Гнилое дно "ДОН-Строя"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Версия", origindate::28.03.2005

Гнилое дно «ДОН-Строя»

По официальной информации, годовая прибыль ведущей строительной компании столицы составляет всего 2 миллиона рублей

Михаил Тульский

Флагман рынка столичной недвижимости — компания «ДОН-Строй» — недавно громко отпраздновал своё 10-летие.

При этом мало кто знает, что в 1994 году было зарегистрировано лишь ЗАО с аналогичным названием, а группа компаний «ДОН-Строй» (она же холдинг) в своём нынешнем виде существует лишь года 2—3. За это небольшое время холдинг умудрился опутать своими сетями буквально все виды строительной деятельности: ЗАО «ДОН-Строй инвест» заключает договоры с органами власти о выделении участков земли, после чего ЗАО «ДОН-Строй» делает заказы на строительство, которые исполняет ООО «Компания «ДОН-Строй», а стройматериалы для исполнения заказа поставляет ООО «ДОН-Строй бетон». Кредиты же для строительства берёт ещё одно ЗАО — «ДОН Девелопмент и менеджмент». Даже построенные и проданные дома не исчезают из поля зрения холдинга: по словам бывшего сотрудника холдинга Галины Дмитриевой, в качестве ЖЭКа ими управляет организация «ДОН-Строй эксплуатация». Дело дошло уже до того, что и супермаркеты рядом с домами «ДОН-Строя» будут принадлежать одной из компаний холдинга. При этом руководят всеми этими многочисленными фирмами одни и те же люди. И главный вопрос в том, как руководят.

Для начала расскажем о том, для чего в «ДОН-Строе» решили городить весь этот огород. Действительно, казалось бы, зачем одним и тем же людям по 10 раз заключать договоры с самими собой, оформлять десятки ненужных бумаг, если и получать землю, и заказывать, и строить, и закупать стройматериалы может всего одна строительная компания. Разбирающиеся в процессе экономисты утверждают, что в столь странных схемах присутствует глубокий смысл (читай миллиардная выгода): путём бесконечных перепродаж одного и того же товара самим себе многократно повышается цена жилья и образуется огромная прибыль, которая формально прибылью не является...

Впрочем, об этом мы расскажем ниже. Сейчас же с уверенностью будем констатировать лишь одно: если «ДОН Девелопмент и менеджмент», заключивший недавно со Сбербанком 7-летний договор о кредите на $70 млн., заявит о своём банкротстве, он будет отвечать перед финансовой организацией, где хранят свои сбережения большинство россиян, лишь уставным фондом 100 тысяч рублей. Остальные фирмы холдинга юридически окажутся ни при чём. При этом большинство из них не будут отвечать и в случае, если произойдёт нечто более страшное: например, поедет стена дома или поплывёт его фундамент. Собственно исполнители заказа — пресловутые «стрелочники» — понесут ответственность, но холдинг с лёгкостью переживёт даже столь серьёзные неприятности. Скорее всего именно поэтому в «ДОН-Строе» и не утруждают себя особой заботой о безопасности своих будущих жильцов.

«Алые паруса» и «Воробьёвы горы» могут обрушиться

О том, что многие «элитные постройки» «ДОН-Строя» могут обрушиться буквально через несколько лет, заговорили ещё год назад. Издание «Газета» писала, например, о том, что многие здания построены там, где подземные ключи и малые реки, где случаются оползни и провалы почвы в карстовые пустоты. Вот, например, пожалуй, самый известный проект «ДОН-Строя» — жилой комплекс «Алые паруса», по данным пресс-секретаря Центра охраны дикой природы Любови Якубовской, построен на плывучих грунтах. Это, по мнению специалистов, непременно спровоцирует постепенное сползание домов в воду.

Кроме того, по утверждению СМИ, компания «ДОН-Строй» превысила согласованную этажность зданий комплекса, в результате чего последние этажи оказались в запасном воздушном коридоре для самолётов Тушинского аэродрома. «Неизвестно, как этот вопрос был урегулирован представителями компании с властями, но дом был сдан и теперь в нём живут весьма обеспеченные люди. При этом запасной коридор никто не отменял, так что нижние этажи комплекса могут сползти в воду, в то время как верхним угрожает попадание в них самолёта», — рассказала г-жа Якубовская. По другим данным, из-за превышения этажности и расширения корпусности «Алых парусов» (к центральной башне было сделано несколько пристроек) фундамент не выдержал нагрузки и начал крениться. Большинство специалистов, которых вызывала компания, чтобы укрепить его, от проведения работ отказывались, поскольку не хотели брать на себя ответственность за безопасность работ.

