Глобализация российски ОПГ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала

Глобализация российской организованной преступности

По книге:
Jeffrey Robinson.
The Merger. The Conglomeration of International
Organized Crime.
The Overlook Press. Woodstock & New York, 2000. 383 p.

Джеффри Робинсон.
Слияние. Объединение международной организованной преступности.
Оверлук пресс. Вудсток и Нью-Йорк, 2000. 383 стр.

[...] Широко распространено убеждение, что русская организованная преступность возникла после развала Советского Союза, но это не так. Организованная преступность в советские времена замалчивалась, но все семьдесят пять лет в рамках коммунистической системы существовали коррупция, вымогательство, черный рынок, шантаж и т.п. Преступность выжила при сталинском режиме, существовала при Хрущеве, а при Брежневе расцвела, поскольку компартия нуждалась в ней для организации и управления черным рынком, ибо плановая экономика не могла без него обойтись. Михаил Горбачев не смог контролировать преступность, а Борис Ельцин и не пытался это сделать.

Реставрация капитализма в России предоставила широкие возможности развитию организованной преступности внутри страны и ее международной экспансии. Сегодня российская организованная преступность представляет собой монстра с четырьмя головами. Первая - «воры в законе», возглавляющие воровское сообщество. Это - профессиональные грабители, своими преступлениями и сроками наказания заслужившие уважение собратьев по профессии и избранные ими (в тюрьмах) в качестве арбитров, надсматривающих за исполнением воровского кода поведения в определенных районах России. Согласно воровскому коду поведения все воры рассматриваются как члены одной семьи, имеют право на заботу и защиту; они должны обеспечивать свое существование исключительно преступными способами; они никогда не должны сотрудничать с властями; они должны обучать правилам поведения молодых воров, которые должны подчиняться старшим; они должны исполнять обещания, данные другим ворам; в случае разногласий, другие воры должны приглашаться для их разрешения; решение арбитров окончательно и наказание, которым обычно бывает смерть, должно быть исполнено немедленно.

В настоящее время, по разным оценкам, в России насчитывается от 50 до 500 воров в законе. Они иногда собираются на встречи. Точно известно о такой встрече, произошедшей в Тбилиси в 1982 г. Темой встречи была целесообразность действий по усилению политической власти воровского сообщества.

Вторая голова криминального монстра принадлежит бывшим функционерам Коммунистической партии и правительства, которые во-время сориентировались, использовали свои позиции для создания состояний и сегодня воруют больше, чем раньше. Коррупция процветает, как никогда ранее. Когда русские войска покидали Восточную Германию, Бундестаг выделил средства для постройки для советских военнослужащих в России 500 тыс. квартир. Было построено примерно 3 тыс. квартир. Деньги на строительство остальных исчезли.

Третья голова - этнические и национальные преступные группировки: чеченцы, азербайджанцы,  армяне, грузины.

Наконец, четвертая голова - это так называемые организованные преступные группировки (ОПГ), которые представляют собой слабо организованные конгломерации преступников. Их можно назвать мафией, но они не похожи на итальянских кузенов. У русских ОПГ нет пирамидальной организационной структуры, отсутствуют объединяющие семейные связи, нет Комиссии, надсматривающей за преступными операциями. ОПГ в большей степени напоминают коллекции друзей и соратников, которые сплачиваются для осуществления определенных преступлений, а потом расходятся своими дорогами. Как группа, они могут нацелиться на конкретную отрасль промышленности или территорию. Термин, который они используют, - «зона влияния».

Типичной ОПГ является солнцевская, которая монополизировала в одном из крупных районов Москвы проституцию, торговлю наркотиками, политическую коррупцию, вымогательство и убийства.

1 марта 1995 г. в Москве был убит ведущий тележурналист Владислав Листьев. Он намеревался отказаться на одном из крупнейших каналов от рекламодателей, которые, по его мнению, контролировались солнцевской ОПГ, и заменить их на независимых, не связанных с организованной преступностью. Убийство Листьева не раскрыто до сих пор, как не были раскрыты тысячи аналогичных заказных убийств, совершенных в России с 1991 по 1999 гг. Политическая воля, необходимая для нахождения и наказания убийц, отсутствует. Россия сегодня - полная мафиократия.

В Москве и из Москвы действуют по меньшей мере шесть ОПГ: Центральная, Останкинская, Автомобильная, которые состоят из чеченцев и насчитывают в целом две тысячи членов; Солнцевская и Подольская, которые состоят из русских; и Ассоциация 21-й век. В Санкт-Петербурге насчитываются четыре основных ОПГ; во Владивостоке - девять.

ОПГ различаются друг от друга по организационной структуре, по этническому признаку. Некоторые ориентированы на бюрократию, другие работают исключительно в избранных отраслях. Чеченские группы, в частности, в значительной степени базируются на нефтяном бизнесе. Курганская ОПГ специализируется на совершении заказных убийств для других групп, в том числе вне России - для Мафии, для колумбийских картелей. Солнцевская ОПГ обладает сильными позициями в банковских и финансовых институтах.

Используя подконтрольные банки российские преступные группы, согласно подсчетам Центра стратегических и международных исследований (г. Вашингтон, США) (Center for Strategic and International Studies), русские ОПГ отмывают ежемесячно 1 млрд. долларов через Кипр и 1 млрд. долл. через Израиль. Через швейцарские банки, по их признанию, с 1991 г. отмыты 40 млрд. долларов.

Почти 80% всех предприятий в России вынуждены платить деньги преступным организациям. Почти две трети национальной экономики контролируются криминальными группировками. Российское правительство не предпринимает эффективных мер по борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Берлинская организация «Международная прозрачность» («Transparency International») считает, что Россия занимает четвертое место в мире по коррумпированности после Колумбии, Нигерии и Боливии.

Converted 28639.jpg
Луис Фрич

К 1994 г. русские ОПГ вывезли за границу средства, достаточные для финансирования операций по всему миру. Директор ФБР Луис Фрич (Louis Freech) считает, что русская организованная преступность активно действует в 54 странах.  Первая среди них - Соединенные Штаты, где действуют несколько дюжин русских организованных группировок. Почти столько же их в Канаде, особенно в Торонто и Монреале. Широкие масштабы русская преступность приобрела в Австралии, Новой Зеландии и других странах Тихого океана.

Однако, Европа все же является главной после США и Канады целью русских криминальных организаций. Они нахлынули в Восточную Европу и вновь после коммунистической оккупации «колонизируют» Венгрию, Польшу, Чешскую Республику и Словакию. После Восточной Европы они направились в Берлин. Сегодня русские криминальные группировки в Германии действуют практически безнаказанно, пользуясь многочисленными ограничениями, накладываемыми на действия правоохранительных органов немецким законодательством. По словам германского официального лица, принадлежащего к правоохранительным ведомствам, «Русская Мафия использует компьютеры, в то время как мы, германская полиция все еще пользуемся счетами».

Через бывший Советский Союз идут пути транспортировки наркотиков из Афганистана в Европу; в Великобритании поставки героина через Россию в возрастающей степени конкурируют с поставками из Турции.

В Соединенных Штатах деятельность русских преступных группировок стала вызывать серьезную тревогу после облегчения еврейской эмиграции из СССР в 1970 г. Значительная часть эмигрантов уехала в Израиль, осела на Кипре и в г. Вене (Австрия), а существенный поток направился в США, где преимущественно поселилась в районе Брайтон-Бич (Brighton Beach) в г. Нью-Йорке. Отнюдь не все эмигранты были в действительности евреями или имели еврейские корни. Эмиграция стала для русских легким путем опустошить свои тюрьмы и психушки и экспортировать наиболее опасных преступников на Запад. Среди прибывших в США в начале 70-х годов эмигрантов из СССР сотни, если не тысячи, имели преступное прошлое. Американские власти не осуществляли проверки криминального прошлого прибывавших «беженцев» по причине отсутствия финансовых средств и нежелания затягивать процесс переезда, поскольку эмигранты и их семьи подвергались гонениям в СССР.

В период с 70-х по начало 90-х годов в США эмигрировало почти триста тысяч советских граждан, которые считались евреями. Затем, после ослабления ограничений на выезд за границу из бывшего Советского Союза в США приехали сотни тысяч неевреев.

В настоящее время колония выходцев из СССР и бывшего СССР в Брайтон Бич является самой многочисленной из такого рода поселений вне бывшего Советского Союза. Однако этот район - не единственный в Соединенных Штатах, где осело значительное количество русских. Колонии последних существуют по всему штату Нью-Джерси, а также в городах Филадельфии, Балтиморе, Детройте, Кливленде и Чикаго. Имеются русские анклавы в городах Майами, Лос-Анжелесе, Сан-Франциско. Деятельность русских криминальных организаций ощущается даже в таких медвежьих углах, как г. Линкольн (Lincoln), штат Небраска.

Первым крупным бизнесом русских ОПГ в Нью-Йорке было обеспечение прибывающих беженцев из СССР поддельными водительскими правами. Дело в том, что, прибыв в США, бывшие советские граждане в подавляющем большинстве сталкивались с тем, что их дипломы о высшем образовании, профессиональные знания и опыт ничего не стоили. Для них реально существовал ограниченный выбор приложения усилий: работа официантками (официантами), уборщицами (уборщиками), водителями такси. Для того, чтобы стать таксистом требовались права на вождение автомобиля. Большинство прибывших никогда не имело в СССР ни автомобиля, ни водительских прав. В результате, на Брайтон-Бич возник спрос на советские водительские права, который был полностью удовлетворен. По предъявлении поддельных прав в Автомобильный Департамент штата Нью-Йорк русские иммигранты получали нью-йоркские штатные права и садились за баранку.

Вторым по масштабам бизнесом русских ОПГ была многомиллионная афера в нефтезаправочном  бизнесе. Здесь русским пришлось вступить в союз с нью-йоркскими мафиозными семьями Коломбо (Colombo) и Гамбино (Gambino). Афера с нефтезаправочными станциями захватила несколько штатов страны.

