клубам, там то его однажды в подпитии и подловили люди Татарина. Избили, их задержали, но Чернявский от претензий отказался. Отступные: Дерипаска заставил провести конкурс красавиц Хакасии, женили Чернявского на хакасской красавице, наверное чтобы по кабакам не ходил. Алюминщики с Лебедем вляпались: Лебедь скандален, Москва боится его старшего брата. Лебедь в1997г. приказом отключает нашу телекомпанию. Кремль нас поддержал: вещание включили, меня тогда же в пику этой команде назначили полпредом президента в Хакасии. Эйфория сменилась депрессией. Саркисян работает замом Лебедя, встречаемся у дома правительства, держится за сердце: "Я думал -мы вас добили…". Дерипаска просит встречи, "Будем работать!" Хорошо, отдавайте долги, обеспечивайте город и республику, как положено. "Будем, будем!"

Через год Хакасия - депрессивный регион, Саяногорск весь в стачках и забастовках. "Сибал" ведет мощную пропаганду о якобы развитии, хотя ничего не строит и снижает выплаты в бюджет.

Мне, полпреду президента, попадает "проверочная" информация о якобы полном оправдании Татарина. Вроде бы скоро вернется. Вызываю в кабинет Саркисяна. Бледнеет. "Что будешь делать? -Не знаю… Работать…-- Это после всего-то?" Уходит. Разговор, видимо, кем-то записан…

В Саяногорске "люди Татарина" оживают, начинают "тусоваться" … у Панюшкина, директора СМП ЖКХ. Сама коммуналка к тому времени в страшных долгах, банкротится. Успевают "подарить" СаАЗу объекты жизнеобеспечения: котельную и водозабор, что почти сразу оспорил прокурор. Бондаренко увольняет Панюшкина, в ответ он со всей "тусовкой" устраивается в структуру "Сибала" "Абаканвагонмаш". Саркисян, видимо, работает, все это очень похоже на отступные под страхом смерти… Бондаренко пытаются отозвать, но референдум проваливается.

Дерипаска в это время контактирует с Татьяной Дьяченко и старается влезть в доверие к Березовскому. Через некоторое время мне, полпреду президента России, поступает настойчивая рекомендация из Кремля "делать все, как говорит Олег". Замечательно, но Хакасия на грани взрыва. Пытаюсь встретиться с Дерипаской, объяснить, что так делать нельзя, личные амбиции, прибыль и конкуренция - это одно, а голодные люди - это другое. Уходит от встреч, мне только и остается идти на конфликт. Провоцирую ряд проверок СаАЗа, Дерипаска звонит домой: " Чего и сколько хочешь?" Хочу много: поднимай Хакасию, а не в Чапаева пешками играй. Вызывают в Москву: увольняйся. Пошли к черту, пусть мне это сам президент скажет. Сначала ничего сделать не могли, но потом подставили подло: Путин, тогда замглавы президентской администрации, меня поддержал, дал рекомендацию на учебу, после этого ушел в ФСБ. Я поехал учиться, а рекомендацию в управлении "потеряли", взяли и уволили за "самоволку". Все равно восемь месяцев паразитов держал в напряжении, вот вам гады, журналист в вашем осином коррумпированном гнезде…

Полпредом в Хакасии назначили Чернявского, помощника Дерипаски. Приватизировали власть полностью. Мне мстят: на работу не устроиться, милицейский и судебный беспредел. Милиция изымает статьи и выкручивает руки, угрожают расправиться. На стенах города громадными буквами пишут оскорбления, и никто исполнителей не ищет. Приставы изъяли из дома все имущество, вплоть до табуреток, по старому иску Саркисяна, по которому он подписал мировое и не стал выполнять. Мне плевать, у меня есть целых две профессии - журналист (любимая), и инженер (первая). Все равно не буду уезжать из Хакасии, Дерипаска выпихивал: руководителем PR-структуры в Самару и Вице-президентом в "Сибал" в Москву. Я ему не верю.

В Саяногорске прошли выборы, на три месяца раньше положенного по закону срока. Панюшкин был уже на стороне Овчинникова. Теперь уже антенны нашей телекомпании сожгли, следствие как всегда ничего не нашло, компанию выкинули из помещений и отдали их "Сибаловской" "ТВ-Сибирь". Бондаренко выборы проиграл, по нему возбудили уголовное дело и держат в СИЗО. Телекомпанию отключили от эфира и теперь банкротят.

Татаренкова поймали в Греции и привезли давать показания по Быкову в Красноярск. Что он будет говорить про Саяногорск и СаАЗ пока неизвестно.