Вскоре эти опасения подтвердил и официальный представитель Правительства РФ: замруководителя Федеральной службы по надзору в сфере природопользования Олег Митволь заявил прошлым летом, что «в опасных зонах находятся жилые комплексы «Алые Паруса» и «Воробьёвы горы». По его словам, рассматривался даже вариант, при котором построенные здания могут быть снесены. До этого, к счастью, не дошло, однако осадок, как говорится, остался — очень похоже, в погоне за прибылью вопросами надёжностью в «ДОН-Строе» не слишком озабочиваются.

Стена «Триумф-Паласа» развалилась на глазах у приёмной комиссии

В отношении качества произведений зодчества «ДОН-Строя» имеются не только опасения, но и весьма конкретные примеры. «В конце 2003 года Дом на Мосфильмовской, который почему-то называется именно так, хотя находится по адресу: улица Пырьева, 2, накренился на 4 градуса — возникла реальная угроза обрушения, — рассказала «Версии» бывший сотрудник «ДОН-Строя», а ныне один из руководителей стачкома её работников Галина Дмитриева. — Я это видела своими глазами, потому что работала тогда как раз на этом объекте. Ладно бы до этого на Мосфильмовской всё было хорошо, можно было бы счесть произошедшее случайностью. Но незадолго до этого, в июне 2003 года, я наблюдала, как на том же объекте прямо на бытовку, в которой жили рабочие, обрушился кусок стилобата. К счастью, большинство из них в этот момент были на объекте, а трое оставшихся получили только ссадины. Однако, если бы бытовка была полна народу, избежать жертв не удалось бы. Шутка ли, ржавая арматура, из которой «ДОН-Строй» строил свои «элитные» дома, развалилась, и на людей рухнула несущая колонна и часть того, что она держала — потолок гаража...»

Ещё более показательна следующая история, рассказанная нам г-жой Дмитриевой: «Когда в конце 2004 года «Триумф-Палас» пришла осматривать комиссия московского технадзора с целью дать разрешение на ввод дома в эксплуатацию, прямо на глазах у неё развалилась одна из стен... Очень сложно объяснить, как такой объект был принят». Крайне низкое качество зданий «ДОН-Строя» Дмитриева объясняет тем, что эта компания берёт на работу почти исключительно гастарбайтеров, не имеющих в Москве ни жилья, ни регистрации — им легко по нескольку месяцев не платить зарплату и держать на положении рабов.

«Во время моей работы в «ДОН-Строе», по наблюдениям, около 70% рабочих составляли лица без российского гражданства, а москвичей и вовсе было менее 1%», — свидетельствует Галина Дмитриева. Неудивительно, что и качество строительных работ в «ДОН-Строе» строго под стать их исполнителям.

На стройплощадках «ДОН-Строя» самый высокий травматизм

11 мая 2004 года на заседании правительства Москвы мэр Юрий Лужков выступил за привлечение к уголовной ответственности руководителей предприятий, на которых систематически нарушаются условия охраны труда и часты несчастные случаи со смертельным исходом. Одной из самых опасных в этом плане градоначальник назвал группу компаний «ДОН-Строй», а председатель Московской федерации профсоюзов Михаил Нагайцев обещал обратить на неё «повышенное внимание». Однако руководство «ДОН-Строя» отреагировало на критику на самом высшем уровне, следуя поговорке: «А Васька слушает да ест».

12 мая 2003 года в подвале комплекса «Алые паруса» загорелся утеплитель и строительные бытовки, а за ними и стройматериалы. Огонь перекинулся на баллоны с ацетиленом, которые взорвались при сильном повышении температуры. В результате, по официальным данным, от отравления угарным газом умерли 10 человек. «По нашим сведениям, погибли не 10, а около 60 человек, в том числе в полном составе бригада из 20 гастарбайтеров с Украины», — прямо заявила «Версии» Галина Дмитриева.

После этой трагедии гендиректор ЗАО «ДОН-Строй» Максим Блажко поспешил уверить общественность в том, что будут сделаны надлежащие выводы из случившегося. «Мы намерены изменить технологию запуска и использования противопожарных систем при строительстве, — подчеркнул он. — Эти системы будут работать в автоматическом режиме не при заселении объекта, а уже во время проведения строительных работ». О том, как именно были претворены в жизнь столь амбициозные планы, можно судить хотя бы по тому, что 7 октября 2004 года в строящемся 42-этажном здании «ДОН-Строя» на Мосфильмовской возник новый пожар: из него были эвакуированы 60 рабочих — по официальной версии, только один из них отравился продуктами горения. Вот только верна ли официальная информация, неизвестно: бизнесменам «от недвижимости» до гастарбайтеров никакого дела нет. И не только в том, что касается безопасности при проведении работ.