В конце 1993 г. в г. Сан-Франциско начала деятельность компания «Гоулден АДА», созданная Андреем Козленком, Давидом и Ашотом Шагирянами (Shagirian). В начале своих операций А. Козленок, среди прочего, подарил полиции Сан-Франциско военный транспортный вертолет «Ка-32». Фирма «Гоулден АДА» была напрямую связана с властями России и официально была призвана стать конкурентом крупнейшей алмазной корпорации «Де Бир» (De Beer Corporation) и лишить ее монополии на мировом алмазном рынке.

После совершения многомиллионных сделок, далеких от алмазного бизнеса, Козленок бежал из США, был обнаружен без средств в Брюсселе. По данным ФБР через «Гоулден АДА» прошли 178 млн. долл., в т.ч. 40 млн. долл. вернулись в Россию, где 10% этой суммы, по мнению ФБР, было потрачено на оплату издания автобиографии Б. Ельцина.

В дальнейшем правоохранительные структуры Соединенных Штатов раскрыли значительное количество преступлений, совершенных русскими криминальными группировками. В них фигурировали Марат Балагула (Marat Balagyla), Евсей Агрон (Evsei Agron), Борис «Биба» Найфельд (Boris «Beeba» Nayfeld), Моня Эльсон «Кишиневский» (Monya Elson «Kishinevsky»), Вячеслав Любарский (Vyaacheslav Lyubarsky), Ефрим Островский (Efrim Ostrovsky), Александр Слепинин (Alexander Slepinin), Эльбрус Евдоев (Elbrous Evdoev), Леонард Кантеркантетес (Leonyard Kanterkantetes), Александр «Саша Пиня» Левичиц (Alexander «Sasha Pinya» Levichitz), Рахмиль «Майк» Брэндвейн (Rachmiel «Mike» Brandwein) и др. Борис «Биба» Найфельд, например, совместно с поляком Рикардо Марианом Франчини (Ricardo Marian Franchini) провернули дело с производством в Бельгии и поставками в Россию водки «Кремлевской».

В Европе тем временем правозащитные органы вышли на преступления, фигурантом в которых назывался Юрий Есин (Yuri Essin), занявший после убийства «заказанного» им Сергея Тимофеева/ «Сильвестра» (Sergei Timofeyev/ «Silvester») пост главы Приморской ОПГ в г. Владивостоке. Есин вымогал деньги у итальянских бизнесменов, ведших дела с Россией, занимался торговлей живым товаром и пр. Есин плотно сотрудничал с итальянскими мафиози.

Более того, он владел одним из 40 российских совместных предприятий, занимавшихся в середине 90-х годов нефтяным бизнесом, «Глобус Трейдинг» («Globus Trading»). Эта фирма выступала как покупатель и брокер нефти и нефтепродуктов.

В этих операциях Есин полагался на вице-президента итальянской нефтяной компании ЕНИ (ENI) Альберто Гротти (Alberto Grotti), который владел, как и Есин, 30% акций фирмы. Совместно с Гротти, Есин отмывал деньги из России, а также ввозил из России поддельные американские доллары.

Converted 28640.jpg

Дмитрий Наумов

В делах Есина принимал участие бывший агент КГБ в Италии Дмитрий Наумов (Dimitri Naumov), проживавший Риме. Он был связан с Семеном Могилевичем (Semion Mogilevitch), известным своими операциями с ядерными материалами, в особенности с так называемой красной ртутью. Могилевич жил в Вене, был знаком с Сергеем Михайловым, которого называют главой Солнцевской группировки, и братьями Виктором и Александром Авериными, которые подозревались в том, что входили в руководство названной группировки. Наумов знал также русского бизнесмена Григория Луганского, чья компания «Нордекс» (Grigory Loutchansky, «Nordex») тоже подозревалась в сделках с ядерными материалами.

Наумов итальянцами был арестован; обыск его квартиры привел к обнаружению документов, рассказывающих о деталях нелегальной торговли оружием между Россией и Австрией, а также свидетельство участия Наумова в сделках с радиоактивными материалами. Наумов, однако, был выпущен на свободу; сразу же улетел в Россию, где через десять дней после прибытия был убит в Москве в баре гостиницы «Тверская».

Converted 28641.jpg
Александр Солоник

В ходе расследования итальянцы вышли на фигуру Александра Солоника (Aleksandr Solonik), бывшего милиционера, ставшего наемным убийцей и одним из основателей Курганской бригады.

Одновременно в России был выпущен ордер на арест Солоника, бывшего главным подозреваемым в убийстве Тимофеева. При аресте он убил четырех милиционеров, но был ранен в живот. Он был осужден пожизненно, но в июне 1995 г. бежал из тюрьмы Матросская Тишина в Москве. Итальянцы обнаружили, что после побега Солоник жил под именем Владимира Кесова (Vladimir Kesov) в Риме и регулярно ездил в Грецию. В течение двух месяцев итальянцы следили за квартирой в Риме, где жил Солоник, но он не появлялся. На квартире был обнаружен современный арсенал оружия, а также документы, косвенно указывающие на связь Солоника с Есиным.

После того, как греческие органы были информированы о Солонике, в Афинах начались его поиски, и он был обнаружен проживающим на большой вилле, снятой на морском побережье. Были информированы русские власти. Элитное подразделение из Москвы опоздало на один день.

2 февраля 1997 г. труп задушенного удавкой Солоника был обнаружен в лесу в двенадцати милях к северу от Афин. После того, как никто не обратился за трупом, греки похоронили Солоника в могиле для бедных.

Неподалеку от виллы был обнаружен женский труп, разрубленный на части, помещенные в зарытом чемодане. Это было тело подруги Солоника, бывшей Мисс Россия, девятнадцатилетней Светланы Котовой.

Никто не был осужден за эти два убийства. Греки посчитали, что имело место сведение счетов внутри преступного сообщества. По данным некоторых источников Курганская ОПГ сильно задолжала Солонику и он угрожал ей, требуя выплаты долга. В Италии у некоторых полицейских была другая версия. Они считали, что группа, которую послала Москва, была прикрытием, а настоящая группа приехала раньше и рассчиталась с Солоником за убийство четырех коллег-милиционеров, продемонстрировав кому следует, какая судьба неминуемо ждет убийцу милиционеров, особенно бывшего милиционера.

Итальянцы узнали также, что Солоник планировал вернуться в Рим и убить Есина. Ранним утром 17 марта 1997 г. Есин был арестован в курортном отеле, где он отмечал 46-й день рождения вместе с дюжиной соратников. Фирма «Глобус» была ликвидирована. Гротти не привлекли, поскольку он уже отбывал срок за коррупцию. Расследование по делу Есина затянулось, он был выпущен под залог и исчез, - по мнению итальянцев скрылся в России. Дело было рассмотрено в отсутствии Есина; он был приговорен итальянским судом к пожизненному заключению.

Converted 28642.jpg
Вячеслав Иваньков

В начале 90-х годов отбыв десять лет в тюрьме, из заключения вышел Вячеслав Иваньков (Vyacheslav Ivankov) родившийся во Владивостоке 1 января 1940 г. Иваньков, получивший из-за характерного разреза глаз кличку «Япончик», начал криминальную карьеру в начале 60-х годов под руководством вора в законе Монгола. Его жестокость создала ему положительную репутацию в криминальной среде и через несколько лет, отбывая пятилетний срок заключения, он был также избран вором в законе. К 1981 г. Иваньков вновь был осужден на 14 лет, отсидел десять, приехал в Москву, откуда вскоре отбыл в Германию, а затем - в США. ФБР назвало его наиболее могущественным боссом русской организованной преступности в США; по одной из версий он прибыл в Соединенные Штаты по заданию Солнцевской ОПГ для того, чтобы обеспечить ее интересы там и изгнать из бизнеса соперников. По словам Иванькова он был прислан группой воров в законе для того, чтобы надсматривать за соблюдением воровского кодекса русским криминалитетом в США. Он въехал по поддельному паспорту, визу спонсировала компания «Твелв-ЛА Инк.» («Twelve-LA Inc.»), целью приезда был назван кинобизнес. В течение нескольких месяцев Иваньков получил зеленую карту, женившись за 15 тыс. долл. на русской женщине, уже обладавшей гражданством США.

ФБР установило слежку за Япончиком, и наблюдало как он организовал несколько фирм. Одна из них «Медиа Уэйвз» («Media Waves»), должна была прикрывать его наркобизнес, другая, «Слэвик Инк.» («Slavic Inc.») была призвана отмывать деньги. Председателем «Слэвик Инк.» был русская хоккейная звезда Вячеслав Фетисов, игравший в Национальной хоккейной лиге (НХЛ-NHL) за команду «Детройт Ред Уингз» («Detroit Red Wings»). Фетисов всегда отрицал то, что он делал что-то противозаконное.

Иваньков много разъезжал, как в США, так и за границу. В том числе он посещал Бельгию, где позднее были обнаружены документы, свидетельствующие о том, что филиал фирмы «Эм энд Эс Интернэшнл» («M&S International») в Москве переводил миллионы долларов компании «Слэвик Инк.», что указывало на связь Иванькова с Брэндвейном и Найфельдом (см. выше).

Слежка за Иваньковым не давала, однако, ФБР достаточно оснований для возбуждения против него уголовного дела.

Такие основания появились, когда Иваньков стал вымогать деньги у двух русских - Александра Волкова (Alexander Volkov) и Владимира Волошина (Vladimir Voloshin), которые организовали в Нью-Йорке консультативную финансовую компанию «Саммит Интэрнешнл Трейдинг энд Инвестмент Корп.» («Summit International Trading and Investment Corp.»). В конце 1994 г. Волков и Волошин получили перевод на 2,7 млн. долл. из Москвы от одного из работников банка «Чара» («Chara Bank»), который сделал все, чтобы этот перевод не мог быть обнаружен. Вскоре этот человек погиб, и Волков с Волошиным посчитали, что они унаследовали названную сумму.

