Глеба Фетисова обвинили в выводе 555 млн руб

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  Глеба Фетисова обвинили в выводе 555 млн руб. Выведенные из "Моего банка" деньги пошли на оплату его покупки Оригинал этого материала
© "Коммерсант", 11.03.2014, Активы ушли по кругу, Фото: РИА "Новости"

Светлана Дементьева

0fa69375a054a9da50ac82bc41c2252d5ca694f2.jpg
Глеб Фетисов
Задержанному на прошлой неделе экс-владельцу "Моего банка", председателю "Альянса зеленых — Народной партии" Глебу Фетисову предъявлено обвинение в выводе активов из банка. Пока речь идет примерно о 500 млн руб. Но примечательна не сумма претензий, а использованная, по версии следствия, схема — деньги, выведенные из банка, якобы пошли на оплату его покупки.

В пятницу Следственный комитет предъявил экс-владельцу "Моего банка" Глебу Фетисову, ныне полностью посвятившему себя политике, обвинение по уголовному делу за вывод активов из банка (лицензия отозвана 31 января). Бизнесмен был 28 февраля заключен под стражу решением Басманного суда Москвы до 20 апреля. Официально известно лишь, что обвинение использовало ч. 4 ст. 159 УК РФ ("Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере"). Но "Ъ" удалось ознакомиться с документами, содержащими детали обвинения. Пока основной эпизод, по версии следствия,— замена хороших активов "Моего банка" в виде акций компании Altimo (владела на тот момент чуть менее 50% в Vympelcom Ltd и 13,2% в Turkcell) плохими — в виде акций компании Spyker. Сумма ущерба, по данным источников "Ъ", превысила 555 млн руб. О том, что на балансе банка в ходе сделки по его продаже появились акции Spyker, "Ъ" рассказывал 24 января, но подробности сделки были неизвестны.

По информации "Ъ", следствие считает, что несколько лет назад господин Фетисов передал "Моему банку" акции Altimo Holdings and Investments Limited на сумму около 500 млн руб. "Это была часть акций Altimo, принадлежащих господину Фетисову, которые были переданы банку в качестве безвозмездной помощи",— говорит источник "Ъ", знакомый с ситуацией. В ходе сделки по продаже банка, которая была закрыта в ноябре 2013 года, структуры Глеба Фетисова выкупили акции у банка. Сама по себе это вполне нормальная сделка, указывают эксперты. Вопросы у следствия вызвала дальнейшая судьба средств, полученных банком за акции.

Как указывают источники "Ъ", эти деньги были перечислены на счета новых владельцев банка (11 физлиц), открытые в "Моем банке". В итоге средства пошли на оплату за полученные банком от новых владельцев акции Spyker Cars N.V. Реальная стоимость этих бумаг с трудом поддается определению. До середины сентября 2013 года акции Spyker NV — нидерландского производителя эксклюзивных спортивных автомобилей — торговались на Амстердамской фондовой бирже (входит в NYSE-Euronext), но затем были сняты с торгов. На последний торговый день капитализация компании не превышала €1 млн. По данным Bloomberg, выручка Spyker NV за первое полугодие 2013 года составила €0,68 млн, чистый убыток — €5,2 млн. По информации источников "Ъ", знакомых с ситуацией в банке, цена приобретения акций Spyker завышена более чем в 3 тыс. раз, их реальная оценка — менее 200 тыс. руб.

При этом, по информации источников "Ъ", полученные за акции Spyker деньги новые владельцы банка перечислили на счет GF Financial Corporation, якобы связанной с господином Фетисовым, в счет оплаты покупки банка. Таким образом, сделка по покупке банка была произведена фактически за счет средств самого банка через схему замены хороших активов сомнительными, указывают собеседники "Ъ".

В этом, по информации "Ъ", и состоит суть обвинений Следственного комитета.

Слова источников "Ъ" косвенно подтверждает и отчетность банка по РСБУ. В конце 2013 года основной прирост вложений в долевые ценные бумаги произошел из-за ценных бумаг нерезидентов, не относящихся к кредитным организациям. При этом в ноябре резко выросли обороты по ним. В предыдущие месяцы 2013 года средний объем приобретенных бумаг составлял менее 75 млн руб., а реализованных — немногим выше 45 млн руб, в ноябре объем покупок достиг почти 1,2 млрд руб., продаж — превысил 650 млн руб. Операции производились в валюте. В декабре обороты опустились ниже средних уровней.

Впрочем, вопрос обоснованности привлечения к ответственности за происшедшее именно Глеба Фетисова остается открытым. По сведениям "Ъ", документы подписывала на тот момент и. о. председателя правления банка Кира Андрианова. По сведениям собеседников "Ъ", знакомых с позицией следствия, она сделала это по указанию собственника, не имея представления о том, что именно стоит за операциями. Также открытым остается вопрос степени осознанности участия в этих процедурах новых владельцев банка. Связаться с ними и с госпожой Андриановой не удалось.

Представитель Глеба Фетисова сообщил: "Сделку структурировала сторона покупателей — 11 физлиц. Вопросы о пропаже чего бы то ни было из банка в ходе сделки надо адресовать им. Глеб Фетисов в рамках сделки получил за банк "живые" деньги, он не знает, откуда покупатели их взяли, и уж тем более не участвовал в процессе появления у них этих средств".

Решить, имела ли место кольцевая схема финансирования покупки "Моего банка" и кто именно виноват в ней — старый собственник, исполнитель в лице и. о. председателя правления или новые владельцы, предстоит суду. "Основной вопрос в том, насколько обвиняемый реально контролировал процесс, в том числе и компании, через которые шли сделки, и влиял на решения их органов управления, ну и, конечно, вопрос подхода суда к оценке доказательств",— отмечает партнер компании "Яковлев и партнеры" Игорь Дубов. "Обвинительное заключение, перед тем как направить дело в суд, подписывает прокурор. И, если доказательств недостаточно, дело до суда, скорее всего, не дойдет",— говорит председатель московской коллеги адвокатов "Международное партнерство" Татьяна Проценко.