Сотням рабочих по полгода не платили зарплату

10 марта нынешнего года флагман столичной недвижимости оказался в центре ещё одного скандала: Хорошевская межрайонная прокуратура Москвы возбудила уголовное дело по статье 145 УК РФ (невыплата заработной платы) в отношении ООО «Механизация-сервис», которая является подрядной организацией «ДОН-Строя». Оказалось, что рабочим там не платили зарплату целых 6 месяцев — с сентября 2004 по февраль 2005 года!

Общая задолженность по зарплате за это время достигла 36 млн. рублей. В марте 6 млн. всё-таки выплатили, да и то только после того, как 28 февраля около 100 рабочих, в основном граждане Узбекистана и Таджикистана, устроили акцию протеста на автобазе предприятия на 2-й Лыковской улице в Строгине и перекрыли автотрассу на Лыковском проезде. Неудивительно, что 15 марта Хорошевская прокуратура провела в «Механизации-сервис» выемку документов.

Нежелание «ДОН-Строя» платить по счетам проявляется не только в отношении собственных рабочих — от этого страдает даже такая серьёзная организация, как «Мосэнерго». 8 апреля прошлого года компания объявила об отключении ОАО «ДОН-Строй» от теплосети, чтобы взыскать задолженность на сумму 13 млн. рублей: оказалось, что строители не платили за энергию в течение 4 месяцев. И это — при многомиллионых прибылях!

Куда пропадают миллиардные доходы флагмана московского строительства?
Предпринимательская деятельность, при которой для строительства привлекается почти бесплатная рабочая сила, минимизируются все остальные расходы, а продукт производства продаётся за баснословные деньги столичной элите, должна приносить невероятно высокую прибыль. Однако все фирмы, входящие в холдинг «ДОН-Строй», тщательно скрывают от внимания общественности свои финансовые показатели. Дело в том, что по примеру цивилизованных стран в России все уважающие себя предприятия публикуют собственную финансовую отчётность (как квартальную, так и годовую) на своих официальных сайтах: кто-то подробную, кто-то краткую. Считается, чем полнее информация, которую открывает коммерческая структура, тем больше оснований ей доверять — как у партнёров, так и у клиентов. А вот «ДОН-Строй» чуть ли не единственный крупный российский холдинг, не публикующий вообще никаких финансовых показателей. Нам не удалось найти финансовых отчётов ни одной компании холдинга «ДОН-Строй» ни на сайте Федеральной службы по финансовым рынкам, ни на других сайтах, публикующих соответствующие отчёты большинства акционерных обществ России. Вывод напрашивается сам собой: подобное может происходить, когда есть что скрывать.

В общем, есть повод для предметного интереса со стороны Генпрокуратуры и Счётной палаты на предмет сокрытия прибыли. Во всяком случае, к таким выводам можно прийти, проанализировав скудную информацию о «ДОН-Строе», которая была предана огласке. Так вот, общие затраты группы компаний «ДОН-Строй» на строительство в 2003 году составили около 3 млрд. рублей, а объём реализации её продукции по состоянию на origindate::01.01.2004 года — около 11,6 млрд. Однако официальной прибыли получилось почему-то не 8 млрд. рублей, а лишь около 1,9 млн. (!) рублей. Причём речь идёт о прибыли до налогообложения, а после налогообложения «ДОН-Строй» и вовсе мог бы пожаловаться на убытки! Для сравнения в тех же публикациях указаны следующие показатели по московскому ДСК-1: вложено в строительство около 10 млрд., получено от реализации около 17 млрд., официальная прибыль — чуть более 1,5 млрд. Ощущаете разницу?

Как «ДОН-Строю» удалось вложить в производство 3 млрд., продать произведённое за 11,6 млрд. и не получить при этом практически никакой прибыли — вот вопрос, над которым действительно стоит задуматься Генпрокуратуре и Счётной палате. Если «ДОН-Строй» платил бы своим работникам умопомрачительные зарплаты (которые, впрочем, всё равно по правилам бухучёта должны быть включены в графу «затраты на производство») или баснословные дивиденды акционерам, подобную разницу ещё как-то можно было бы объяснить, но ведь обо всём этом и речи нет. Ещё одним возможным направлением исчезновения доходов могло бы стать их вложение в многократное расширение строительства, но и о нём ничего не слышно: жилищный рынок ныне переживает застой, и расширенное воспроизводство в таком случае может привести только к убыткам. В общем, контрольным органам было бы над чем поломать голову, если бы прокуратура не остановилась на проверке «Механизации-сервис» и занялась бы проверкой и других ветвей «дон-строевского» спрута. Он-то уж действительно этого заслуживает.