Однако помощник директора банка «Чара» знал о переводе и обратился к Иванькову за помощью в получении части суммы. Иваньков потребовал от Волкова и Волошина 3,5 млн. долл. Те отказались. В Москве в метро был избит неизвестным до смерти отец Волошина. Волков и Волошин обратились в ФБР.

Была назначена встреча между Иваньковым и двумя партнерами. На встречу 25 мая 1995 г. прибыл представитель Япончика и вынудил Волкова и Волошина выехать в штат Нью-Джерси, где в ресторане «Тройка» («Troika») они подписали документы о передаче 3,5 млн. долл. Иванькову. 19 июня 1995 г. Иваньков был арестован. Ему инкриминировали вымогательство и преступный сговор, фиктивный брак с целью получения зеленой карты. Он был осужден на девять лет и семь месяцев по двум главным обвинениям плюс девятнадцать месяцев за фиктивный брак.

Тем временем в 1995 г. в г. Торонто (Канада) прибыл Вячеслав Маракулович Слива (Vyacheslav Marakulovich Sliva), который был впервые арестован в 1961 г. в возрасте шестнадцати лет за кражу часов. Затем он осуждался на четыре года за отказ от воинской службы и на одиннадцать лет за грабеж. О своем криминальном прошлом Слива канадским властям не сообщил, ибо в таком случае ему было бы отказано в разрешении на въезд в страну. Иммиграционным работникам при въезде в Канаду он сообщил, что целью его визита является встреча с другом - хоккейной звездой Валерием Каменским. Последний с тех пор отрицает знакомство со Сливой.

По версии канадской полиции и американского ФБР Слива был послан в Канаду Иваньковым и его московскими друзьями для того, чтобы возглавить действия русской организованной преступности в этой стране. Канадские полицейские подслушали телефонные разговоры Сливы, содержащие угрозы убийства, а также его дискуссии с Иваньковым о порядке дележа платежей, которые они собирались взимать с российских хоккеистов, игравших в НХЛ: А. Могильного, В. Малахова, О. Твердовского, А. Житника. Предполагается, что некоторые хоккеисты не выдержали угроз их семьям и им самим. У канадцев имеется информация, что Слива вел дела с Иваньковым через некоего «старшего вора в законе», обосновавшегося в г. Денвере (США, штат Колорадо). Канадцы арестовали Сливу, обвинили его в сокрытии преступного прошлого и депортировали в Москву.

Супербоссы международной русской организованной криминальной деятельности

Converted 28643.jpg

Григорий Лучанский

В ограниченное число таких супербоссов входит Григорий Лучанский (Grigory Loutchansky), родившийся в 1946 г. в г. Тбилиси и выросший в Латвии, где одно время занимался наукой в Рижском университете и якобы отсидел два года за мошенничество.

В 1989 г. Лучанский, якобы на деньги КГБ, спрятанные в Европе, организовал компанию «Нордекс» («Nordex»), которая превратилась в конгломерат, занимающийся операциями с нефтью и нефтепродуктами, химическими товарами, металлами, удобрениями и продовольствием. Через пять лет после образования оборот «Нордекса» достигал 2 млрд. долларов, а к концу 90-х годов оценивался в более 3 млрд. долларов. Компания торгует внутри бывшего СССР, а также ведет операции в других странах, включая США, Канаду, Великобританию. Одним из деловых партнеров Лучанского был британский магнат Роберт Максуэл (Robert Maxwell).

Сначала «Нордекс» располагался в г. Вене (Австрия), но затем австрийцы депортировали семьдесят из восьмидесяти служащих компании, и Лучанский перевел штаб-квартиру в Москву. В России сегодня «Нордекс» входит в десятку крупнейших частных компаний.

«Нордекс» также считается крупнейшей среди примерно трех дюжин фирм, активно действующих на Западе в качестве прикрытия для русской разведки за рубежом.

Лучанский утверждает, что успех его компании является результатом умелого использования разницы между ценами на отдельные товары на внутреннем российском и мировом рынках.

Однако внимание к себе в США Лучанский привлек не из-за успехов в бизнесе, а потому что в июле 1995 г. он был приглашен на обед, организованный Национальным комитетом Демократической партии США для сбора средств на кампанию президента Клинтона, а затем приглашение ему было дезавуировано.

В газете «Питтсбург Трибюн-Ревью» («Pittsburgh Tribune-Review») сообщалось, что приглашение было отозвано, поскольку разведывательные службы сообщили, что Лучанский подозревается в операциях на черном рынке с ядерными материалами.

Converted 28644.jpg
Сэм Домб

Между тем в октябре 1993 г. Лучанский уже участвовал в таком же мероприятии; имеются фотографии его с Президентом Клинтоном и нью-йоркским инвестором в недвижимость Сэмом Домбом (Sam Domb), который и организовал приглашение Лучанского. Неизвестно, финансировал ли последний кампанию Клинтона, но Президент прислал ему письмо с благодарностью за поддержку.

К моменту со скандалом в июле 1995 г. Лучанскому уже был запрещен въезд в Великобританию, Канаду и Гонконг, поскольку он не смог предоставить властям этих стран удовлетворительную информацию об источниках своих фондов.

Ранее появилась информация, что Лучанский мог быть замешан в поставке 27 тыс. пулеметов российского производства, 5 тыс. пистолетов чешского производства и семи миллионов комплектов боеприпасов, перехваченных на пути из Панамы в Хорватию. Свидетельства отсутствовали и публично не утверждалось, что Лучанский и «Нордекс» имеют отношение к этой сделке.

Однако, после последней «Нордекс» связывался с поставкой ракет СКАД (SCUD) из Северной Кореи в Ирак: якобы весной 1995 г. инспекция крупнейшего в мире самолета АН-124 во время промежуточной посадки для дозаправки в ходе рейса Пхеньян-Багдат обнаружила груз боеголовок.

Западные разведслужбы также подозревают Лучанского в связях с русской преступностью, в частности, в отмывании денег. «Нордекс», по мнению британской разведки, контролирует почти сорок компаний на Западе плюс еще шестьдесят внутри бывшего Советского Союза.

По данным журнала «Тайм» («Time»), Лучанский имеет влиятельные связи в политическом руководстве России, в частности, он тесно связан с бывшим премьер-министром России Виктором Черномырдиным. До занятия этого поста Черномырдин был частым гостем Лучанского и «Нордекса» в г. Вене, и эти его визиты всегда заканчивались выгодными сделками. После назначения Черномырдина на пост премьер-министра он приказал российской таможне пропустить без лицензии и экспортных пошлин партию в 30 тыс. метрических тонн меди высшего качества в рамках сделки «Нордекса».

Кроме того, «Тайм» сообщал, что в 1993 и 1994 годах американская разведка перехватила несколько сообщений «Нордекса», которая позволила полагать, что эта компания снабжает Северную Корею и Ирак ядерными материалами и другими компонентами для производства бомб. В результате государственный департамент США (State Department) оказал нажим на Экспортно-импортный банк США (U.S. Export-Import Bank) с тем, чтобы тот не выдавал кредита, который финансировал бы совместное предприятие в Казахстане крупнейшей стальной корпорации «Ю. Эс. Стил» («U. S. Steel») и «Нордекса».

О том, что «Нордекс» связан с криминальными операциями, заявляли в июне 1997 г. директор ЦРУ Джон Дейч (John Deutch) и предшествовавший ему на этом посту Джеймс Вулси (James Woolsey), израильская разведка «Моссад» (Mossad), полиция Вены (Австрия). В 1995 г. в «Интерполе» было проведено двухдневное совещание представителей одиннадцати стран, посвященное Лучанскому.

Лучанский всегда полностью отрицал все обвинения, выдвигавшиеся против него и его компании.

Другим криминальным супербоссом русской международной преступности называется Сергей Михайлов, впервые осужденный в возрасте 26 лет в 1984 г. (на шесть месяцев). Выйдя из тюрьмы он постепенно организовал Солнцевскую бригаду. Он арестовывался затем еще дважды (последний раз в 1993 г.), но обвинения против него снимались из-за отсутствия свидетелей.

В середине 90-х годов Михайлов выехал в Израиль, затем переехал в Вену.

Деловые интересы Михайлова остаются невыясненными, однако считается, что к середине 80-х  «солнцевцы» создали себе сильные позиции в российской банковской системе. Известно, что Михайлов вовлечен в сделки с газом и нефтью в России, строительство пятизвездочного отеля в г. Будапеште (Венгрия) и в торговле бананами из Коста-Рики. Ему навсегда запрещен въезд во Францию и на десять лет - в Чехию. За этими запретами и названными деловыми проектами, как подозревают, скрываются рэкет, торговля оружием и наркотиками и отмывание денег.

После того, как в Австрии его имя стало связываться с русской организованной преступностью и Лучанским (см. выше), Михайлов купил за 1,3 млн. швейцарских франков большой дом в деревне Борекс под Женевой. Он поселил там жену и двоих детей и стал перебазировать ряд своих деловых предприятий в Бельгию. Там он зарегистрировал с Майком Брэндвайном (см. выше) и своей правой рукой Виктором Авериным (см. выше) одну из главных своих фирм «МАБ Интернэшнл» («MAB International»), где первые три буквы представляли заглавные буквы фамилий Михайлов-Аверин-Брэндвайн. Компания вступила в переговоры об осуществлении ряда строительных проектов в Москве, Туркменистане.

Менее, чем через четыре месяца после новоселья в Швейцарии местная полиция арестовала Михайлова. Следующие два года он провел в швейцарской тюрьме. В декабре 1998 г. начался суд; Михайлова обвинили в том, что он руководит Солнцевской ОПГ.

После восьми дней суда, жюри признало Михайлова не виновным в том, что он принадлежит к Солнцевской преступной группе; не виновным в управлении преступной группой из Швейцарии; не виновным в использовании поддельных документов; виновным в нарушении закона, который запрещает иностранцам покупать недвижимость в Швейцарии. Он был депортирован в Москву, хотя хотел в Будапешт.

В Будапеште жил Аверин, но самое главное - там обитал Семен Юдкович Могилевич (Semion Yudkovitch Mogilevitch), который был для Михайлова другом, благодетелем и любимым деловым партнером. Могилевич - третий супербосс российского интернационального криминалитета.

Он родился на Украине двумя годами раньше Михайлова, закончил Львовский университет в качестве экономиста. Могилевич сумел к настоящему времени создать международную преступную деловую империю, которая остается неуязвимой перед попытками правоохранительных структур западных стран уничтожить ее. По данным разведывательных и правозащитных ведомств, в том числе Британской национальной службы криминальной разведки (British National Criminal Intelligence Service) и ФБР, Могилевич занимается всем, начиная от торговли оружием до отмывания денег, от проституции до контрабанды предметов искусства, от вымогательства до торговли наркотиками. Приятель Могилевича Моня Эльсон (см. выше) описал его, как «самого могущественного бандита в мире».

Предполагается, что он контролирует грузопоток в московской международном аэропорту Шереметьева и купил обанкротившуюся авиакомпанию в одной из центрально-азиатских республик. Говорят, что он контролирует большую часть черных рынков Восточной Европы через предприятия, созданные им в Чехии. Известно, что он купил в Венгрии обанкротившийся военный завод; его имя связывается с многомиллионной поставкой оружия Организации Варшавского договора в Ирак, включавшей ракеты «поверхность-воздух», что гипотетически связывает его с Лучанским и его сделками с оружием, включая ракеты СКАД (см. выше).

В 70-е годы  Могилевич дважды арестовывался и осуждался за сравнительно незначительные преступления. Где-то между 1991 и 1993 годами Могилевич уехал в Израиль, откуда после получения израильского паспорта переехал в Будапешт, где женился на венгерке.

К этому времени Могилевич вел сделки с нефтью и газом через компанию «Арбат Интернэшнл» («Arbat International»), зарегистрированную в г. Олдернее на островах Ченнел Айлендз (Alderney, Channel Ishands). По устойчивым слухам через эти острова Могилевич связан с Иваньковым (см. выше). Известно также, что с этими островами имеет связи Сергей Михайлов (см. выше). После переезда в Будапешт Могилевич зарегистрировал на Ченнел Айлендз еще одну компанию «Аригон» («Arigon»).

В этот период Могилевич, как считается, осуществил следующие операции: содействие организации совместного предприятия с семьей Дженовезе для поставки токсичных отходов из США в Чернобыль; сбыт краденых предметов искусства и религиозных изделий через западные аукционные дома; покупка ювелирной фабрики в Венгрии для производства поддельных денег, финансовых бумаг и яиц Фабержье; организация сети ночных клубов и стриптиз-заведений, где предположительно Могилевич наладил бизнес с проституцией, наркотиками и отмыванием денег. Клубы «Черное и Белое» были им открыты в Будапеште, Риге, Киеве и Праге.

В 1994 г. во франкфуртском борделе был убит владелец и двенадцать его проституток; чуть позже произошла перестрелка в Будапеште. В обоих случаях Могилевич подозревался в причастности, но ни разу не был привлечен к суду. В мае 1995 г. Могилевич вернулся с полдороги в Прагу, куда он направлялся на день рождения Виктора Аверина. Могилевич получил сообщение, что там готовится его убийство. Большую часть следующих нескольких лет он прожил в Будапеште за хорошей охраной.

К 1995 г. у Могилевича возник новый проект.

Российский эмигрант Яков Богатин (Jacob Bogatin), в прошлом инженер в советском военном научно-исследовательском институте организовал под г. Филадельфией (США) небольшую компанию «Уай-Би-Эм» («YBM») по производству магнитов. За пять лет до этого Могилевич купил в ходе приватизации, среди других, предприятие, также производящее магниты, которое он назвал «Магнекс Рт.» («Magnex Rt.»).

Могилевич знал брата Якоба Богатина Давида, который проживал в Польше, где владел «Первым коммерческим банком Люблина» (The First Commercial Bank  of Lublin»), который предназначался для отмыва криминальных денег. Ранее Давид Богатин жил в Нью-Йорке, принимал участие в афере Марата Балагулы с нефтезаправочными станциями (см. выше), был осужден, но выпущен под залог до назначения срока судом, и бежал.

Могилевич слил «Уай-Би-Эм» и «Магнекс» с ничем не занимавшейся фирмой «Пратекс» («Pratecs») и стал торговать акциями последней на фондовой бирже канадской провинции Альберта (Alberta Stock Exchange). За кулисами Могилевич перевел акции в фирмы «Аригон» и «Арбат» и учредил в Венгрии цепочку дутых фирм, через которые он мог использовать новообразованную фирму «Уай-Би-Эм Магнекс» для отмыва денег.

Затем акции «Пратекса» стали котироваться на фондовой бирже Торонто (Toronto Stock Exchange), где на них появился активный спрос. В марте 1995 г. акции «Пратекса» были временно сняты с торгов администрацией биржи, поскольку из Лондона была послана информация, что кто-то, связанный с фирмой, находится под следствием. Компания опубликовала опровержение, и акции вновь поступили в продажу.

Одновременно было объявлено, что в ходе производства магнитов в Венгрии она открыла остаточное вещество в виде порошка, названное неодаймиумом (neodymium), добавление которого в сырую нефть значительно сокращает расходы на ее переработку. Компания информировала инвесторов, что она закупает сырую нефть на свободном рынке, добавляет в нее порошок неодаймиум и с прибылью поставляет нефть по долгосрочному контракту в Украину.

Из бумаг следовало, что со времени организации «Уай-Би-Эм Магнекс», ее чистые продажи увеличились в четыре раза, чистая прибыль выросла в девять раз, а доходы - впятеро. Курс акций компании сначала поднялся до 10 долларов, затем в период с лета 1997 года по 10 марта 1998 года достиг 20,15 долларов. Компания оценивалась в 1 млрд. долларов.

В это время «Уай-Би-Эм Магнекс» купила фирму «Крастил Мэгнетикс» в г. Шеффилде (Великобритания( («Crusteel Magnetics». Sheffield), а затем еще две магнито-производящие компании в Лэнкашире (Lancashire), Великобритания. Все три были объединены в британский филиал «Уай-Би-Эм Магнекс», который получил название «Крумакс Мэгнетикс» («Crumax Magnetics»).

Аудиторы названной компании, фирма «Делойт-Туш» («Deloitte&Touche») нашли в ее бухгалтерских книгах столько несовпадений, что отказались выдать акт аудиторской проверки, удостоверяющий финансовый отчет компании за 1997 г. Несколько сотрудником компании скрытно продали крупные блоки акций.

Курс акций «Уай-Би-Эм Магнекс» на фондовой бирже Торонто упал 12 мая 1998 года до 14,35 долларов. На следующий день около 60 сотрудников Ударной группы против организованной преступности (Organized Crime Strike Force), состоящей из представителей ФБР, налоговой службы, таможенных и иммигранской службы, государственного департамента США заняли штаб-квартиру компании в г. Ньютон (Newton), штат Пенсильвания (США), предъявили ордер на обыск и вывезли тонны документов и компьютерных файлов. Через двадцать три минуты торги акций компании на бирже в Торонто были прекращены. У акционеров на руках осталось бесполезных акций на 635 млн. долларов.

В ходе расследования англичане вышли на лондонскую фирму поверенных  «Блейкс» («Blakes»), два партнера которой Адриан Бернард Черчуорд (Adrian Bernard Churchward) и Питер Блейк-Тернер (Peter Blake-Turner), выступали в качестве поверенных Могилевича. Именно ими были зарегистрированы «Арбат» и «Аригон» в Олдернее на Чэннел Айлендз, а также ряд других, включая «Крейтбюри Лтд.» («Creatbury Ltd.») и «Лаймгоулд Лтд.» («Limegold Ltd.»). Более детальное расследование показало, что Могилевич и Черчуорд связаны с компанией «Пендоси» («Pendosi»), а также через жену Черчуорда, Галину Васильевну, являвшейся матерью сына Могилевича.

Специалисты из британского Юго-восточного криминального отряда (Southeast Regional Crime Squad), которым Национальная криминальная разведка передала дела Могилевича, «Аригона», «Арбата» и другие в декабре 1994 года, потратили пять с половиной месяцев, расследуя операции Могилевича и двух его британских поверенных в нескольких странах. Они обнаружили, что криминальные деньги Могилевича отмывались через счета поверенных в Королевском банке Шотландии (Royal Bank of Scotland). Там считали, что по счетам проходят деньги поверенных, и не подвергали операции соответствующей проверке. Сотрудники Юго-Восточного криминального отряда пришли к выводу, что всего через названные счета прошли за три года 50 млн. долларов прибылей Могилевича.

По мнению названных сотрудников, «Аригон» являлся персональным холдингом Могилевича, а «Арбат», который, среди прочего, управлял в Москве похоронным агентством, исполнял функцию отмыва денег.

Английские следователи вышли на человека, известного им по фамилии Мысинков (Mysinkov), который проводил аферу, основанную на получении предоплаты 111 контрактов на поставку сахара на сумму 3,2 миллиона долларов правительству г. Москвы. Он использовал фирму под названием «Перигей» («Perigey»). Указанные деньги появились на счетах компаний «Пендоси» и «Крейтбюри», но потом исчезли.

Для получения конкретных доказательств источников денег, проходивших по счетам вышеназванных фирм, английским правоохранительным органам требовалось сотрудничество российских коллег. Англичане стремились к расследованию дела о махинациях с ворованными деньгами, но не могли идентифицировать конкретные преступления, которые были источниками криминальных сумм. Англичане обратились в Москву за помощью.

Московская милиция сообщила англичанам, что г-н Мысинков умер при невыясненных обстоятельства, а незадолго перед его смертью у него исчезли паспорт и бумажник.

В Лондоне сотрудники Юго-Восточного криминального ударного отряда получили ордера на обыск конторы и домов поверенных. Были также выпущены ордера на арест Могилевича и еще одного его сообщника Константина Карата (Konstantin Karat), а их фонды были арестованы. 16 мая 1995 года Черчворд, его жена и Блейк-Тернер были арестованы и обыски были проведены. Все трое были отпущены под залог в ожидании информации из России, которая могла бы быть использована в британском суде. Такой информации не поступило, и, в отсутствии свидетельств, обвинение против Черчворда, его жены, Блейк-Тернера, Могилевича и Карата в сговоре с целью использования краденых товаров было снято. Средства на счетах «Аригона» были разморожены.

Сотрудники Национальной криминальной разведки считают Михайлова и Аверина голодранцами («thugs»), которые зависят от деловых талантов Могилевича. Когда Михайлов находился в тюрьме в Швейцарии, говорят они, Аверин испугался и приехал в Будапешт под защиту Могилевича. В Москве, по их сведениям, казначей Солнцевского ОПГ Арнольд Тамм (Arnold Tamm) якобы прекратил платежи Михайлову, и Могилевич стал источником средств для последнего и Аверина через компании на Ченнел Айлэндз.

У разведывательных служб сложилось мнение, что венгры прекрасно знают, кто такой Могилевич и чем он занимается, но они дают ему жить, потому что нашли с ним взаимопонимание. Суть последнего в том, что в обмен на свободу своей деятельности Могилевич обещал венгерским властям, что он не будет совершать преступлений в Венгрии и что он лично проследит за тем, чтобы в этой стране не действовали более жесткие и неконтролируемые преступные группировки.

Converted 28645.jpg

Григорий Лернер

Четвертым международным супербоссом русской организованной преступности считается Григорий Лернер (Gregory Lerner), бывший студент факультета журналистики МГУ. В 1982 г. он был осужден за мошенничество и отсидел в тюрьме два года.

В 1990 г. Лернер приехал в Израиль в третьей волне иммигрантов, получил гражданство и принял имя Цви Бен-Ари (Zvi Ben-Ari). В 1992 г. Лернер уже проживал в Швейцарии, где организовал экспортно-импортную компанию. Швейцарцы арестовали его и депортировали в Москву, где был выписан ордер на его арест. Это был первый и единственный случай, когда швейцарские власти удовлетворили просьбу Москвы об экстрадиции.

В России Лернер был судим за растрату, кражу зарплаты служащих и взяточничество. Отсидев, он вернулся в Израиль.

В течение нескольких лет Лернер создал империю дутых компаний, расположенных по всему миру. Он старался держаться на виду и создал себе образ «израильского миллионера Цви Бен-Ари». Однажды он вошел в число четырех наиболее популярных лиц среди иммигрантов из России. Он рассматривался как возможный кандидат на место в Кнессете. Полиция Израиля в тайне подозревала, что Лернер подкупил русскоязычную прессу в Израиле.

Сегодня израильская полиция твердо уверена в том, что Лернер был связан с Солоником и Иваньковым. По слухам, неподтвержденным американским ФБР, прослушивание телефонных разговоров Иванькова в Бруклине (Нью-Йорк, США) выявило несколько его разговоров с Лернером. Последний оказался единственным человеком, который разговаривал с Иваньковым на равных.

В 1995 г. Лернер основал Израильско-Русскую финансовую компанию (Israeli-Russian Financial Company) в партнерстве с Промстройбанком РФ («Promstroi Bank»). Банк Израиля выдал ему в конце 1995 г. лицензию на проведение операций с ценными бумагами. Израильтяне ограничили лицензию правом вести операции с иностранными бумагами, принадлежащими нерезидентам Израиля, что означало нежелание давать  Лернеру статус израильского банкира. Однако это ограничение было или наивностью, или глупостью, поскольку в настоящее время неважно, где находится банк, - хоть на Луне, а главное - что в этот банк можно переводить деньги.

На следующий год израильские власти завели дело на Лернера, поскольку один из его бывших партнеров в России подал на Лернера в суд за обман. С помощью правоохранительных ведомств Великобритании и Соединенных Штатов израильтяне смогли получить детальную информацию о всех дутых компаниях, которые Лернер разместил в Панаме, на Карибских островах, на Маврикии и в Люксембурге и в других местах.

Одна из компаний Лернера привлекла особое внимание всех правоохранительных структур. Это был банк на Кипре.

Кипр в последние десятилетия превратился в «автобусную остановку» на пути русских в Израиль, а г. Лимассол стал средиземноморским предместьем Москвы, Санкт-Петербурга, Киева и Тбилиси. Бывший ранее рыбацкой деревней Лимассол вошел в число 50 наиболее дорогих городов мира, где живут двадцать тысяч русских со своими оффшорными компаниями и отмытыми деньгами на банковских счетах. Греческие адвокаты говорят по-русски и готовы выступать в качестве поверенных. Везде можно купить поддельные документы; русское свидетельство о рождении, где указана мать - еврейка, стоит менее 5 тыс. долларов, а документы, где вам дано еврейское имя стоит ненамного больше.

В северной, турецкой, части острова проживает, по оценке, 150-200 тысяч русских, одни из-за хорошей погоды, другие - потому что Северный Кипр никем не признан, и поэтому не имеет договоров об экстрадикции ни с одним государством, кроме Турции. Если вы не провинитесь перед полицией Стамбула, никто не потревожит вас на северной части острова.

Все операции компаний Лернера в различных странах, использовавшиеся Лернером в его схеме отмывания денег, были сосредоточены на его банке на Кипре. Этот банк отмывал не только российские криминальные деньги, но также обслуживал итальянские мафиозные структуры и колумбийские картели. Лернер  представлял собой бандитского банкира.

Одновременно Лернер во всю старался нажиться на средствах, которые он добывал в Промстройбанке; он использовал фальшивые контракты для получения ссуд из других российских банков, а поступавшие деньги увеличивали финансовые показатели израильско-русской финансовой компании. Последнее помогало сдерживать интерес Банка Израиля к банку на Кипре.

Converted 28646.jpg

Натан Щаранский

В Израиль поступали отмытые деньги, а денег стало требоваться много, поскольку русская организованная преступность поставила задачу купить влияние в стране. Сегодня известно, что Лернер передал 100 тыс. долларов бывшему советскому диссиденту, ставшему министром торговли и промышленности Израиля, Натану Щаранскому (Natan Sharansky). Этот деятель настаивает на том, что деньги были переданы организации, которая выступает в качестве спонсора российских евреев, желающих эмигрировать в Израиль. Лернер, по имеющейся информации, пытался подкупить даже бывшего премьер-министра Шимона Переса (Shimon Peres).

В 1996 г. шеф внутренней безопасности Израиля Моше Шахал (Moshe Shahal) заявил, что «элементы русской мафии эффективно пытаются контролировать Израиль». Он обосновывал свое мнение свидетельствами политических амбиций идентифицированных его ведомством пятидесяти различных организаций, уподобляя их криминальным семьям американского типа. Эти организации, по его мнению, занимались проституцией, азартными играми, шантажом, наркоторговлей и политикой. По Израилю гуляет история, суть которой сводится к тому, что русский криминалитет планирует в течение нескольких лет вложить от 1,5 до 4 миллиардов долларов в захват политической власти в Израиле.

Шахал был раскритикован за то, что он оскорбил чувства выходцев из России, живущих в Израиле. Однако, если Шахал прав, а, по-видимому, это так, последствия могут быть огромными.

Например, в Израиле отсутствуют законы, препятствующие отмыванию денег. Власти страны исходили и исходят в этом из того, что прибывающий в Израиль иммигрант-еврей, должен иметь самые благоприятные возможности для того, чтобы привезти с собой нажитое в прошлом состояние. Проверка же источников финансовых средств каждого иммигранта потребовало бы длительного времени (не говоря о денежных и людских затратах), что могло бы принести неудобства иммигрантам в странах их предыдущего пребывания. В частности, в бывшем Советском Союзе такая проверка могла бы отсрочить разрешение властей эмигрировать на долгий или неопределенный срок, в течение которого эмигрант и его семья были подвергнуты лишениям и гонениям. «Любой человек может привезти сюда деньги и положить их в банк и не будет задано никаких вопросов. Это делает Израиль главным механизмом для отмывания грязных денег. Сейчас существует мнение, что надо вводить законы против отмывания денег. Русская организованная преступность сделает все возможное, чтобы не дать нам осуществить перемены, - говорит Шахал. - А теперь учтите, что коалиционные правительства Израиля основаны на очень тонком большинстве. Несколько голосов партии меньшинства могут иметь непропорциональное влияние на все население. Да, имеется явное свидетельство того, что определенные русские иммигранты стремятся к обладанию как раз таким непропорциональным голосом».

Единственное, что сдерживает русских и других от превращения Израиля в один из главных мировых корыт для отмывания грязных денег, это ограниченные возможности израильской экономики по перевариванию крупных денежных масс.

Однако экономика растет, увеличивается и торговля наркотиками. Сначала, якобы, русскими преступниками в Израиле была организована поставка тонны кокаина из Венесуэлы в Санкт-Петербург. Затем героин стал распространяться в самом Израиле, и русско-израильская организованная преступность подозревается в том, что играет в этом бизнесе главную роль.

12 мая 1997 г. в аэропорту Бен-Гурион израильская полиция арестовала Лернера, который намеревался лететь в США. У него с собой были 50 тыс. долларов наличными и два спутниковых телефона. На его шести виллах и в трех квартирах были обнаружены еще 400 тыс. долларов наличными, незарегистрированная винтовка и поддельные паспорта. Он был арестован за мошенничество и взятки. Кроме того, израильская полиция намеревалась обсудить с Лернером убийства нескольких российских банкиров и попытку убийства высокопоставленного банкира из Промстройбанка. Также российские власти обвиняли Лернера в том, что он украл у них 85 млн. долларов.

Лернер провел 10 месяцев в тюрьме, отрицая свою вину. Более 120 следователей вели его дело. Они провели интервью с тремя израильскими министрами, семью членами Кнессета. Когда они собрали достаточно доказательств вины Лернера для того, чтобы возбудить достаточно сильное дело, он пошел на сделку. В обмен на признание виновным по тринадцати пунктам, обвинители прекратили расследований убийства и попытки убийства, оштрафовали его на 5 млн. шекелей (1,4 млн. долларов) и посадили его на шесть лет. Сегодня он единственный из четырех русских криминальных супербоссов, который изъят из обращения.

Случай с Банком Нью-Йорка

Уроженка Ленинграда Людмила Прицкер (Lyudmila  Pritzker) в девятнадцать лет вышла замуж за американского торгового моряка Брэда Эдвардса (Brad Edwards), с которым познакомилась в местном клубе, и уехала в США, сначала в штат Иллинойс, потом - в штат Колорадо. В 1988 году брак распался и Люси Эдвардс (Lucy Edwards), как теперь звали бывшую ленинградку, переехала в г. Нью-Йорк, где устроилась на работу кассиром в Банк Нью-Йорка (БОНИ) (Bank of New Yord - BONY). В тот же год БОНИ купил старую солидную компанию «Ирвинг Траст» («Irwing Trust»), которая активно занималась финансовым бизнесом в Восточной Европе. Через несколько лет Люси Эдвардс работала в новом восточно-европейском отделе Банка Нью-Йорка.

Converted 28647.jpg

Наташа Гурфинкель

Одним из начальников Люси была женщина русского происхождения Наташа Гурфинкель, которая была замужем за русским Константином Кагаловским (Natasha Gurfinkel, Konstantine Kagalovsky). Последний только начинал работать в то время представителем России в Международном валютном фонде (МВФ).

Ранее Кагаловский партнерствовал с Михаилом Ходорковским (Mikhail Khodorkobsky) в рамках банка «Менатеп» («Menatep»), где Кагаловский одно время был вице-президентом банка. Впоследствии у «Менатепа» случились финансовые трудности, усугубленные его интересами в полности жульническом Банке Европейского Союза Антигуа (European Union Bank of Antigua).

Converted 28648.jpg

Александр Конаныхин

Согласно имевшейся информации Банк Европейского Союза Антигуа являлся оффшорной дочерней компанией банка «Менатеп», а большинство его акций принадлежало некому Александру Конаныхину (Alexander Konanykhin), который разыскивался российскими властями за мошенничество, в результате которого он украл 1,8 млн. долларов в 1992 году. В то время, когда Банк Европейского Союза получил регистрацию на о. Антигуа, Конаныхин отбывал срок в Соединенных Штатах за нарушение визового режима.

В действительности такого банка не существовало ни на Антигуа, ни в другом месте, кроме киберпространства. Он существовал только в Интернете. Банку было разрешено открывать счета, принимать вклады и ордеры на кредитные карты, а также пересылать деньги по всему миру круглые сутки.

Как только Банк Европейского Союза появился в Интернете, Банк Англии (Великобритания) предупредил Федеральный резервный банк США (U.S. Federal Reserve  Bank) о том, что, хотя «Менатеп» отрицает свою причастность к Банку Европейского Союза (БЕС), Конаныхин просил антигуанские власти держать эту причастность в тайне.

Компьютерный сервер БЕС был расположен в Вашингтоне (США), а человек, который был его оператором, фактически банкиром, располагался в Канаде. Сколько денег было отмыто через банк для русских и их латиноамериканских друзей-наркоторговцев, неизвестно. И не будет известно никогда. В середине 1997 года кто-то отсоединил сервер от питания. С тех пор никто не знает ничего о деньгах вкладчиков; до 12 млн. долларов исчезли.

Converted 28649.jpg
Михаил Ходорковский

Ходорковский признает то, что был директором БЕС, но «только одну неделю в 1994 году». Согласно хорошо информированному источнику, «Менатеп» имел деловые связи с разорившимся московским «Инкомбанком», а они оба, как говорят, вели «активное сотрудничество» с БОНИ.

«Инкомбанк» оказался одним из нескольких клиентов, которых привела в БОНИ Наташа Гурфинкель. Она увела его от конкурировавшего Республиканского банка (Republican Bank). К 1995 году «Инкомбанк» был крупнейшим источником доходов Банка Нью-Йорка, который стал самым важным клиринговым банком для внутренних сделок в России. Позднее утверждалось, что Республиканский банк якобы представил по меньшей мере один доклад о подозрительной деятельности «Инкомбанка» и вовсе не горевал, когда потерял этот банк как клиента.

Эдвардс и Гурфинкель подружились. После прихода на работу в восточно-европейский отдел БОНИ Люси Эдвардс вновь вышла замуж, за только что приехавшего в США из Москвы молекулярного физика Питера Берлина (Peter Berlin). Последний организовал импортно-экспортную компанию «Бенекс» («Benex»), зарегистрировал ее адрес на свою квартиру и вскоре занимался брокерством продаж электронных товаров в Россию. Считается, что на этом этапе бизнеса Берлина некоторые клиенты обращались к нему с просьбой о выдаче фальшивых счетов для того, чтобы перевести деньги из России.

У Берлина были возможности способствовать перемещению средств. Его жена имела доступ к банку, который мог быть использован.

В 1992 году Люси Эдвардс якобы была арестована за кражу в нью-йоркском универмаге и была признана виновной; двумя годами позже эта ситуация, похоже, повторилась. Согласно источникам, Берлин также арестовывался в 1993 году за магазинную кражу, обвинение против него было снято.

В начале 1996 года компания «Бенекс Интернэшнл» («Benex International) открыла счет в штаб-квартире БОНИ на Уолл-стрит. Через шесть месяцев в отделении БОНИ был открыт счет компанией «Бекс Интернэшнл» («Becs International»). Документы банка, как говорят, показывают Люси Эдвардс в качестве сотрудницы «Бекс» с правом подписи на счетах.

Не зная о причастности Люси Эдвардс к «Бенексу» и/или «Бексу», банк назначил ее вице-президентом и перевел  в Лондон для поиска новых деловых возможностей в России. Берлин переехал в офис в нью-йоркском районе «Форест хиллз», где по одному и тому же адресу одно помещение было сдано в аренду компаниям «Торфинекс Корп.», «Дженерал Форекс Корп.» и «Тофекс Корп.» («Torfinex Corp.», «General Forex Corp.», Tofex Corp.»).

Во время расследования компании «Уай-Би-Эм» и глобальной империи Могилевича (см. выше) британская национальная служба криминальной разведки обнаружила среди множества других компаний одну под названием «Бенекс», которая использовала счет в Банке Нью-Йорка. Было обнаружено, что количество денег, проходящих через этот счет огромно. Только за один шестимесячный период было проведено не менее десяти тысяч сделок на сумму 4,2 миллиарда долларов. Британцы потревожили американцев, и окружной прокурор Манхэттена завел дело.

В то же время роcсийская милиция попросила ФБР о помощи в деле о заложнике. Триста тысяч долларов было заплачено за освобождение русского Эдуарда Олевинского (Edouard Olevinsky). ФБР проследило, что платеж прошел через банк жертвы в Сан-Франциско, также через счета в Банке Нью-Йорка и «Собинбанке» («Sobin» bank) в Москве.

В ходе этого расследования была получена информация о «необычных переводах» через счета Питера Берлина в Банке Нью-Йорка, а также, якобы, через банк Олевинского в Сан-Франциско и «Собинбанк». По этому поводу прокурор в южном округе Манхэттена также начал дело.

Таким образом два расследования в Соединенных Штатах и одно в Великобритании превратились в крупнейшее в истории расследование международного отмывания денег.

В ходе одного из других расследований, ведшихся в тот период времени, сотрудники министерства гостиниц США обнаружили, что среди ряда банков, связанных с отмыванием прибылей международных наркодельцов, фигурирует банк «Интер-Мэритайм» Женевы («Inter-Maritime Bank» of Geneva). В том расследовании вина этого банка не была доказана, но его присутствие в том деле вызвало у американских властей серьезную тревогу.

Дело в том, что названный банк официально был известен, как «Банк Нью-Йорка - Интер Мэритайм», и был создан по предложению таинственного человека Брюса Раппапорта (Bruce Rappaport). Он организовал «Интер-Мэритам» в 1966 году в качестве швейцарского банкира; к настоящему времени в банке около девяноста служащих. Это небольшой банк, который специализируется на управлении активами, в том числе российских граждан, стоимость которых достигает нескольких сотен миллионов долларов.

Раппапорт родился в Палестине (ныне Израиле) в г. Хайфе в 1923 году и его имя стало известно в Вашингтоне в связи с аферой «Иран-Контра». Утверждалось, что он связан с платежом в 10 миллионов долларов Султана Брунея полковнику Оливеру Норту, который этих денег никогда не получил. Раппапорт отрицает свою причастность к этому делу. Несмотря на то, что его имя связывалось также с другими делами, он никогда не был осужден.

Раппапорт был партнером по игре в гольф покойного директора ЦРУ Уильяма Кейси (William Cascy), долго поддерживал связи с государственными чиновниками на о. Антигуа, где ему якобы были предоставлены почти монопольные права на местный рынок нефтепродуктов. Он был назначен послом Антигуа в России. Предполагалось, что с Раппапортом имели деловые отношения «Менатеп» и «Инкомбанк».

Чем дальше двигалось расследование дела БОНИ, тем яснее становилось американцам, что им требуется помощь из России.

Тем временем дружная команда Гурфинкель-Эдвардс успешно расширяла круг клиентов Банка Нью-Йорка, как за счет «неосвоенных» возможностей, так и за счет тех, от кого отказались другие банки.

Семейная пара Эдвардс-Берлин также были заняты своими деловыми проектами. Говорят, что они обратились к одному американскому дипломату в России с просьбой о помощи в покупке бывшего военного завода, который они были намерены переориентировать на гражданское производство. Но в момент, когда ФБР начало проявлять интерес к этому аспекту их дела и было намерено использовать этого американского дипломата в качестве своего оперативного агента, газета «Нью-Йорк таймс» вдруг опубликовала информацию об огромных суммах, которые отмываются через БОНИ. И эта публикация убила все шансы на проникновение внутрь новой операции Эдвардс-Берлина.

В «Нью-Йорк таймс» названная тема не сходила с первой страницы в течение более месяца - с середины августа по начало октября 1999 года. Эдвардс была уволена из БОНИ. Гурфинкель подала в отставку. Ее муж отрицал, что делал что-то противозаконное, а МВФ забеспокоился. В прессе сообщалось, что часть денег, прошедшая через БОНИ была деньгами, которые МВФ предоставил для поддержки российской экономики.

Converted 28650.jpg
Алексей Волков

Кабинеты Эдвардс и Гурфинкель в БОНИ были подвергнуты обыску, так же как их жилища. При обыске квартиры Берлина в Лондоне были обнаружены фирменные бланки «Бенекса» и БОНИ. После захвата конторы Берлина в Форест Хиллз появилась информация о четырех новых компаниях: «Лоулэнд Инк.», «Бекс Интернэшнл Эл-Эл-Си», «Вэлком Сольюшнз Инк.», «Интермедиа Энтерпрайзиз» («Lowland Inc.», «Becs International LLC», «Valcom Solutions Inc.», «Intermedia Enterprises»). По меньшей мере одна из обнаруженных компаний была связана с БОНИ. Полиция также обнаружила, что человек, который назывался директором фирмы «Торфинекс» Алексей Волков (Aleksey Volkov), был директором фирм «Сайнекс Корп.», «Сайнекс Секьюритиз» и «Сайнекс Бэнк» («Sinex Corp.», «Sinex Securities», «Sinex Bank»), обладавших банковской лицензией о.Науру.

В начале октября 1999 года Эдвардс, Берлин и Волков были осуждены федеральным судом присяжных в г. Нью-Йорке, но не за отмывание денег, а за ведение незаконного бизнеса с телеграфными переводами денег в г. Нью-Йорке.

В это же время США оказали давление на Венгрию, сообщив, что продолжающееся укрывание Могилевича ставит под угрозу американо-венгерские отношения. Будапешту напомнили, что Соединенные Штаты финансируют располагающийся в венгерской столице колледж для служащих европейских правозащитных органов. Венгры не пошли на экстрадикцию Могилевича, а разрешили ему уехать в Москву. Имевшиеся свидетельства, похоже, давали основание предполагать, что связи Могилевича с «Бенексом» были лишь верхушкой айсберга. Многие утверждали, что он каким-то образом связан и с «Интер-Мэритайм», и, возможно, даже с Раппапортом.

Converted 28651.jpg

Борис Березовский

Кагаловский, представитель России в Международном валютном фонде в 1992-1995 годах, был политически связан с бывшими российскими премьер-министрами Черномырдиным и Примаковым плюс Анатолием Чубайсом и Егором Гайдаром. Названная же «четверка» связана с Борисом Березовским и Романом Абрамовичем. По слухам, Березовский имел финансовые связи с «Интер-Мэритайм» и личные связи с Раппапортом. Абрамович имеет прямые связи с «Юкосом», а там работают Михаил Ходорковский и Константин Кагаловский.

Converted 28652.jpg
Роман Абрамович

Интересно, что «Юкос» оказался в заголовках средств массовой информации как раз перед скандалом с БОНИ. Ходорковский был обвинен в снижении стоимости акций для обмана инвесторов. Он якобы продал большую часть активов Юкоса оффшорным дутым компаниям, которые якобы контролируются им и его соратниками. Летом 1999 года Ходоровский был гостем на самолете Примакова, с которым они вместе ездили в США.

Абрамович является не только ближайшим советником Ельцина, но и особенно близок с его дочерью, Татьяной Дъяченко, выступая в качестве ее главного финансового консультанта. Это связывает его с Леонидом Дъяченко, имевшим несколько деловых сделок с Березовским. Леонид Дъяченко сопровождал Татьяну за покупками в Швейцарию, которые оплачивались кредитной картой, выпущенной на швейцарскую компанию, имевшую связь с БОНИ. Леонид Дъяченко называется в качестве обладателя счета на 2 млн. долларов на Каймановых островах в местном отделении БОНИ. Леонид Дъяченко связан с «Сибирской нефтяной компанией» - «Сибнефтью» («Siberian Oil Company» - «Sibneft»), которая, похоже, контролируется Абрамовичем в качестве генерального директора и Березовским в качестве молчаливого партнера.

Таким образом, от Могилевича через Гурфинкель-Эдвардс связь протянулась к семье Ельцина и кругу ее ближайших друзей.

В конце 90-х годов швейцарцы также заинтересовались грязными деньгами в своих банах. В ходе расследования они вышли на фигуру русского по имени Лев Черной (Lev Chernoy), который, по-видимому, «захватил» российскую алюминиевую промышленность, а также был партнером одной из швейцарских компаний. Швейцарских следователей интересовали несколько сделок Черного с Березовским; Черной и Березовский совершали операции с Банком Нью-Йорка.

Выявленный круг связей замыкает Григорий Лучанский, который совершал многочисленные сделки с Березовским, поддерживал, как сообщалось, долгосрочные деловые отношения с Черномырдиным, - по меньшей мере пока Черномырдин возглавлял «Газпром». Лучанский якобы способствовал сделкам и, как допускается, бегству капитала через свою базирующуюся в Австрии фирму «Нордекс», а также, как уверены правоохранительные ведомства по всему миру, совершал с Могилевичем сделки с оружием, включая поставку ракет «поверхность-воздух» в Ирак. Также утверждалось, что Лучанский имел законный бизнес с «Интер-Мэритайм».

В Женеве официальные лица «Интер-Мэритайм» уверенно отрицают то, что отмывали деньги для русских преступников. БОНИ владеет 28% акций «Интер-Мэритайм» с 1999 года; одно время Раппапорт владел 8% акций БОНИ, но затем его доля сократилась до 5%. Официальные представители банка утверждают, что Раппапорт играет роль формального председателя, надзирающего за деятельностью банка, но не приводящего в банк клиентов или деловые проекты. Раппапорт также опубликовал заявление, в котором настаивает на том, что он не имел никаких личных и деловых связей с кем-либо из тех людей и компаний, которых называли в публикациях о скандале с БОНИ.

Дальнейшее выяснение дел Раппапорта с российскими гражданами затруднено, поскольку он недостижим, а операции «Интер-Мэритайм» с российскими гражданами спрятаны за швейцарской банковской секретностью.

Через некоторое время после скандала Люси Эдвардс и Питер Берлин были арестованы в США и осуждены по нескольким обвинениям, включая отмывание денег.

Расследование дела Юрия Есина (см. выше) привлекло внимание итальянских правоохранительных органов к небольшому городу Римини, который стал в последние годы центром особой  активности русской организованной преступности. Операции русских преступных организаций в Римини являются, по мнению итальянских полицейских, частью огромной схемы отмывания грязных денег. Расследуя это дело, итальянцы наткнулись на компанию, называемую «Бенекс».

Майами - плавильный котел международного криминалитета

В 1993 году в Майами, штат Флорида (США) состоялась встреча Михайлова и Аверина, прилетевших из Вены, Есина прилетевшего из Италии, и Сергея «Сильвестра» Тимофеева, прибывшего из Москвы. Во встрече участвовали несколько фигур помельче. Показательным было отсутствие Мони Эльсона, которого не пригласили.

На совещании в Майами было решено, что Есину будет принадлежать исключительный контроль над Италией, а Иваньков и Михайлов (вкупе с Авериным) поделили интересы в крупнейших московских гостиницах. Треть доходов отходила Михайлову, треть Иванькову, а треть - другим.

На совещании «Сильвестр» сообщил другим участникам о том, что годом ранее Москву посетил представитель картеля Кали, имевший задание установить связи на месте. Собравшиеся решили, что надо организовать встречи с участием колумбийцев и итальянцев.

На указанном совещании было также решено объявить Вену зоной, свободной от преступности. Было также принято решение убить Моню Эльсона. (Тот нанес удар первым: в Москве позднее был застрелен «Сильвестр»).

Майами давно привлекал внимание организованной преступности. Первыми там оказались семьи из Нью-Йорка, затем к ним присоединились латиноамериканцы. В конце 80-х - начале 90-х годов в Майами прибыли русские. Ни мафия, ни колумбийцы не возражали, ибо стороны договорились. Русские знали мафию по Нью-Йорку, а колумбийцы были заинтересованы в эксплуатации огромного российского рынка кокаина. Русская Курганская бригада обеспечивает силовое обеспечение бизнеса всех сторон.

Майами и южная Флорида в целом давно превратились в район активной торговли наркотиками. Огромные суммы наркоденег объясняют то, что по количеству банков Майами уступает только Нью-Йорку. Майами - главный аэропорт Латинской Америки и вообще один из крупнейших международных аэропортов мира. Майами входит в число самых больших морских портов, через который ежегодно проходят около 900 тысяч полногрузных грузовых контейнеров. Таможенники в силах проверить лишь незначительную часть последних, и если они обнаруживают наркотики, то они списываются наркобаронами как издержки бизнеса.

Явное усиление сотрудничества организованных преступных групп привело к тому, что ряд правоохранительных структур в Майами (управление по борьбе с наркотиками, ФБР, иммиграционная служба, полиция, отделение безопасности государственного департамента и др.) решили переступить через ведомственные границы и регулярно проводить неформальные встречи для обмена информацией. Помещение, в котором весной 1994 г. начались встречи, было декорировано флагом с портретом Ленина, и названо «Одесской комнатой».

Когда на названных неформальных встречах какое-то имя упоминалось несколькими участниками и неоднократно, агенты уделяли этим личностям особое внимание. Это случилось, когда упоминался Леонид «Тарзан» Файнберг (Leonid «Tarzan» Fainberg).

Файнберг родился на Украине, получил образование дантиста, эмигрировал в Израиль, оттуда уехал в Германию, а в начале 80-х годов с израильским паспортом, где его имя указывалось как Людвиг, прибыл в США. Он поселился на Брайтон-Бич, работал грузчиком в мебельном магазине, организовал арендный пункт видеокассет и затем центр видеоигральных автоматов. Затем Файнберг переехал в Майами, где открыл магазин уцененных вещей.

В этот период он, наладив контакты с растущим русским подпольем, купил стриптизный клуб недалеко от международного аэропорта Майами. Его знакомства с русскими в южной Флориде и в БруклинеНью-Йорке) обеспечивали постоянный приток русских девушек для работы в его клубе. Девушек поощряли идти навстречу пожеланиям клиентов до весьма далекого предела, которым был публичный секс.

Файнберг имел жизнерадостный характер, не имел серьезных провинностей перед правоохранительными органами. Прозвище «Тарзан» он получил за пристрастие к стероидам и поднятию тяжестей. Однажды лишь он оказал силовую поддержку другу из Москвы, когда тот вымогал деньги из двух канадцев в Майами. Когда-то этот друг спас Файнберга, которым были недовольны в Москве. Тогда он позвонил кому надо и проблема была снята. Таким образом, Файнберг не мог отказать старому другу в силовой поддержке вымогательства денег у двух канадцев.

Converted 28653.jpg
Анзор Кикалишвили

Этого московского друга Файнберга звали Анзор Кикалишвили (Anzor Kikalishvili). Это была крупная фигура. По слухам, он был среди участников совещания в Майами в 1993 году. Кикалишвили известен также как друг Иосифа Кобзона, которого прозвали «русским Фрэнком Синатрой». Кобзон был человеком, который поехал в Израиль возвращать Григория Лернера в Россию (см. выше). Известно также, что Кобзон был близок с Иваньковым. Дружба Кикалишвили с Кобзоном связывает его с Лернером и Иваньковым.

После случая с двумя канадцами был записан разговор, в котором Кикалишвили говорил кому-то, что он обосновывается в южной Флориде для того, чтобы быть там главным. Он заметил, что у него «имеется здесь уже больше шестисот человек». Для того, чтобы предотвратить дальнейшую деятельность Кикалишвили, американцы отменили его визу и внесли его имя в список нежелательных лиц.

Converted 28654.jpg
Хуан Альмейда

Через людей, которые помогли Файнбергу открыть стриптиз-клуб, он подружился с местным кубинцем Хуаном Альмейда (Juan Almeida), который сообщил ему, что кое-кто из его колумбийских дружков хотел бы купить русский списанный военный самолет. Файнберг взялся за это дело.

Он несколько раз летал в Россию, иногда брал с собой колумбийцев, организовывал для них нужные контакты, переводил на встречах. Он способствовал покупке ими нескольких бронированных лимузинов и шести списанных вертолетов.

Осенью 1994 года Файнберг открыл вечерний клуб «Бабушка» с русской кухней и музыкой, который стал популярен среди местных русских. Файнберг был уже не в силах сам управляться со стриптиз-клубом и «Бабушкой», а также другими проектами. Он стал искать управляющего клубом «Бабушка».

Один из участников встреч в «Одесской комнате» увидел здесь возможность предложить своего кандидата в вакантную должность - г-на Ройциса (Roizis) из Бруклина, который когда-то дал работу Файнбергу в мебельном магазине.

Ройцис был эмигрантом из России, имя которого постоянно менялось. То он был Иосифом, то Ароном, то Григорием. Друзья звали его Гришей, а бруклинцы помнят его по прозвищу «Людоед». Он родился в конце 40-х годов, оказался в исправительной школе после того, как в 15 лет жестоко избил человека, обидевшего его. Через дюжину лет он с женой и двумя детьми уехал в Израиль; участвовал в войне Йом Киппур (Yom Kippur War), а через два года переехал с семьей в США, в Бруклин.

В Соединенных Штатах Ройцис работал маляром, продавцом, иногда барабанщиком и певцом в оркестре в ночном клубе. Однажды он был арестован, и полицейский назвал его «гребаным евреем». С руками в наручниках позади Ройцис вскочил со скамейки, на которой сидел, свалил полицейского на землю и избил его. Другие полицейские избили Ройциса, но он стал легендой района.

Какое-то время Ройцис владел мебельным магазином, прибыль от которого не покрывала медицинских счетов, поскольку у Ройциса было  больное сердце. Он обратился за помощью к Марату Балагуле (см. выше), которого знал по работе в ночном клубе. Балагула ввел его в консорциум Найфельда (см. выше), состоявшим из десяти русских и шести итальянцев, которые занимались транспортировкой героина через Польшу из Таиланда в Соединенные Штаты. У Ройциса появились средства, более чем достаточные для оплаты медицинских счетов.

Однако уже через год, когда Ройцис был в Румынии с целью закупки мебели для своего магазина, он узнал, что его героиновый бизнес пришел к концу, а его участники арестованы или вот-вот будут арестованы. Ройцис решил, что он проживет и в Румынии.

Однако Интерпол выписал международный ордер на арест Ройциса, и, когда румыны узнали, кто он такой, они поступили согласно ордеру, а также вышибли Ройцису передние зубы и посадили в тюрьму. После этого они уведомили американцев и забыли про Ройциса. Последнего не кормили; не давали Ройцису и лекарств от сердца. В Бухарест срочно прилетела жена «Людоеда», которая не только кормила и лечила мужа, но и привела к нему сотрудника правоохранительных органов из посольства США в Вене.

Американские власти привезли его домой и посадили в тюрьму Отисвилль (Ottisville) в Нью-Йорке. Затем с Ройцисом была заключена сделка: его процесс был отложен по причине сердечной болезни, а он тайно признал себя виновным. Затем, также тайно он сообщил властям все, что он знал о каждом, кого он когда-нибудь встречал. Когда поток его показаний иссяк, связи с ним были прекращены.

Теперь власти обратились к Ройцису с просьбой о том, чтобы он тайно работал на них в «Бабушке». Файнберг предложил Ройцису стать партнером, но взамен вложить в дело свои деньги. Управление по борьбе с наркотиками (Drug Enforcement Administration) выделило 70 тыс. долларов и, в итоге, заимела своего человека в организации Файнберга.

Ройцису  был дан напарник, агент вышеназванного управления Александр («Саша») Ясевич (Alexander «Sasha» Yasevich), бывший одессит, приехавший на Брайтон-Бич в четырнадцатилетнем возрасте с родителями. Сначала он работал таксистом, затем, чтобы получить образование, пошел в морские пехотинцы. Крутой парень, он свободно говорил по-русски, на иврите, владел уличным и криминальным жаргоном. В прошлом Саша и Ройцис жили в одном доме на Брайтон-Бич и знали друг друга в детском возрасте.

Файнберг быстро стал  близко дружить с Сашей. Саша сообщил Файнбергу, что он имеет дела с героином и оружием. Файнберг предложил Саше вложить 150 тыс. долларов и открыть с Файнбергом новый стрип-клуб, где Саша отмывал бы свои прибыли от торговли наркотиками и оружием.

Однажды Файнберг сказал, что «те же люди, которым я продал вертолеты, недавно поговорили со мной и сказали, что им требуется подводная лодка». Речь шла о большой военной субмарине с экипажем в двадцать пять и более человек. Лодка должна тайно добраться под водой до Колумбии, где колумбийцы собирались использовать ее для доставки наркотиков на западное побережье Соединенных Штатов.

Саша сообщил Файнбергу, что, как бывший военный, он имеет необходимые контакты, в том числе в военной разведке. Саша стал главным консультантом Файнберга и был в курсе всех визитов последнего в Россию по вопросу закупки подлодки. В Управление по борьбе с наркотиками появились через Сашу фотографии Файнберга, лазающего по подводным лодкам в Кронштадте и Мурманске.

19 марта 1995 года Файнберг познакомил Сашу с Хуаном Альмейдой (см. выше), который, будучи всегда осторожным, допрашивал Сашу в течение получаса. Альмейда подтвердил заказ на субмарину. Более Саша его не встречал.

Колумбийцы оплачивали расходы Файнберга по данной сделке; посредником в этом был живший во Флориде с 1991 года некий Нельсон «Тони» Йестер (Nelson Tony Yester). Колумбийцы гарантировали, что в нужный момент необходимая сумма будет ожидать в Швейцарии. Колумбийцы ассигновали на субмарину 35 млн. долларов.

Тем временем, операция Управления по борьбе с наркотиками начала угасать. У Управления более не было денег для финансирования деятельности Ройциса в «Бабушке», а вашингтонское начальство Саши имело для него другие задания. Ройцис вернулся в Нью-Йорк, а Саша - в Вашингтон, хотя не прерывал связи с Файнбергом, которому постоянно напоминал, что ждет предложения по сделке с наркотиками.

Файнберг нашел подлодку. Это была дизельная субмарина класса «Танго» (Tango Class) из Мурманска. Ее были готовы продать за 5,5 млн. долларов через гражданскую организацию как списанную на цели океанографических исследований. Он также нашел отставного адмирала, который, с экипажем в 25 человек, был согласен доставить лодку покупателю. Файнберг гарантировал команде работу на два года.

Затем, однако, начались обсуждения вариантов доставки. Адмирал предпочитал, чтобы лодку буксировали.

Так или иначе, но колумбийцы передумали и лодка закуплена не была.

Файнберг, тем не менее, продолжал свои операции. По предложению Саши он лично участвовал в отмывании денег для подставного итальянского агента.

В это время появились сообщения о том, что местные телевизионщики подготовили фильм о русской организованной преступности, где использовались съемки в стриптиз-клубе Файнберга. У последнего появились сомнения относительно Саши.

В январе 1997 года Файнберг был арестован.

Вся операция в итоге не привела к серьезным результатам, но дала огромную массу свидетельствующей информации. Файнберг поменял шесть адвокатов, одно время сам осуществлял собственную защиту, а в феврале 1999 года признал себя виновным в рэкетирстве, согласился свидетельствовать против Альмейды и Йестера и сотрудничать с федеральными властями в расследовании деятельности русских преступных организаций. В обмен он был включен в программу защиты свидетелей. Ему изменили имя и внешность, и теперь ему остается надеяться, что никто из тех, на кого он дает показания, не найдет его.